Калина ии увольнение

«Я не отправила людей на Поклонную. Меня уволили»

История одного директора, которая полагает, что чувство собственного достоинства и принципы сильнее страха

Фото: «Новая газета»

Елена Травина, директор детско-юношеского центра «Каравелла», написала в «Новую» о том, что учителей Зеленограда отправляют на Поклонную по разнарядке. А на следующий день начальник управления образования сообщила ей: если не напишет заявления по собственному желанию, то будет уволена по статье Но не за то, что противилась разнарядке, а за то, что, наоборот, требовала от учителей выйти на митинг.

Елена Травина, директор детско-юношеского центра «Каравелла», написала в «Новую» о том, что учителей Зеленограда отправляют на Поклонную по разнарядке.

А на следующий день начальник управления образования сообщила ей: если не напишет заявления по собственному желанию, то будет уволена по статье… Но не за то, что противилась разнарядке, а за то, что, наоборот, требовала от учителей выйти на митинг.

30 января на совещании директоров школ зеленоградского управления образования выступала руководитель окружной профсоюзной организации — призывала прийти на митинг в поддержку Путина. Рассказала, что будут организованы автобусы. Начальник управления Анна Халева заметила: «Кто из вас не пойдет, согласуйте со мной или с куратором». Закончила так: «Никто вас не заставляет, — а потом со смехом добавила: — До встречи на Поклонной». То есть — не заставляю, но проверю? И уточнила: «От вашего центра — 8 человек».

1 февраля Елена Травина написала об этом письмо в «Новую». Мы связались с Еленой Александровной, посовещались, как подавать материал, и он вышел 3 февраля («Новая», № 11 — «Учитель, власти говорят: команды не было!»). Но уже вечером 2 февраля начальник управления образования Зеленограда порекомендовала Травиной писать заявление по собственному желанию. Директор даже не сразу поняла, из-за чего. Из-за того, что написала в «Новую», или потому, что ходила на Сахарова 24 декабря и собирается на Болотную 4-го, или — потому, что не подала списки учителей, которые поедут на «путинский» митинг.

Оказалось, ни то, ни другое, ни третье.

Предлог был другим: одна из преподавателей ее центра стала победителем конкурса «Лучший педагог дополнительного образования». 2 февраля победителей пригласил к себе начальник департамента образования Москвы г-н Исаак Калина, а под конец заговорил о митинге на Поклонной: мол, говорят, что учителей по разнарядке собираются туда гнать, сталкивались ли вы с таким? Поднялось несколько рук. Но Калина спросил почему-то как раз учительницу из центра «Каравелла». Она и сказала: «Да, нам сказали, что есть разнарядки и что от нашего центра должны поехать 8 человек». Калина пообещал разобраться. Обещание исполнил. Видимо, позвонил начальнику управления образования Зеленограда Халевой.

Ну и что делать Халевой? Каяться?

2 февраля вечером она позвонила директору Травиной — кричала, ругала и требовала собрать на следующий день коллектив центра «Каравелла», выступить и сказать: никакого распоряжения сверху не было, это директор Травина по своей инициативе принуждала педагогов ехать на митинг.

3 февраля коллектив был собран, и Халева устроила Травиной прилюдную порку: не умеет руководить, не поддер-живает стратегическую линию управления образования, утратила доверие и — в итоге — должна уволиться. Добавила еще: «У меня есть еще факт, ужасно ее характеризующий». Правда, собранию его не раскрыла, сообщила потом — наедине: оказывается, директор в частной беседе кому-то говорила, что сбор на митинг — безобразие, и то, как повезут учителей на митинг, необходимо снять на камеру… Короче, жуткий компромат…

Так все-таки — за что уволили директора? За то, что она считает безобразием насильственный сбор учителей на митинг? Или за то, что сама принуждала подчиненных к этому? Письмо Травиной в редакцию свидетельствует: ей явно не нравилось то, что ее учителей принуждают к политической акции. Хотя, по факту, уволена она именно как организатор этого мероприятия.

Елена Александровна рассказывает сквозь слезы о планах развития центра. Время от времени сбивается: «Мой, нет, уже не мой центр». Ну как вам объяснить: для учителя в четвертом поколении отлучение от работы — это не просто трагедия. А трудовая книжка у нее уже на руках — все сделано быстрее возможного. Начальница сказала ей: «Или пишешь по собственному желанию, или уволю по статье». И эта злополучная статья, согласно которой учредитель может уволить руководителя без объяснения причин с формулировкой «утрата доверия», висит над каждым директором.

Травина написала письмо начальнику московского департамента Исааку Калине. Собирается обратиться в профсоюз. В конце концов, нужно же объяснить, за что она — мать троих мальчиков (4, 5 и 15 лет) — пострадала.

4 февраля, в субботу, все дела она уже сдала. Но и в этих печальных обстоятельствах рассуждает как педагог — рада за коллектив: временно исполняющим обязанности назначена бывший директор центра «Каравелла». «Она хорошая, знает учителей, поможет выйти коллективу из этой непростой ситуации».

Елена Травина — замечательный педагог, кандидат педагогических наук, лауреат всероссийского конкурса «Учитель года» и премии президента России в области образования за 2001 год. Только управленческий асфальтовый каток на предвыборных поворотах этого не заметил.

Кстати, после инцидента с Травиной преподавателям центра сказали: раз так, на митинг никого не надо. Учителей же из других зеленоградских школ организованно повезли на Поклонную автобусы.

«Я люблю свое дело, но я не могу держаться за место настолько, чтобы скрывать свои убеждения. Я, собственно, этим и была страшна руководству, что не стала бы делать ничего, что противно моим принципам», — а еще Травина рассказывает, как одна из руководителей образования округа наставляла ее: «Мы все играем краплеными картами, пора и тебе научиться»… У нее как-то не получилось.

P.S. Евгений Бунимович, уполномоченный по правам ребенка Москвы, взял под свой контроль эту историю и направил запрос начальнику департамента образования Москвы Исааку Калине.

Очевидец

Специальный корреспондент «Новой газеты» Елена Костюченко:

— Я видела Елену на Болотной. Стояла в толпе с маленьким плакатом «Меня уволили «по собственному» за то, что я не на Поклонке». Оранжевая дубленка, из-под шапки выбиваются светлые волосы. Тщательно запудренные синяки под глазами — «не спала двое суток». С утра она сдавала дела временно исполняющему обязанности директора, потом летела на скорости 140, и в 13.05 была на Болотной. Успела.

Только что стало известно

Начальник департамента образования Москвы Исаак КАЛИНА: «В ситуации с увольнением директора Елены Травиной все погорячились. Приказ об увольнении предлагаю приостановить. »

Начальник департамента образования Москвы Исаак КАЛИНА защитил уволенную директора.

В понедельник, в день выхода прошлого номера «Новой» с материалом «Я не отправила людей на Поклонную. Меня уволили», с самого утра Евгению Бунимовичу, уполномоченному по правам ребенка в Москве, позвонил Исаак Калина, начальник департамента образования Москвы, и пригласил в Зеленоград — разобраться с этим увольнением на месте. Кроме детского омбудсмена и руководителя московского образования в команде были заместитель руководителя профсоюза работников образования Иванова и руководитель управления образования Южного округа Минько. Как рассказал Евгений Бунимович, позвонил Калина, не дожидаясь получения официального запроса по поводу увольнения директора Зеленоградского центра творчества детей и юношества «Каравелла» (сообщением о том, что уполномоченный по правам ребенка взял вопрос на свой контроль и отправил запрос, заканчивался материал в «Новой»).

«Новая», как и все московские учителя, благодарна руководителю столичного образования! Очевидно, что Калина принял решение разобраться в ситуации в ту же минуту, как узнал о происшествии в Зеленограде!

Первая встреча была с советом директоров округа. Руководители учреждений заверили, что никакого принуждения ехать на митинг на Поклонной горе со стороны управления образования не было. За митинг агитировали профсоюзы, они же предложили автобусы. Для желающих.

Вторая встреча была с коллективом «Каравеллы». Педагоги заверили, что директор, Елена Травина, их к участию в митинге тоже не принуждала.

Как пишется в протоколах: факты принуждения к участию в митинге ни со стороны управления образования, ни со стороны директора центра не подтвердились.

Но тем не менее директор Травина уволена. Еще в пятницу, 2 февраля, руководитель управления образования Зеленограда Анна Халева потребовала написать заявление по собственному желанию с угрозой получить увольнение по статье, если не напишет. И в субботу Травина уже передала дела временно исполняющему обязанности директора.

По словам Евгения Бунимовича, Исаак Калина предположил, что в этой ситуации, видимо, все погорячились. Были слишком эмоциональны. И предложил приостановить действие приказа об увольнении «по соглашению сторон», поговорить с уволенной директором спокойно. Работники центра после этих слов зааплодировали!

Калина подчеркнул, что административный нажим в привлечении учителей к участию в каких бы то ни было общественно-политических мероприятиях, не имеющих отношения к учебно-воспитательному процессу, недопустим и при выявлении таких фактов виновные будут наказаны.

Спасибо, Исаак Иосифович, вы реально помогли не одной Елене Травиной, а многим учителям.

Спасибо, Евгений Абрамович! Бунимович с первых минут «взял ситуацию под свой контроль»!

А Елена Травина благодарит еще и читателей «Новой»: «Я и не знала, что общество реально стало другим», — те, кто познакомился с ее историей, первым делом стали предлагать помощь. На нашем сайте появилось даже предложение создать фонд для уволенных за непокорность, за то, что не погнали сотрудников на митинг… К счастью, этого пока не надо. Но готовность вдохновляет.

Спасибо читателям «Новой» за слова поддержки

«Даже не думала, что общество так изменилось», — сказала Елена Травина.

Alien V: Преклоняюсь перед Гражданским Мужеством этой Женщины! Предлагаю на следующих митингах организовывать группы людей с лозунгами «Меня уволил Путин по Его собственному желанию».

Другие публикации:  Приказ об учетной политики некоммерческих организаций

Надо создать новую группу-движение: «Уволенные, Но Не Покоренные!».

Владимир Петрович Никулин: Лена, не переживайте особенно. Вы победитель! Пусть нам будет трудно, но страшно нам не будет никогда!

Олег Староверов: Тех, кто заставляет учителей так поступать, вносить в списки так же, как фальсификаторов в список Чурова, а когда воцарится честная власть — увольнять.

Iren Biryukova: Как всегда, мелкие чиновники на местах пытаются выслужиться.

Станислав Наренгоин: Учителям на следующем митинге в Москве нужно сформировать отдельную протестную группу. И отправить своего представителя на трибуну.

На зеленоградском инфопортале:

Вэл: Два варианта. Либо никто никого никуда не принуждал ехать, либо принуждали всех, но все теперь поджали хвосты.

Samird: Что-то не понял, чье кунгфу сильнее, — похоже, ничего Халевой за это не будет, возможно, восстановят Травину (если захочет), но не будут ли ее в дальнейшем гнобить?

«Чебурашку в школу не приносить!»

Диалог Исаака Калины по «расстрельному поводу» с руководителями московских школ. Видео

Чебурашка на селекторе

Действующие лица: руководитель городского методического центра (РГМЦ), руководитель департамента образования (РДО), директор школы (ДШ)

Учителя который день обсуждают ролик про Чебурашку. И даже, страшно сказать, обсуждают, не написать ли открытое письмо Великому и Ужасному Начальнику департамента образования г. Москвы г-ну Калине о том, что нельзя так себя вести с людьми.

В самом деле: каждому, кто когда-нибудь смотрел трансляцию совещаний в департаменте образования, стиль общения Исаака Иосифовича Калины с подчиненными мучительно знаком. Он напоминает манеру общения Сталина с наркомами. Начальник задает вопросы, на которые только он сам знает ответы, подчиненный заикается, краснеет, мямлит, присутствующие стараются слиться с окружающей обстановкой.

Московская система образования — ​да и не только московская — ​построена на вертикали страха. Все боятся всех. Все, что ты делаешь в школе, ты делаешь до первого родителя, который решит на тебя пожаловаться: объем ли ему домашних заданий не понравится или формулировка темы сочинения.

Родителям школьников нелегко. Когда в одиннадцать часов ночи твое дитя вдруг вспоминает, что завтра в школу надо принести дневник наблюдений за природой за месяц, презентацию на тему «Обитатели лесостепей» или мягкую игрушку «лисенок», родители звереют. Звереют они уже и в том случае, если ребенку предложено выбрать, какое стихотворение о природе он сам хотел бы выучить наизусть, и в том, если ему завтра нужно принести в школу циркуль. Им надоело учиться за своих детей. Покупать за них поделки (вы не знали? Есть целый черный рынок поделок из природных материалов для началки!). Рисовать за них контурные карты, ваять презентации (никто ведь в здравом уме не считает, что ребенок в 8 лет сам способен сделать презентацию в Power Point, правда?).

Весь год по соцсетям ходила хохма про то, как папа среди ночи звонит учительнице: мол, спите, Мариванна? А мы не спим, поделку из природных материалов делаем.

Весь год родители стенали: какие, к чертовой матери, желуди и каштаны, когда уже три недели снег лежит? Родим мы их, что ли? Почему учитель ставит двойку за отсутствие транспортира? Неужели нельзя выдать каждому по транспортиру на уроке?

Вопли эти достигли нужных ушей. Возмездие настигло виновных. Теперь учителям во многих школах Москвы категорически запрещено писать в графе «домашнее задание» слово «принести», даже если принести требуется циркуль на урок математики. Только «не забыть циркуль».

Виновных публично секут, чтобы остальным неповадно было. Наступило ли торжество справедливости? Да прям.

Знакомая учительница пишет: «Я не имею права повести пятнадцатилетних учеников в парк без второго сопровождающего и без письменного разрешения от родителей. Я не имею права показать им на уроке кино по своему выбору, потому что мой выбор наверняка не понравится кому-то из родителей, и они будут жаловаться».

Родители так устали бояться школы, что взбунтовались, и теперь уже школа их боится.

А для школы бояться — ​привычный образ действий.

В моем детстве школой управлял страх. Вызов к директору, вызов на педсовет, разбор персонального дела на комсомольском собрании — ​всего этого боялись. Одно время казалось, что держать население в постоянном испуге не стоит, что можно попробовать снять испуг. Но если снять испуг, то с людьми тогда надо считаться, разговаривать, а это трудно, потому что они неразумные и шумят на разные голоса.

Каждый, кто был на родительском собрании, наверняка хоть раз испытывал соблазн выстрелить холостым в воздух для острастки, когда мама Пети в очередной раз спрашивает, можно ли на физкультуру не белую, а светло-серую футболку. И кажется тогда, что самый эффективный способ управления этим разбродом — ​перепугать всех до такой степени, чтобы стояли у стены по струнке и кашлянуть боялись.

Фигня в том, что, когда стоишь у стены по струнке и кашлянуть боишься, — ​учиться невозможно. И учить тоже невозможно. Хоть по ФГОСам, хоть по старинке. Познавательная активность — ​капризная штука: просыпается только тогда, когда человек не испытывает тревоги, когда он доверяет тому, кто ведет его по новому миру дальше в непознанное.

А как учить без страха и управлять без страха — ​нынешняя школа не знает. Нет у нее таких способов. И в государстве их нет; не успели еще наработать — ​как опять решили брать на испуг. И как быть, когда тобой пытаются управлять при помощи страха, учителя тоже не знают.

…Никто на совещании в департаменте не встал и не сказал, как Алиса на суде: «Да вы просто карты».

Никто даже не попробовал. Страшно.

На самом деле мы очень храбрые, честное слово. Но вот этот текст я тоже храбро подпишу псевдонимом. Не потому, что я боюсь Исаака Иосифовича и всего департамента образования, вместе взятого. Хотя я очень не люблю, когда на меня кричат, и могу даже заплакать.

Все просто: не я строила эту школу. Не я ею руковожу. Я отведу свои десять часов в неделю и уйду. Я закончу этот год и могу уволиться, на мое место найдут нового учителя — ​а школа останется. А что можно сделать со школой — ​мы все видели в процессе реорганизации школ в большие комплексы.

Исаак Калина. Фото: РИА Новости

Мы знаем: школу можно обезглавить из-за Чебурашки. Это — ​в рамках закона. Школу можно совсем уничтожить, и это мы тоже видели.

И моя индивидуальная храбрость, которая мне ничего не стоит, в общем-то, ведь я ничем не рискую, кроме одного из нескольких рабочих мест, — ​обернется разрушением чьего-то дела жизни.

Учителю трудно быть храбрым — ​у него всегда есть заложники. И научить быть храбрым ему трудно: ну уйдет он из школы из-под власти директора-самодура, как в «Обществе мертвых поэтов», а дети останутся. Это ответственность учителя или безответственность?

Как ни пытаются нам внушить, что наша работа — ​чистая технология, она все равно упирается в этику. И никакая технология без этики не работает. И никакая машина долго на чистом страхе не едет. А если едет, то потом разваливается. У Салтыкова-Щедрина все написано.

Анна Гамалова,
для «Новой»

Исаак Иосифович Калина: «непотопляемость» близится к концу?

Самой одиозной фигурой в российском образовании в настоящее время можно смело считать Исаака Иосифовича Калину — неуёмного оренбургского реформатора, который в 2004-10 годах работал в Министерстве образования и науки РФ (директор Департамента государственной политики в сфере образования, заместитель министра образования и науки, глава рабочей группы Минобрнауки по ЕГЭ), а 10.11.2010 указом Сергея Собянина назначен министром правительства Москвы, руководителем Департамента образования г. Москвы (ДОгМ); переназначен 21 сентября 2018 года.

РИА Катюша: «Этот «эффективный менеджер» из Оренбурга 8 лет целенаправленно уничтожал доступное фундаментальное образование в столице, под ширмой оптимизации сливая школы в многопрофильные «холдинги» с коррупцией и поборами, увольняя и подминая под себя независимых директоров и талантливых педагогов, ставя над детьми цифровые эксперименты (проект «Московская электронная школа») и полностью игнорируя мнение родительской общественности. Прошедший в конце 90-х переподготовку в РАНХиГС (кузница кадров либерал-глобалистов №2 — после ВШЭ), Калина действовал в тесной связке с основной командой ликвидаторов русской школы: Ярославом Кузьминовым (ректор ВШЭ), Исаком Фруминым (фигурант гомоскандала в ВШЭ, куратор низложения образования до уровня передачи «базовых навыков и компетенций» ), Дмитрием Песковым (трансгуманист, под форсайт-проекты которого в 2011 году было создано Агентство стратегических инициатив при Правительстве, ныне — спецпредставитель Президента по цифровизации; не путать с президентским пресс-секретарём), Германом Грефом (корпоративный университет и различные «благотворительные» фонды Сбербанка внедряют кастовую систему и «образование в кредит» по лекалам глобалистов из Стэнфордского и Йельского университетов, берут шефство над школами и вузами России, переформатируют педагогов и т. д.). Именно принадлежностью Калины к этой секте объясняются абсурдные для любого адекватного учителя инициативы ДОгМ вроде полной отмены экзаменов и внедрения «персональных траекторий развития», в рамках которых искусственный интеллект будет с рождения определять место человека в социуме, а также отказа от традиционных методов оценки полученных знаний. Кроме того, Исаак Калина является разработчиком Стратегии развития московского образования до 2025 года (по сути, это плохо закамуфлированная версия тех же форсайтов «Образование-2030» и «Образование-2035») и вдохновителем школьных управленцев «новой волны» — директоров-бизнесменов от образования, ничего не смыслящих в педагогике. Ущерб, нанесённый российскому образованию деятельностью Калины, невозможно описать в рамках сжатого материала — он заложил бомбу замедленного действия непосредственно в его фундамент. Оценивая его деятельность, мы можем смело вести речь именно о преднамеренном вредительстве и диверсии — даже соотечественник Калины, часто появляющийся на федеральных каналах политолог Евгений Сатановский, назвал главу ДОгМ «успешно покончившим со школьным образованием столицы». «Половина примерно школ, уничтоженных в Российской Федерации, была уничтожена в Москве, за что я лично хотел бы поблагодарить — низкий поклон Сергею Семёновичу Собянину и Исааку Иосифовичу Калине, которого я лично, как бывший президент Российского еврейского конгресса, полагаю большим позором еврейского народа и говорю об этом, горько плача. Я считаю, что больший вред нанёс разве что Березовский — был такой, Борис Абрамович. От сокращения 628 школ в Москве может быть одна польза, от их слияния, от всего остального, в том числе от сокращения и слияния профильных школ: площадь можно застроить. Кому война, кому мать родна! Кому — школа или, кстати говоря, институт Академии наук, или, кстати говоря, вуз, а кому — дорогая земля, которую можно застроить. А когда тяжёлое жлобство, замешенное на традициях, на самых мрачных традициях 90-х, сталкивается с будущим страны, то будущему страны не выжить», — справедливо отмечал Сатановский в начале прошлого года».

Другие публикации:  Если первый ребенок какие льготы

«Оптимизация» московских школ и других образовательных учреждений, включая школы-интернаты, спецшколы для детей-инвалидов и трудных детей, школы для одарённых детей — давно стала притчей во языцех. Сам Исаак Иосифович любит сравнивать слияние школ, где учатся дети с разными способностями, с заготовкой разносолов. «Какой огурец в хороший рассол ни попадёт — маленький, большой, свежий, малосольный, — происходит усреднение, все становятся одинаково хорошими солёными огурцами. Поэтому не страшно даже слияние обычных школ с девиантными: если подростков с асоциальным поведением помещать в хорошую социальную среду (прежде всего школьную), то они тоже станут достойными учениками», — рассуждал он в ходе профильного круглого стола, организованного «МК». Слова Калины вызвали целую бурю среди московских учителей, придумавших начальнику Департамента образования оригинальную кличку — Девиантный Огурец.

68-летний Калина является доктором педагогических наук (злые языки утверждают, что диссертация столичного министра «Аксиологические основания модернизации педагогического образования» в некоторых местах буквально слово в слово повторяет работу доктора педагогических наук, члена-корреспондента РАО Оксаны Поздняковой), заслуженным учителем РФ, награждён почётной грамотой правительства РФ «за большой вклад в совершенствование системы российского образования и многолетний добросовестный труд», благодарностью мэра Москвы, орденом Почёта, медалью К. Д. Ушинского, нагрудным знаком «Отличник народного просвещения». Один из наиболее состоятельных московских чиновников.

К Новому году вновь оживились слухи о скором завершении блистательной карьеры Исаака Иосифовича. Есть мнение, что «многолетний добросовестный труд» погромщика российского образования всё-таки подходит к концу.

«Наши источники сообщают, что в рамках «зачистки» московских властей от постепенно становящихся «токсичными» руководителей, сейчас настаёт черёд расшатывания кресла под «непотопляемым» главой Департамента образования Москвы Исааком Калиной. На фоне его недавней итоговой пресс-конференции, в ходе которой Калина озвучил много чего радостного, бодрого и победного, возглавляемая им структура сейчас попала под различные проверки. Особое внимание уделено тендерам, проводимым в интересах Департамента образования, и их победителям. В частности, по словам одного из наших источников, в настоящее время ФСБ заинтересовалась ситуацией с закупкой компьютерной техники для пунктов приёма экзаменов. Компания «Ланит-Интеграция», входящая в структуру ГК «Ланит», перед Новым годом решила заработать 3 млрд рублей на поставке этой самой компьютерной техники для столичных пунктов приёма экзаменов (в общей сложности — 10 закупочных процедур с суммарной начальной ценой 4 млрд. 136 млн. руб). И для этого компания готова поставить в московские школы технику китайского производства. Специалисты обратили внимание (в том числе — и контролирующих органов) на низкую надёжность этого «железа», в результате чего поставка данных ноутбуков приведёт к существенным эксплуатационным рискам. Интересно, что реальная стоимость таких ноутбуков составляет не более 15–18 тыс. руб. за единицу, то есть в 3 раза ниже цены в контракте. Однако при этом, по договорённости с ФАС, «Ланит» фактически вытеснил российского производителя подобной техники — ООО «Технопрогресс». В условиях контракта было прописано требование к расположению портов ввода/вывода именно на тыльной стороне корпуса. А появление в техзадании столь «принципиального» условия сделало фактически невозможной поставку в рамках этих закупок ноутбуков от ведущих мировых производителей, которые по своим характеристикам значительно превосходят китайскую технику от «Ланита». Сейчас ответственные за конкурсные процедуры чиновники Департамента образования Москвы готовятся отвечать на неудобные вопросы. По-видимому, с определением победителя этих закупок придется повременить. И не исключено — переписать условия техзаданий. Но проверки коснутся не только этого, поэтому подчинённые Исаака Калины перед Новым годом почувствовали некую нервозность в поведении своего шефа», — пишет сегодня Telegram-канал «Незыгарь».

Калина ии увольнение

И. Калина пригрозил уволить директоров школ, которые не пройдут на выборах

Стало известно, что на днях Руководитель департамента образования Исаак Калина вызвал директоров школ района Северное Измайлово и сказал, что поснимает директоров, если они не пройдут на выборах мунициальных депутатов. Мол, директор должен пользоваться авторитетом у родителей, за него должны голосовать. А если не проголосуют, значит, это плохой директор! Во как!

Круто как руководитель департамента образования выборами вдруг занялся! Это норма? Ай-яй-яй! Не хорошо запугивать подчиненных!

Вот для этого, друзья мои, «Единой России» и нужны директора-депутаты. Манипулируй ими как хочешь. Это самые послушные депутаты. У нас четверо директоров идут на выборы: Банчукова, Браматкина, Маркова, Егоров.

Теперь директора будут бегать как белки в колесе, будут давить на учителей. Звоните родителям! Всех на выборы!! А учителя вместо отдыха перед новым учебным годом будут пахать на выборах. Потому что так сказал Калина!

Вспоминается, как в 2011 году на выборах в Госдуму учителя нашего района сфальсифицировали выборы на нескольких участках (переписали протоколы). Тоже, наверное, им пообещали увольнение, если не будет результата. Вот так и живем. Учим деток и фальсифицируем выборы.

P.S. К Калине я дважды пытался записатся на прием этим летом по вопросу строительства блока начальных классов на 11-ой Парковой, 46. Оба раза в ответ пришла отписка.

Лучше бы Калина помог району новой школой, тогда бы не пришлось запугивать директоров — люди сами бы их поддержали. А школа нужна, первоклассники сидят в соседнем детском саду. В Гимнази 1563 закрыт прием детей, проживающих на прикрепленной территории. Вот чем надо заниматься. Дарю «Единой России» тему для выборов — строительство школы на 11-ой Парковой, 46.

«Аморальные» учителя

Не выключенный телефон во время проверки ОГЭ – аморальное поведение, за которое учителю грозит увольнение, штраф размером до пятидесяти тысяч рублей и запрет на работу в образовательных учреждениях. После того как Департамент образования Москвы возглавил Исаак Калина, увольнения учителей и школьных директоров по незначительным поводам и без должной проверки стали обычным делом, обеспокоены эксперты. Учитель стал “шестеренкой в системе”, которую можно легко заменить на более дешевую, – демонстрируют истории, которыми с Радио Свобода поделились преподаватели московских школ.

Александра Витальевна Шкурина двадцать лет работает в школе учителем английского языка. Не первый год проверяет работы ОГЭ. В конце мая, когда уроки в школе еще не закончились, но уже начались экзамены в выпускных классах, работать приходится семь дней в неделю.

– Я была в комиссии по проверке устной части экзамена в 9-м классе. Работала и в субботу, и в воскресенье, – рассказывает Александра Шкурина. – Просто устала, забылась и один раз на автопилоте положила телефон в карман куртки. Сидела в наушниках, проверяла зашифрованные работы, куртка висела на стуле. В какой-то момент зазвонил телефон. Я была в шоке, потому что была уверена, что выключила его, как только вошла в школу. Мне сделали замечание. Телефон я отключила тут же, извинилась, продолжила работу. На следующий день снова пришла на проверку экзамена, отработала все до конца – до 30 мая. А 1 июня вечером меня вызвали к директору. Я зашла в кабинет, вижу, что на компьютере идет трансляция селекторной в Департаменте образования, там крики стоят сумасшедшие, что школу нужно выкинуть из рейтинга. Директор (Алексей Дмитриевич Головин. – Прим. РС) спрашивает, что за скандал с телефоном. Я говорю, что не было никакого скандала – просто забыла выложить. На что мне ответили, что я позор школы, и если я не хочу, чтобы меня уволили по статье, я должна написать заявление по собственному желанию. На вопрос, по какой статье, я ответа так и не получила. Но я была просто в состоянии аффекта и зачем-то написала заявление. Мне дали подписать приказ об увольнении. Я даже не стала его читать, просто подписала.

Через несколько дней выяснилось, что в приказе значилось расторжение договора по соглашению сторон, хотя Шкурина была уверена, что договорились об увольнении по собственному желанию. Директор стал утверждать, что это одно и то же, вновь угрожал, что если учительница не согласится на такие условия, ее уволят по статье, но по какой – снова не объяснил. Разбираться в ситуации, что именно произошло во время проверки тестов и повлияло ли это на результаты экзамена, никто не стал. По требованию Департамента образования, в специальном списке учителей в интернете напротив фамилии Александры Витальевны поставили пометку – “не рекомендована для работы в учебных заведениях”.

– Отнеслись ко мне, как будто я маньяк-педофил, а это показательная казнь. В школах всех запугали с этими проверками, с рейтингами. Ведь рейтинги – это финансовые вливания для школы. И директора боятся всего, готовы вышвырнуть человека, только чтобы прикрыть себя.

На защиту Александры Витальевны встали ее коллеги. Одна из учительниц написала обращение на имя директора в ее поддержку, собрала примерно тридцать подписей. Но затем в школе объявили экстренную планерку. После ее окончания под коллективным письмом больше никто не подписался. А некоторые даже стали затирать свои фамилии.

Обратились к директору и родители. На свое коллективное письмо получили ответ, в котором говорится, что “дальнейшая трудовая деятельность Шкуриной А. В. в качестве учителя вызывает, по крайней мере, недоверие”, т. к. “учитель, нарушающий правила, не сможет убедить обучающихся их соблюдать”.

С этим мнением родители не согласны, отправили обращение в Департамент образования. Пока ответа не последовало.

– Александра Витальевна прекрасный педагог, – говорит мама одного из учеников Шкуриной Ольга Мазуренко, – она нашла подход к каждому ребенку, к каждому родителю. Всю информацию, кто опаздывает, кто что забыл, нам сообщала. Тряслась над каждым, как над своим ребенком. Если бы такого отношения не было, если бы она не была профессиональным педагогом, мы бы так не переживали.

Другие публикации:  Пособие матери одиночки казахстан

В ответном письме директора есть несколько противоречий. Он пишет, что Шкурина уволилась по собственному желанию. К тому же утверждает, что к административной ответственности она не привлекалась. Но 16 июня учительнице пришло письмо из Департамента образования: ее вызвали для составления протокола об административном правонарушении. Накануне Александра Витальевна должна была явиться в Управление государственного надзора и контроля в сфере образования. Вместо нее пошел ее адвокат: Шкурину хотят привлечь к ответственности как должностное лицо и взыскать штраф размером до 50 тысяч рублей.

История Александры Шкуриной стала широко известна благодаря тому, что ее дочь написала подробный пост об этой ситуации в Facebook. И подобный случай далеко не единственный. Марина Христофоровна Корозо проработала педагогом-психологом почти тридцать лет.

– Я ежегодно работаю на ОГЭ и ЕГЭ, – рассказывает Марина Христофоровна. – Никогда не было никаких накладок, никаких замечаний. 30 мая я, как обычно, пришла принимать экзамен. Здесь с самого утра, когда мы еще только поднимались на инструктаж, женщина, которая является членом государственной экзаменационной комиссии, Андреева Любовь Борисовна измотала нас своими придирками и окриками. Она все время говорила, что у нас у всех что-то в руках, хотя мы на инструктаж поднимаемся со своими вещами. Кто-то пытался надеть жакет, она не разрешила – сказала, что там карманы. По ее прихоти мы даже заклеивали орфографические словари. Экзамен длится несколько часов, сидеть все это время неподвижно невозможно. И я набрасывала в конце экзамена тезисы из изложения, которое диктовали детям. Потому что мой 9-й класс тоже сдавал в этот день экзамен. Думаю: сейчас я приду домой, они мне сразу станут в «Вконтакте» писать, что у них там было, обсудим вместе. И я накидала себе на листочке пару слов, чтобы не забыть, цветочек еще рисовала, писала имя внучки. Сложила этот листочек вчетверо, он лежал на столе до того, как все дети ушли, и я никому его даже не думала передавать. В аудитории это невозможно: мы не имеем права подходить к детям, смотреть в их работы. В конце я взяла листочек в руку, и мы пошли сдавать работы в пункт приема экзамена. Когда мы туда зашли, женщина из госкомиссии как орлица на меня накинулась и стала кричать: “Что у вас в руках, выложите быстро все, что у вас в руках!” Я все кинула, у меня очки упали на стол, салфетки. Она схватила этот листочек и стала орать: “Смотрите, это шпаргалка, для чего вы это написали? Для чего? Вы знали, что вы делали”. Я говорю: вы знаете, я написала чисто для себя, никому ничего не передавала. И началось такое… все, кто были в пункте приема экзамена, все замерли в страхе, в ужасе. Андреева быстро все отксерокопировала, стала звонить в Департамент образования. Я, конечно, была в состоянии аффекта и тоже стала кричать: что я нарушила, я никому ничего не давала, почему вы сейчас со мной как с государственным преступником общаетесь?

Корозо заставили написать объяснительную записку, где она указала, что листочек никак не повлиял на проведение экзамена. Учительница, которая сидела с ней в одном классе, подтвердила, что листочек никому не передавали. После этого еще в течение четырех дней Корозо принимала экзамены как обычно. 2 июня ее вызвали к директору, где вручили трудовую книжку с записью “уволена по инициативе работодателя за аморальное поведение, несовместимое с воспитательной деятельностью”. На вопрос Радио Свобода к директору, в каких документах прописано, что за личные записи во время проведения экзамена следует наказание в виде увольнения, Кулешов Виктор Петрович сказал только, что делал все по закону, за документами отправил к Корозо. Коллеги учительницы поддержали ее, написали положительный отзыв о ее работе. Ученики создали петицию против увольнения Корозо на сайте change.org, которую подписали более пятисот человек.

– Был селектор, – рассказывает Марина Христофоровна, – и говорят что Исаак Иосифович (Исаак Калина – руководитель Департамента образования города Москвы. – Прим. РС) на директора так кричал, угрожал, что если он не примет меры, порядок в лицее наведет он. Директор, конечно, боясь за все на свете, уволил меня. Мне не показали даже акта расследования моего дела. Сейчас увольняют без суда и следствия. Я лично видела селектор, где директора уволили за то, что родитель написал жалобу: моего ребенка по какому-то признаку обделили – всему классу дали желтые груши, а ему зеленую. Учитель в школе не личность, он шестеренка, которую легко заменить. Если я получаю сорок тысяч – у меня стаж, высокий учительский разряд, то на мое место можно взять молодого преподавателя, который будет согласен работать за двадцать тысяч. С приходом Калины все перевернулось, мы почувствовали, что попали в ад.

Другая похожая история произошла в мае этого года, когда директора школы уволили после селектора за то, что учитель задал принести на урок “Чебурашку”.

Преподаватель лицея №1537 сделал запись в электронном журнале: «принести изделие «Чебурашка». На такое домашнее задание пожаловались родители: сегодня в школах запрещено просить детей приносить что-либо. На селекторе Департамента образования Исаак Калина назвал этот случай «вопиющим»: во-первых, если учителя не соблюдают запретов, то, значит, директор плохо работает, а во-вторых, «вы бы еще крокодила попросили принести без кавычек», сказал он. Уверения директора, что педагогам будут сделаны выговоры и до каждого донесут, что так делать нельзя, Калину не устроили. Директора уволили сразу после селектора.

При увольнениях учителей и директоров стало частой приписка “уволен за аморальное поведение”, отмечает сопредседатель межрегионального профсоюза работников образования «Учитель» Всеволод Луховицкий:

– Сейчас будто мода какая-то на «аморалку», под которую можно подвести все, что угодно и которую так и норовят увидеть к месту и не к месту. И на такие жалобы в департаменте, конечно, теперь могут смотреть гораздо внимательнее. Если в школе есть конфликтная комиссия, куда входят и учителя, и представители администрации, и сами родители, то любую ситуацию можно проговорить и разрешить внутри самой школы. Но, как правило, у нас вся эта система извращена, и никакого нормального разбирательства на самом деле нет, впрочем, как и поддержки учителей.

Отсутствие разбирательства, да и просто человеческого отношения к учителям замечают многие в этой профессии. Педагог Елена попросила не называть ее фамилии. Ее за наличие мобильного телефона на ЕГЭ приговорили к административному штрафу. Вину свою признает, но главной проблемой считает то, что учителей сделали абсолютно безвольными.

– В наш функционал работа на ЕГЭ с утра до ночи не входит. Сначала ты должен пройти обучение, затем пробные экзамены. Все это начинается с февраля. Работаешь в субботу и воскресенье. Как будто у меня нет личной жизни, и я не могу ничего планировать. Притом что в прошлом году указание, кто из учителей выходит на экзамены, пришло в половине двенадцатого ночи. Многие просто даже не знали, что должны работать. А преподавателей просто обязывают. Должны заключать отдельный договор на эти работы, но такого нет. При этом невыход на экзамен чреват скандалами даже не столько для учителей, сколько для директоров. Телефон брать нельзя, не пойти на ЕГЭ тоже, хотя мне это совершенно не нужно. Но я ждала важный звонок из дома. Я дежурила в коридоре, а не в классе, достала телефон, чтобы посмотреть, не пришло ли СМС. В данном случае для меня важнее была моя семья. Я не совершала государственное преступление. Меня увидели, и разгорелся скандал. Был административный суд, платила штраф, но из школы не уволили. Я так понимаю, что директор отделался легким испугом.

С Еленой соглашается учитель из другой школы Надежда Синенко, возлагая вину на школьных директоров:

– Директора стали финансистами, дети и их обучение их не волнует. А из учителей делают менеджеров по оказанию услуг. Поэтому к нам такое “уважение” и потребительское отношение.

Каждый учитель, с которым побеседовало Радио Свобода, говорит о страхе директоров перед политикой Калины, о неуважении к личности педагога, о чрезмерных нагрузках, о сложностях в работе с детьми из-за подобной политики Департамента образования. Родители сегодня могут сообщить о том, что кто-то обижает их ребенка, при помощи мобильного телефона, зайдя на сайт Департамента образования. И на селекторе тут же разберутся, что произошло. Возможно, уволят очередного учителя или директора, чьи права, похоже, защищать никто не спешит.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *