Судебная практика 2261

Судебная практика 2261

ШЕСТОЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

от 20 июня 2014 года Дело N А73-720/2014

Резолютивная часть постановления объявлена 17 июня 2014 года. Полный текст постановления изготовлен 20 июня 2014 года.

Шестой арбитражный апелляционный суд в составе:

судьи Е.Н. Головниной

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Куликом Е.С.

в судебном заседании участвовали:

от истца: Богданова Н.Ю. по доверенности от 11.06.2014

рассмотрел в судебном заседании апелляционную жалобу

общества с ограниченной ответственностью «Кузнецкий Транспортный Альянс»

на решение от 20 марта 2014 года

принятое судьей Букиной Е.А.

по делу N А73-720/2014

Арбитражного суда Хабаровского края

по иску открытого акционерного общества «Федеральная пассажирская компания»

к обществу с ограниченной ответственностью «Кузнецкий Транспортный Альянс»

о взыскании штрафных санкций по договору

Открытое акционерное общество «Федеральная пассажирская компания» г.Москва, ОГРН 1097746772738 (далее — истец, ОАО «ФПК») обратилось в Арбитражный суд Хабаровского края к обществу с ограниченной ответственностью «Кузнецкий Транспортный Альянс» г.Кемерово, ОГРН 1114205021149 (далее — ответчик, ООО «КТА») с иском о взыскании с ответчика 19 234, 4 руб. — суммы штрафных санкций за ненадлежащее исполнение по договору от 30.03.2012 NФПК-12-101.

Иск принят к производству арбитражного суда определением от 28.01.2014. Дело рассмотрено в порядке упрощенного производства.

решением от 20.03.2014 исковые требования удовлетворены в заявленной сумме.

В апелляционной жалобе ООО «КТА» просит решение отменить и принять новый судебный акт об отказе в иске. Полагает нарушенными установленные ст.37 АПК РФ правила подсудности; ссылку на п.4 ст.36 АПК РФ считает несостоятельной, поскольку истцом не доказано, что местом исполнения договора является Хабаровский край. Отмечает, что по договору ответчик обязался использовать вагоны-рестораны по их прямому назначению для оказания услуг по обеспечению питанием пассажиров с соблюдением законодательных, правовых актов РФ, государственных и отраслевых стандартов ОАО «ФКП», однако подлежащие применению стандарты не конкретизированы. Считает, что все акты-предписания по нарушению договорных обязательств, на основании которых заявлен иск, составлены с нарушением п.3.7 Регламента, утвержденного Распоряжением истца от 23.10.2010 N1271р (акты составлены двумя сотрудниками вместо комиссии из не менее чем 3-х работников), в этой связи полагает акты не подлежащими принятию в качестве доказательств. Ссылается на аналогичное дело, рассмотренное другим арбитражным судом, где указанное выше нарушение послужило основанием для отказа в иске. Настаивает на необоснованности доводов истца о ненадлежащем исполнении ответчиком договорных обязательств.

Отзыв на апелляционную жалобу не поступил.

В заседании суда апелляционной инстанции представитель истца просил обжалуемое решение оставить без изменения, возражал по доводам жалобы — считает правила о подсудности соблюденными; указал на составление актов в соответствии с Регламентом N972; обратил внимание на различные виды нарушений по спорам в настоящем и указываемом ответчиком делах. От ответчика, извещенного надлежащим образом о времени и месте слушания дела, представитель не явился.

В первоочередном порядке подлежат проверке доводы о нарушении правил подсудности.

В ст.35 АПК РФ установлено общее правило о предъявлении иска в арбитражный суд субъекта Российской Федерации по месту нахождения или месту жительства ответчика. Положениями ч.4 и ч.7 ст.36 АПК РФ истцу предоставлено альтернативное право на предъявление иска, вытекающего из договора, в котором указано место его исполнения, также в арбитражный суд по месту исполнения договора. Нормы ст.37 АПК РФ предусматривают возможность по соглашению сторон до принятия арбитражным судом заявления к своему производству изменить общую и альтернативную подсудность, установленную соответственно ст. ст. 35 и 36 АПК РФ.

Соглашений относительно подсудности по настоящему спору сторонами не подписано. Следовательно, подлежат применению нормы ст.35 и ст.36 АПК РФ, с учетом условий договора, на основании которого заявлен иск, и существа рассматриваемого иска.

Иск заявлен со ссылкой на договор от 30.03.2012 NФКП-12-01 аренды торговых и служебных площадей в вагонах-ресторанах, принадлежащих истцу. В п.8.3 этого договора стороны предусмотрели, что неурегулированные путем переговоров и претензий споры и разногласия, возникшие при исполнении договора, подлежат разрешению в арбитражном суде, в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Предметом заявленных по настоящему делу требований является применение ответственности за нецелевое использования арендуемых ответчиком площадей (провоз работником ресторана неоформленного груза, провоз в салоне вагона-ресторана безбилетных пассажиров).

Установлено, что условиями договора предусмотрено предоставление истцом ответчику во временное пользование вагонов-ресторанов, принадлежащих истцу; передача вагонов-ресторанов истцом ответчику и их возврат осуществляются по месту приписки вагонов-ресторанов (п.1.1, п.5.1 договора). В перечне, приведенном в Приложении N1 к договору значатся переданные ответчику вагоны-рестораны в поездах формирования Дальневосточного филиала ОАО «ФКП» — указанное не отрицается и не опровергается ответчиком, при этом зафиксировано в приложенных к иску актах; названный филиал расположен в г.Хабаровске, то есть передача и возврат вагонов осуществлялись в месте формирования поездов.

Текст п.4 ст.36 АПК РФ не устанавливает то, каким образом в договоре должно указываться место его исполнения.

Между тем из содержания представленного договора, с учетом вышеупомянутых условий, следует, что местом исполнения спорных обязательств является территория Хабаровского края. Следовательно, истец мог по своему усмотрению подать иск в соответствующий этому субъекту арбитражный суд.

Доводы ответчика о том, что договор не предусматривает место его исполнения в Хабаровском крае, не принимается как противоречащие вышеустановленным обстоятельствам; место подписания договора, маршрут движения поездов и факт их перемещения не являются определяющими для разрешения вопроса о месте исполнения договора.

Содержание п.8.3 договора не свидетельствует о достижении сторонами договоренности о применении подсудности только согласно ст.35 АПК РФ; приведенная здесь формулировка «в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации» не исключает права истца выбрать арбитражный суд, учитывая предусмотренную процессуальным законом альтернативную подсудность.

При таких обстоятельствах доводы ответчика о нарушении правил подсудности при разрешении настоящего спора подлежат отклонению; спор подлежит повторному разрешению по существу заявленных требований.

Согласно материалам дела, 30.03.2012 сторонами спора заключен на срок с момента подписания на три года договор NФПК-12-101, по условиям которого истец обязался передать за плату во временное пользование ответчику торговые и служебные площади вагонов-ресторанов, маршруты следования которых и размер платы за использование указаны в Приложении N1; согласовано, что торговые и служебные площади вагонов-ресторанов используются ответчиком исключительно для оказания услуг по обеспечению питанием пассажиров в поездах. Ответчик обязался, в числе прочего, не допускать перевозку в вагонах-ресторанах, в купе и на местах, выделенных для отдыха работников вагонов-ресторанов, посторонних лиц, а также коммерческих грузов, продукции и иного имущества, на которое отсутствует разрешительная документация (п.4.3.10). Согласно п.6.5 договора за нецелевое использование торговых и служебных помещений вагонов-ресторанов (в том числе провоз грузов, грузобагажа, физических лиц) истец вправе потребовать от ответчика уплаты штрафной неустойки в двукратном размере стоимости проезда пассажира или провоза груза, багажа или грузобагажа за каждый случай нецелевого использования, а также, помимо неустойки, возместить причиненные убытки.

Договор сторонами исполнялся.

В период действия договора проведены плановые проверки поездов, в составе которых следовали используемые ответчиком вагоны-рестораны. По результатом проверок сделаны предписания от 18.09.2012 и от 02.10.2012, на основании которых составлены акты:

— от 18.09.2012 NА017991, в котором зафиксирован провоз работниками вагона-ресторана неоформленного грузобагажа без документов в количестве 47 мест от ст.Кисловодск до ст.Тында;

— от 02.10.2012 NА015192, в котором зафиксирован провоз в салоне вагона-ресторана двух безбилетных пассажиров от ст.Арзамас до ст.Муром.

В связи с выявленными нарушениями истец произвел расчет штрафной неустойки исходя из стоимости проезда пассажиров и провоза грузобагажа выявленного веса за соответствующее расстояние перевозки — всего 19 234, 4 руб. В адрес ответчика направлена претензия от 19.02 2012 и приложенный к ней расчет с предложением перечислить сумму начисленных санкций по указанным в претензии реквизитам. Претензия получена адресатом.

Оставление претензии без ответа и удовлетворения послужило основанием для обращения истца в арбитражный суд с настоящим иском.

На основании п.1 ст.329 ГК РФ исполнение обязательств может обеспечиваться неустойкой, залогом, удержанием имущества должника, поручительством, банковской гарантией, задатком и другими способами, предусмотренными законом или договором.

Согласно п.1 ст.330 ГК РФ неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства. По требованию об уплате неустойки кредитор не обязан доказывать причинение ему убытков.

В данном случае факт нарушения обязательства, принятого на себя ответчиком по договору от 30.03.2012 в части недопущения нецелевого использования вагонов-ресторанов, подтвержден надлежащими доказательствами.

Так, в деле представлены вышеперечисленные предписания и акты, которые имеют отношение к вагонам-ресторанам, используемых по договору ответчиком. Данные документы содержат описание допущенных нарушений, которые влекут установленную п.6.5 договора ответственность. Проверка проводилась группой в составе трех человек (один руководитель); акты составлены с участием, помимо проверяющих, начальника поезда и директора вагона-ресторана.

При этом, как следует из представленных в деле письма ООО «КТА», протоколов совещаний лица, которому вагоны переданы ответчиком в субаренду, проверка от 18.09.2012 ответчиком принята к учету в качестве правомерной и к дисциплинарной ответственности за провоз неоформленного грузобагажа привлечен директор вагона-ресторана; установленный проверкой от 02.10.2012 факт обнаружения безбилетных пассажиров ответчиком не отрицается, но при этом вина работников вагона-ресторана не признается, поскольку последние не имеют к этим пассажирам отношение и не вправе проверять у них проездные документы. Между тем отрицание ответчиком своей вины не отменяет факт допущенного им нарушения обязательства, оговоренного в п.4.3.10 договора. Кроме того, изложенная ответчиком позиция не является доказанной.

Другие публикации:  Криминологическая экспертиза виды

При таких обстоятельствах следует признать правомерным привлечение ответчика к ответственности в виде взыскания с него предусмотренной договором штрафной неустойки.

Размер неустойки рассчитан в соответствии с п.6.5, исходя из удвоения фактической стоимости проездных документов, оформленных безбилетным пассажирам согласно Прейскуранту 10.02.16, а также расчетной стоимости за провоз грузобагажа весом 280 кг, не внесенного в товарные накладные. Расчет подтвержден документально и арифметически составлен верно. Доводов и возражений в данной части не приедено.

Ответчик в суде первой инстанции заявил ходатайство о снижении неустойки на основании ст.333 ГК РФ (изложено в отзыве, л.д. 117-118), ссылаясь на несоразмерность предъявленной к взысканию неустойки последствиям нарушения обязательств ответчиком, находя высоким размер неустойки и предлагая при начислении пени исходить из двукратной учетной ставки Банка России.

Согласно правовой позиции, изложенной в п.2 Информационного письма Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14.07.1997 N 17 «Обзор практики применения арбитражными судами статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации» критериями для установления несоразмерности в каждом конкретном случае могут быть: чрезмерно высокий процент неустойки; значительное превышение суммы неустойки суммы возможных убытков, вызванных нарушением обязательств; длительность неисполнения обязательств и иные.

Как разъяснено в абз.3 п.1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 22.12.2011 N 81 «О некоторых вопросах применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — постановление ВАС РФ N 81), ответчик должен представить доказательства явной несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства, в частности, что возможный размер убытков кредитора, которые могли возникнуть вследствие нарушения обязательства, значительно ниже начисленной неустойки. Кредитор для опровержения такого заявления вправе представить доводы, подтверждающие соразмерность неустойки последствиям нарушения обязательства.

В соответствии с правовой позицией Конституционного Суда РФ, выраженной в Определениях от 22.04.2004 N154-О, от 21.12.2000 N263-О, ч.1 ст.333 ГК РФ закрепляет право суда уменьшить размер подлежащей взысканию неустойки, если она явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства и, по существу, предписывает суду устанавливать баланс между применяемой к нарушителю мерой ответственности и размером действительного ущерба, причиненного в результате конкретного правонарушения. Предоставляя суду право уменьшить размер неустойки, закон не определяет критерии, пределы ее соразмерности.

Таким образом, явная несоразмерность заявленной неустойки последствиям нарушения обязательства является оценочной категорией, четких критериев ее определения применительно к тем или иным категориям дел законодательством не предусмотрено, в силу чего только суд на основании своего внутреннего убеждения вправе дать оценку указанному критерию, учитывая обстоятельства каждого конкретного дела.

Исходя из разъяснений, изложенных в абз.2 п.2 Постановления Пленума ВАС РФ N 81, разрешая вопрос о соразмерности неустойки последствиям нарушения денежного обязательства и с этой целью определяя величину, достаточную для компенсации потерь кредитора, суды могут исходить из двукратной учетной ставки (ставок) Банка России, существовавшей в период такого нарушения. Снижение судом неустойки ниже определенного таким образом размера допускается в исключительных случаях, при этом присужденная денежная сумма не может быть меньше той, которая была бы начислена на сумму долга исходя из однократной учетной ставки Банка России.

Снижение неустойки ниже однократной учетной ставки Банка России на основании соответствующего заявления ответчика допускается лишь в экстраординарных случаях, когда убытки кредитора компенсируются за счет того, что размер платы за пользование денежными средствами, предусмотренный условиями обязательства (заем, кредит, коммерческий кредит), значительно превышает обычно взимаемые в подобных обстоятельствах проценты.

В данном случае доказательств явной несоразмерности согласованной в договоре и заявленной к взысканию неустойки не представлено. Оснований считать предусмотренный в договоре штраф чрезмерным по представленным в деле документам не имеется.

Предложение заявителя жалобы рассчитать величину неустойки исходя из двукратной ставки рефинансирования, установленной Центральным Банком России, не принимается. Такой порядок расчета договорной неустойки не предусмотрен нормами действующего законодательства в качестве обязательного для исполнения всеми участниками гражданских правоотношений. На возможность, но не обязанность исходить из однократной или двукратной учетной ставки Банка России, существовавшей в период нарушения, при определении величины неустойки, указано и в п.2 Постановления ВАС РФ N 81. При этом такой расчет предписано считать минимальным, однако в данном случае оснований для снижения неустойки до минимума по представленным ответчиком пояснениям не имеется.

При изложенном апелляционная жалоба, доводы которой отклоняются по вышеприведенным основаниям, удовлетворению не подлежит. Обжалуемое решение арбитражного суда следует оставить без изменения.

Расходы по госпошлине в силу ст.110 АПК РФ относятся на подателя апелляционной жалобы, с учетом перечисления последним необходимой суммы при обращении в апелляционный суд.

решение от 20 марта 2014 года по делу NА73-720/2014 Арбитражного суда Хабаровского края оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.

постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в арбитражный суд кассационной инстанции по основаниям, предусмотренным частью 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Электронный текст документа
подготовлен ЗАО «Кодекс» и сверен по:
файл-рассылка

О судебной практике по делам о контрабанде

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

No 12
г. Москва 27 апреля 2017 г.

О судебной практике по делам о контрабанде

В целях обеспечения единообразного применения судами норм уголовного закона об ответственности за контрабанду (статьи 2001, 2002, 2261 и 2291 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее – УК РФ), а также всвязи с вопросами, возникшими у судов, Пленум Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 126 Конституции Российской Федерации, статьями 2 и 5 Федерального конституционного закона от 5 февраля 2014 года No 3-ФКЗ «О Верховном Суде Российской Федерации», постановляет дать следующие разъяснения:

1. При рассмотрении уголовных дел о контрабанде судам необходимо учитывать, что правовое регулирование таможенных отношений в Российской Федерации осуществляется в соответствии с международными договорами и законодательством Российской Федерации о таможенном деле.

К числу международных договоров, в частности, относится Договор о Евразийском экономическом союзе от 29 мая 2014 года (далее – Договор иСоюз соответственно), а также иные международные договоры, заключенные Российской Федерацией с государствами – членами Союза, другими государствами (например, Соглашение о единых принципах и правилах обращения лекарственных средств в рамках Евразийского экономического союза от 23 декабря 2014 года).

Обратить внимание судов на то, что в соответствии с пунктом 1 статьи 101 Договора до вступления в силу Таможенного кодекса Евразийского экономического союза таможенное регулирование в Союзе осуществляется в соответствии с Договором о Таможенном кодексе Таможенного союза от 27 ноября 2009 года (далее – ТК ТС) и иными международными договорами государств-членов, регулирующими таможенные правоотношения, заключенными в рамках формирования договорно-правовой базы Таможенного союза (например, Соглашение о порядке перемещения наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров по таможенной территории Таможенного союза от 24 октября 2013 года).

С учетом положений пункта 2 статьи 101 Договора под используемыми в статьях 200.1, 200.2, 226.1 и 229.1 УК РФ терминами «таможенная граница Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС» («таможенная граница Таможенного союза»), «Государственная граница Российской Федерации с государствами – членами Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС» следует понимать соответственно «таможенная граница Евразийского экономического союза» (далее – таможенная граница), «Государственная граница Российской Федерации с государствами – членами Евразийского экономического союза» (далее – государственная граница).

2. Судам следует принимать во внимание, что порядок перемещения через таможенную границу или государственную границу товаров и иных предметов, а также связанные с таким перемещением запреты и (или) ограничения наряду с законодательством Российской Федерации (о таможенном деле, о Государственной границе Российской Федерации, о валютном регулировании и валютном контроле, об экспортном контроле и другим) устанавливаются правом Союза (статьи 6 и 32 Договора).

К праву Союза в том числе относятся решения и распоряжения постоянно действующего регулирующего органа Союза – Евразийской экономической комиссии, принятые в рамках ее полномочий (например, решение Коллегии Евразийской экономической комиссии от 21 апреля 2015 года No 30 «О мерах нетарифного регулирования»).

При рассмотрении дел о контрабанде культурных ценностей судам надлежит учитывать, что перечень культурных ценностей, в отношении которых установлен разрешительный порядок вывоза с таможенной территории Союза, правила их вывоза из Российской Федерации в другие государства, не являющиеся государствами – членами Союза, определяются решениями Коллегии Евразийской экономической комиссии.

Другие публикации:  Приказ по организации производственного контроля на предприятии

3. При решении вопроса о наличии в действиях лица признаков составов преступлений, предусмотренных статьями 200.1, 200.2, 226.1 и 229.1 УК РФ, судам необходимо устанавливать принадлежность незаконно перемещенных товаров или иных предметов к перечисленным в этих статьях предметам контрабанды.

Если при установлении принадлежности незаконно перемещенных товаров или иных предметов к предметам контрабанды требуются специальные познания, то суды должны располагать соответствующими заключениями экспертов или специалистов.

4. При определении размера стоимости незаконно перемещенных через таможенную границу либо государственную границу предметов контрабанды судам следует исходить из государственных регулируемых цен, если таковые установлены; в остальных случаях размер указанной стоимости определяется на основании рыночной стоимости товаров, за исключением перемещенных физическим лицом через таможенную границу товаров для личного пользования, в отношении которых используется таможенная стоимость, определяемая в соответствии с главой 49 ТК ТС. При этом необходимо принимать во внимание правовые нормы, позволяющие не учитывать ту часть стоимости незаконно перемещенных товаров, которая разрешена кперемещению без декларирования и (или) была задекларирована (например, примечание 3 к статье 2001, примечание 2 к статье 2002 УК РФ).

При отсутствии сведений о цене товара его стоимость определяется на основании заключения эксперта или специалиста.

5. Перемещение через таможенную границу или государственную границу товаров и иных предметов заключается в совершении действий по ввозу соответственно на таможенную территорию Союза или территорию Российской Федерации или вывозу с этих территорий товаров или иных предметов любым способом.

Под незаконным перемещением товаров или иных предметов через таможенную границу следует понимать перемещение товаров или иных предметов вне установленных мест или в неустановленное время работы таможенных органов в этих местах, либо с сокрытием от таможенного контроля, либо с недостоверным декларированием или недекларированием товаров, либо сиспользованием документов, содержащих недостоверные сведения о товарах или иных предметах, и (или) с использованием поддельных либо относящихся к другим товарам или иным предметам средств идентификации.

При установлении факта незаконного перемещения товаров или иных предметов через государственную границу судам необходимо учитывать, что правовое регулирование ввоза или вывоза товаров и иных предметов с территории одного государства – члена Союза на территорию другого государства – члена Союза имеет свои особенности.

В частности, несмотря на то, что в Союзе обеспечивается свобода движения товаров, услуг, капитала и рабочей силы, пункт 3 статьи 29 Договора допускает возможность ограничения оборота отдельных категорий товаров по основаниям, указанным в пункте 1 данной статьи Договора. Приэтом порядок перемещения или обращения таких товаров на таможенной территории Союза определяется в соответствии с Договором, а также международными договорами в рамках этого Союза.

Кроме того, на территории Российской Федерации, исходя из положений пункта 2 статьи 129 Гражданского кодекса Российской Федерации, законом или в установленном законом порядке могут вводиться меры правового регулирования, ограничивающие свободный оборот отдельных веществ или предметов, в частности, представляющих угрозу общественной безопасности.

6. Незаконное перемещение товаров или иных предметов через таможенную границу при контрабанде может совершаться посредством сокрытия от таможенного контроля товаров или иных предметов, то есть путем совершения любых действий, направленных на то, чтобы затруднить обнаружение таких товаров (предметов) либо утаить их подлинные свойства или количество, в том числе придание одним товарам (предметам) вида других, использование тайников, специально изготовленных или приспособленных для контрабанды в предметах багажа, одежды или оборудованных на транспортных средствах, используемых для перемещения товаров или иных предметов через таможенную границу.

7. Недекларирование как возможный способ совершения контрабанды заключается в невыполнении лицом требований права Союза и законодательства Российской Федерации о таможенном деле по декларированию товаров, то есть таможенному органу не заявляется весь товар либо его часть (не заявляется часть однородного товара, либо при декларировании товарной партии, состоящей из нескольких товаров, в таможенной декларации сообщаются сведения только об одном товаре, либо таможенному органу представляется товар, отличный от того, сведения о котором были заявлены в таможенной декларации).

Если декларантом либо таможенным представителем в таможенной декларации заявлены не соответствующие действительности (недостоверные) сведения о качественных характеристиках товара, необходимые для таможенных целей (например, сведения о наименовании, описании, классификационном коде по единой Товарной номенклатуре внешнеэкономической деятельности Союза, о стране происхождения, о таможенной стоимости), то указанные действия следует рассматривать как недостоверное декларирование товаров.

При этом следует учитывать, что сведениями, необходимыми для таможенных целей, являются сведения, представляемые таможенным органам для принятия решения о выпуске товаров, помещения их под избранную таможенную процедуру, исчисления и взимания таможенных платежей, либо сведения, влияющие на применение к товарам запретов или ограничений.

8. Судам следует иметь в виду, что при контрабанде, совершенной путем использования документов, содержащих недостоверные сведения о товарах или иных предметах, таможенному органу в качестве оснований или условий для перемещения (помещения под таможенную процедуру) товаров или иных предметов, указанных в статьях 200.1, 200.2, 226.1, 229.1 УК РФ, могут представляться документы, содержащие недостоверные сведения, в частности, о наименовании, описании, классификационном коде по единой Товарной номенклатуре внешнеэкономической деятельности Евразийского экономического союза, о стране происхождения, отправления, о таможенной стоимости, об описании упаковки (количество, вид, маркировка и порядковые номера).

Использованием поддельных либо относящихся к другим товарам средств идентификации при контрабанде является использование поддельных таможенных пломб, печатей, иных средств идентификации или подлинных средств идентификации, относящихся к другим товарам.

Незаконное перемещение товаров или иных предметов, совершенное с использованием изготовленного другим лицом поддельных официального документа, печати, полностью охватывается составом контрабанды и не требует дополнительной квалификации по статье 327 УК РФ.

Если лицо использует подделанный им же официальный документ или печать, содеянное квалифицируется как совокупность преступлений, предусмотренных статьей 327 УК РФ и статьями 200.1, 200.2, 226.1 и 229.1 УК РФ.

9. Контрабанда, совершенная при ввозе на таможенную территорию Союза или вывозе с этой территории товаров или иных предметов вне установленных мест (пунктов пропуска через таможенную границу) или в неустановленное время работы таможенных органов в этих местах, является оконченным преступлением с момента фактического пересечения товарами или иными предметами таможенной границы.

В тех случаях когда при контрабанде применяются иные способы незаконного перемещения товаров или иных предметов, например, недостоверное декларирование или использование документов, содержащих недостоверные сведения о товарах или иных предметах, контрабанда признается оконченной с момента представления таможенному органу таможенной декларации либо иного документа, допускающего ввоз на таможенную территорию Союза или вывоз с этой территории товаров или иных предметов, в целях их незаконного перемещения через таможенную границу.

10. По уголовным делам о преступлениях, предусмотренных статьями 2261 и 2291 УК РФ, в тех случаях, когда незаконное перемещение предмета контрабанды осуществлено не только через таможенную границу, но и через государственную границу, содеянное следует рассматривать как одно преступление при наличии единого умысла лица на совершение перечисленных действий. Если у лица, совершившего контрабанду предметов, указанных в статьях 2261 и 2291 УК РФ, через таможенную границу, в дальнейшем возник умысел на перемещение этих же предметов через государственную границу, содеянное образует совокупность преступлений.

11. Обратить внимание судов, что в соответствии с примечанием 4 к статье 2001 УК РФ лицо освобождается от уголовной ответственности, если им добровольно были сданы денежные средства и (или) денежные инструменты и если в его действиях не содержится иного состава преступления. По смыслу закона, добровольная сдача означает выдачу наличных денежных средств и (или) денежных инструментов представителям правоохранительных органов по своей воле, несмотря на реальную возможность распорядиться ими.

Если лицо наряду с контрабандой наличных денежных средств и (или) денежных инструментов обвиняется в совершении иных преступлений, оно освобождается от ответственности по статье 200.1 УК РФ независимо от привлечения его к ответственности за совершение иных преступлений.

12. Если лицо наряду с незаконным перемещением через таможенную границу либо через государственную границу предметов, перечисленных в статьях 226.1 и 229.1 УК РФ, совершает умышленное противоправное деяние, связанное с незаконным оборотом этих предметов, в том числе их перевозку, то содеянное подлежит квалификации по совокупности преступлений, предусмотренных статьями 2261 и (или) 2291 УК РФ и соответствующими статьями Уголовного кодекса Российской Федерации (в частности, статьями 218, 220, 222, 222.1, 228, 228.1, 228.2, 228.3, 228.4, 234, 355 УК РФ).

13. В случае признания контрабанды совершенной организованной группой действия всех ее членов, принимавших участие в подготовке или в совершении этого преступления, независимо от их фактической роли следует квалифицировать по части третьей статьи 200.2, части третьей статьи 226.1, пункту «а» части четвертой статьи 229.1 УК РФ без ссылки на статью 33 УК РФ (например, одни участники организованной группы приобретали товар или иные предметы, другие – незаконно их перемещали через таможенную границу, третьи – руководили указанными действиями).

Другие публикации:  Госпошлина за покупку авто

14. Если лицо, владеющее товарами или иными предметами, осуществило их незаконное перемещение через таможенную границу либо государственную границу, использовав в этих целях другое лицо, которое при этом не осознавало незаконности такого перемещения, оно подлежит ответственности по статье 200.1, 200.2, 226.1 и (или) 229.1 УК РФ как исполнитель данных преступлений. В этих случаях действия лица, не осознававшего факта совершения им контрабанды, не являются уголовно наказуемыми.

15. Получатель международного почтового отправления, содержащего предметы контрабанды, если он, в частности, приискал, осуществил заказ, оплатил, предоставил свои персональные данные, адрес, предусмотрел способы получения и (или) сокрытия заказанного товара, подлежит ответственности как исполнитель контрабанды.

16. При решении вопроса о территориальной подсудности уголовного дела о преступлениях, предусмотренных статьями 200.1, 200.2, 226.1 и 229.1 УК РФ, судам следует исходить из положений статьи 32 Уголовно- процессуального кодекса Российской Федерации (далее – УПК РФ) и при этом учитывать пункт 1 статьи 5 Договора об особенностях уголовной и административной ответственности за нарушения таможенного законодательства Таможенного союза и государств – членов Таможенного союза, согласно положениям которого уголовное дело возбуждается и расследуется по месту совершения преступления, а в случае невозможности определения места совершения преступления – по месту обнаружения преступления.

В частности, если предмет контрабанды перемещается на таможенную территорию под видом товара посредством регистрируемого международного почтового отправления (заказным письмом, бандеролью, мелким пакетом), местом совершения такого преступления является место, по которому с таким товаром совершаются операции, связанные с его выпуском (место международного почтового обмена).

Если указанный предмет контрабанды перемещается на таможенную территорию простым (нерегистрируемым) международным почтовым отправлением и установить точное место перемещения через таможенную границу либо государственную границу такого почтового отправления невозможно, то местом совершения преступления следует считать: почтовый адрес получателя – в случае, когда почтовое отправление получено адресатом; адрес почтовой организации – в случае, когда почтовое отправление вручено получателю в почтовой организации или изъято в ней сотрудниками правоохранительных органов.

17. Обратить внимание судов на необходимость применения положений главы 151 УК РФ о конфискации предметов незаконного перемещения через таможенную границу либо государственную границу, ответственность за которое установлена статьями 200.1, 200.2, 226.1 и (или) 229.1 УК РФ, и любых доходов от этого имущества, за исключением имущества и доходов от него, подлежащих возвращению законному владельцу.

Если владельцем предметов контрабанды является лицо, признанное виновным в их незаконном перемещении, то такие предметы контрабанды подлежат конфискации.

18. В соответствии с частью третьей статьи 81 УПК РФ при вынесении приговора, а также определения или постановления о прекращении уголовного дела суд должен разрешить вопрос о признанных вещественными доказательствами предметах контрабанды и транспортных средствах, использовавшихся для незаконного перемещения товаров или иных предметов через таможенную границу либо государственную границу.

Если принадлежащее виновному транспортное средство было оборудовано специальными хранилищами для сокрытия товаров или иных предметов при перемещении их через таможенную границу или государственную границу (тайниками, изготовленными в целях сокрытия товаров, а также оборудованными и приспособленными на транспортных средствах в этих же целях конструктивными емкостями и предметами, предварительно подвергшимися разборке и монтажу), то оно рассматривается в качестве орудия преступления и подлежит конфискации в соответствии с пунктом 1 части третьей статьи 81 УПК РФ.

При прекращении уголовного дела по нереабилитирующим основаниям лицу должны быть разъяснены юридические последствия такого прекращения, в том числе о возможности конфискации принадлежащего ему имущества, признанного вещественным доказательством.

В случае неустановления законных владельцев предметы контрабанды должны быть обращены по решению суда в собственность государства в установленном законом порядке.

Споры о принадлежности предметов контрабанды, признанных вещественными доказательствами, разрешаются в порядке гражданского судопроизводства.

Предметы контрабанды, запрещенные к обращению (наркотические средства, психотропные вещества, их аналоги, оружие и т.п.), согласно пункту 2 части третьей статьи 81 УПК РФ подлежат передаче в соответствующие учреждения или уничтожаются.

19. Признать не действующим на территории Российской Федерации постановление Пленума Верховного Суда СССР от 3 февраля 1978 года No 2 «О судебной практике по делам о контрабанде».

Признать утратившим силу постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 сентября 2010 года No 23 «О внесении изменения в постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 мая 2008 года No 6 «О судебной практике по делам о контрабанде».

Председатель Верховного Суда Российской Федерации

Ленинский районный суд г. Смоленска дело № 2-2261/2013 от 13.05.2013. Признание лица утратившим право пользования квартирой и снятие его с регистрационного учета.

К адвокату Роману Медникову в 2013 году обратилась З. и рассказала о том, что является собственником квартиры, в которой зарегистрирован гражданин В., являющийся бывшим членом ее семьи. Как следовало из ее рассказа, В. в квартире зарегистрирован, но с 2005 г. фактически не проживает, выехал из жилья, коммунальные услуги не оплачивает, каких либо действий, свидетельствующих о его намерении продолжать пользоваться спорным жильем ответчик не предпринимает. В связи с такими обстоятельствами З. приходится оплачивать за него коммунальные услуги, что создает значительные финансовые затруднения. З. просила представить ее интересы в суде и выписать из квартиры В.

Позиция адвоката по делу:

Изучив обстоятельства дела адвокатом было принято решение предъявить к В. иск о признании утратившим право пользования жилым помещением и снятии его с регистрационного учета.

В обоснование своих требований адвокат сослался на статьи 30 и 31 ЖК РФ, в соответствии с которыми собственник жилого помещения осуществляет права владения, пользования и распоряжения принадлежащим ему на праве собственности жилым помещением в соответствии с его назначением и пределами его использования. Далее адвокат указал, что собственник жилого помещения вправе предоставить во владение и (или) в пользование принадлежащее ему на праве собственности жилое помещение гражданину на основании договора найма, договора безвозмездного пользования или на ином законном основании, вселять членов своей семьи (супруга, детей и родителей), а также других граждан, которые могут быть признаны членами семьи собственника, если они вселены собственником в качестве членов своей семьи. Согласно разъяснениям, содержащимся в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 02.07.2009 № 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации», по смыслу частей 1 и 4 статьи 31 ЖК РФ, к бывшим членам семьи собственника жилого помещения относятся лица, с которыми у собственника прекращены семейные отношения. Таким образом, возникновение права пользования жилым помещением у других лиц связано с волей его собственника.

Кроме того, согласно положениям ч.4 ст.31 ЖК РФ, в случае прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения право пользования данным жилым помещением за бывшим членом семьи собственника этого жилого помещения не сохраняется, если иное не установлено соглашением между собственником и бывшим членом его семьи.

Как следовало из обстоятельств дела, В. в спорной квартире не проживает, его регистрация носит формальный характер, постоянное место жительства В. не известно. В связи с изложенным адвокат указал, что В. подлежит признанию утратившим право пользования жилым помещением и его следует снять с регистрационного учета.

Решение суда по делу:

Суд согласился с доводами адвоката и признал В. утратившим право пользования жилым помещением и снял его с регистрационного учета.

В вышестоящие суды решение не оспаривалось.

Представитель по делу: Адвокат Адвокатской палаты Смоленской области Роман Медников.Источник: Адвокатский кабинет адвоката Романа Медникова.

При размещении активная ссылка на источник и указание автора обязательны.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *