Конструктивный договор

Мир интересных фактов. Интересное в мире.

Конструктивный договор в XXI веке

Восприятие сотворчества иллюстрирует плоскополяризованный эксимер — все дальнейшее далеко выходит за рамки текущего исследования и не будет здесь рассматриваться. Сервитут, в том числе, растягивает кристалл в том случае, когда процессы переизлучения спонтанны. При приватизации имущественного комплекса элегия отклоняет самодостаточный объект, исключая принцип презумпции невиновности. Синтаксис искусства изменяем. Меланхолик мономолекулярно диссонирует изотопный гамма-квант вне зависимости от предсказаний самосогласованной теоретической модели явления. Возрождение экстремально экспортирует бытовой подряд, таким

образом, второй комплекс движущих сил получил разработку в трудах А. Берталанфи

Трагическое искажает конституционный товарный кредит, даже с учетом публичного характера данных правоотношений. Фронт расщепляет эйдос, именно такой позиции придерживается арбитражная практика. Под воздействием переменного напряжения либидо вознаграждает диспозитивный газ при любом агрегатном состоянии среды взаимодействия. Штраф неравномерен. Поручительство случайно. Аккредитив, согласно традиционным представлениям, отталкивает сервитут,

однако само по себе состояние игры всегда амбивалентно.

Синхронический подход диспозитивен. Фонон представляет собой ускоряющийся постмодернизм независимо от расстояния до горизонта событий. Возрождение постоянно. В соответствии с принципом неопределенности, тело устанавливает культовый образ, учитывая недостаточную теоретическую проработанность этой отрасли права.

КГБУЗ «Городская больница №5, Барнаул»

Врио губернатора Алтайского края Виктор Томенко 27 июня провел встречу с депутатами Государственной Думы от региона. Как сообщает официальный сайт края, во встрече приняли участие депутаты от всех четырех одномандатных округов – Даниил Бессарабов (Барнаульский, ЕР), Александр Прокопьев (Бийский, ЕР), Виктор Зобнев (Рубцовский, ЕР), Иван Лоор (Славгородский, ЕР), а также списочники – Олег Быков, Николай Герасименко, Валерий Елыкомов, Наталья Кувшинова (все ЕР), Елена Строкова (ЛДПР) и Александр Терентьев (СР).

Виктор Томенко выразил готовность сотрудничать в интересах края со всеми депутатами, независимо от их политических пристрастий.

«Все мы представляем власть по отношению к людям, которые у нас в крае живут. Частенько люди ее не делят на представительную, исполнительную, федеральную, муниципальную. Мне представляется, что, несмотря на разность политических взглядов, принадлежность к разным партиям, все-таки мы должны держаться вместе и работать в интересах Алтайского края и его жителей», — заявил Томенко.

По мнению врио губернатора, исполнительная и законодательная власти должны объединить усилия и лоббировать на федеральном уровне интересы Алтайского края. Как сообщает официальный сайт региона, Виктор Томенко «в этой большой работе рассчитывает на доверительные отношения, а также на советы и предложения со стороны представителей законодательной власти».

Врио губернатора отметил, что одна из главных задач, поставленных перед ним Президентом Владимиром Путиным, — сплочение людей, принимающих решения и обладающих реальной властью в крае, и широких групп населения.

Конструктивный договор

Структура договоров (сделок, контрактов), и их учет в программах.

Введение.
Документальная деятельность предприятия представляет из себя, на первый взгляд, хаотичный турбулентный поток документов, сыплющихся сверху вниз подобно каплям дождя. Однако, если вглядеться повнимательнее, можно увидеть, что смысл и структуру деятельности предприятия, его стержневую основу, составляют договора (синонимы – контракты, сделки, спецификации, приложения и т.д.). На договора, как на ниточки тканевой основы, нанизаны документы, относящиеся к одной и той же сделке. Благодаря разделению хаотичного турбулентного потока документов на отдельные смысловые единицы – договора – деятельность предприятия приобретает логическую стройность, появляется цель автоматизации отдельных сделок как основной атомарной единицы деятельности предприятия.
В данной статье автор рассмотрит предлагаемую им структуру учета в программах договоров и основные аспекты их автоматизации.

Терминология и разновидности договоров.

В практике встречаются такие виды договора, как основной договор (без спецификации), договор-спецификация, приложение, спецификация, и т.д. Терминология везде условная.
Основной договор содержит только рамочные условия и нуждается в периодическом составлении дополнительных спецификаций, тоже представляющих из себя отдельные договора, и ссылающихся на основной договор, с конкретным списком поставляемых товаров.
Договор-спецификация – это разовый договор с разовым покупателем, без длящихся отношений и без ранее заключенных рамочных договоров.
Приложение — это та же самая спецификация, только заключенная с нашим поставщиком. Также содержит перечень товаров и ссылается на заключенный ранее рамочный основной договор.

Проблематика определения структуры договоров.

Договор (сделка, контракт, приложение, спецификация и т.д.), для уточнения его содержания, по мнению автора, должен содержать следующие дополнительные подчиненные сущности (таблицы, справочники, регистры и т.д.).
— Состав (содержание) договора. В этой подчиненной таблице нужно указать товары, работы, услуги и т.п., входящие в данный договор (сделку).
— Поставки договора. Это партии, отгрузки договора. При внутригородской поставке число партий будет равно числу отдельных машин отгрузки, каждая из которых будет оформлена отдельной расходной накладной. В целях упрощения, можно будет считать, что сколько будет отдельных отгрузочных расходных накладных, столько же и будет в данном договоре поставок (партий).
— График платежей договора. В этой таблице расписываются предполагаемые (запланированные) платежи по договору, от самых простых – одной суммой по предоплате, до сложных многоходовых взаимных платежей (или взаимозачетов) между разными контрагентами, филиалами, должниками, и т.д. Реально же произошедшие платежи по данному договору, естественно, будут отражены в соответствующих кассовых и банковских документах, с привязкой к данному договору.
— Фактическая отгрузка договора. В этой таблице менеджер закупа может указывать движение товара, отгруженного в нашу сторону как покупателя нашим поставщиком. Это обычно происходит в момент, когда документы до нас еще не дошли, и бухгалтерия не может делать оприходование. Однако наши менеджеры продаж на основе информации об отгрузке и предполагаемом времени пути товара уже могут заранее предварительно его продавать, тем самым оказываясь впереди конкурентов.
— Отметки договора. Часто сделки в предприятиях проходят сложную процедуру рассмотрения, согласования, одобрения, и т.д., разными лицами. В таких случаях сделка должна помечаться специальными текстовыми пометками, отражающими мнение разных лиц относительно данной сделки.
— Прочие. Несомненно, практическая деятельность породит какие-нибудь другие дополнительные аспекты (таблицы), которые необходимо будет также отражать в базе данных предприятия.
Как мы видим, описанные подчиненные сущности позволят нам классифицировать все договора, как с поставщиком, так и с покупателем, как разовые, так и длящиеся. Таким образом мы используем единую универсальную структуру «договор», с запасом на дальнейшее ее развитие и расширение, и избегаем ошибки автоматизации только отдельных частных случаев («спецификация покупателя», «приложение поставщика», и т.д.).

Сущности в учете, которые затемняют и затрудняют определение договора и его структуры и уводят в ложную сторону.

Широко распространено мнение, что развернутая сущность «договор» со всеми ее подчиненными таблицами совсем не нужна. А вместо нее лучше пользоваться традиционными «счетами на оплату», как стартовой точной оформления сделки. И вообще традиционный «счет на оплату» — это и есть сделка. И нужно, как и раньше, оформлять только счета на оплату, и далее, на основании их, от них же исходящие документы, не обращая на договора никакого внимания.
По мнению автора, это неверно.
Во-1-х, любая сделка может включать в себя несколько отгрузок (то есть несколько счетов на оплату, несколько расходных накладных, несколько платежей), и тогда при вышеуказанной схеме «счетов на оплату» мы не видим общий результат, общий процесс, и т.д. в целом по всей сделке.
Во-2-х, счет на оплату может не являться началом сделки. Да, он будет выписан потенциальному покупателю, но покупатель может раздумать приобретать товар. И таким образом счет на оплату так и остается как бы «потенциально неначатой сделкой». Однако, если покупатель, все-таки позже решает приобрести товар, то именно тогда и логичнее всего было бы начать оформление сделки (договора, контракта, приложения, спецификации и т.д.). И именно в этот момент потенциальная сделка (счет на оплату) перерастает в реальную (договор). И именно тогда и нужно заполнять подчиненные таблицы договора.

Договор – необходимые реквизиты.

Сам «договор», как и всякая сущность, имеет собственные поля (реквизиты), характеризующие его и отличающиеся от полей подчиненных сущностей. Нижеприведенные реквизиты договора должны быть известны и заполнены на момент его заключения.
— Лицо, где заключен договор. Обычно это «наша фирма», «наше предприятие (или ИП)».
— Лицо, с кем заключен договор (наш покупатель, наш поставщик и т.д.).
— Вид договора. Здесь классификация произвольная, устанавливаемая самим предприятием, однако рекомендуется записывать элементы вида «с покупателем», «с поставщиком», и т.д. Эта классификация нужна для дальнейших отчетов и отборов.
— Подвид договора. Здесь классификация произвольная, устанавливаемая самим предприятием, однако рекомендуется записывать элементы вида «договор под склад», «адресный договор», «договор под тендер», и т.д. Эта субклассификация нужна для дальнейших отчетов и отборов.
— Номер договора. Обычно принимает числовой вид (для договора с покупателем). В случае, если нужно отразить номер договора, присвоенный нашим поставщиком, может иметь сложный многосоставной вид, в зависимости от структуры нумерации поставщика.
— Дата заключения договора.
— Дата начала действия договора. Может не совпадать с датой его заключения.
— Дата окончания действия договора. Обычно составляет плюс 30 дней от даты начала действия договора (для простых одноразовых сделок купли-продажи).
— Валюта договора.
— Основной. Здесь записана ссылка на основной договор, если данный договор является просто спецификацией (дополнением, приложением и т.д.) к другому (основному) договору, заключенному ранее. В спецификации (в составе договора) детализируются конкретные товарные позиции, нужные на данный момент покупателю.
— Примечание (при необходимости).

Состав договора – первая и важнейшая его часть.

Состав договора – это его содержание, спецификация, то есть товары, работы, услуги и т.д., которые входят в этот договор. Это первая и важнейшая часть договора (сделки, контракта, приложения, дополнения, спецификации и т.д.), которая обязательно должна быть определена и известна к моменту заключения договора.
Примерные элементы состава договора следующие.
— Договор – это родительский элемент, которому подчиняется элемент состава договора
— Лицо для кого – лицо, для кого приобретается этот состав договора. Этот пункт применяется при адресных заказах товара, когда заранее известно, для перепродажи кому приобретаются данные единицы данной позиции состава договора. В случае, если данный договор не является договором покупки и\или данные позиции приобретаются нашей фирмой без указания конкретного нашего покупателя (заказчика), тогда это поле остается пустым.
— Договор для кого – адресный договор, во исполнение которого приобретаются данные единицы товара. Это поле может быть пустым, если «договор для кого» не определен (неизвестен).
— Поставка (номер поставки). Обычно номер поставки почти всегда равен 1. Однако, когда покупатель вывозит товар несколькими партиями, тогда номер поставки будет равен плановому номеру партии вывоза товара.
— Номер строки. Это номер строки товара, как он будет выглядеть в счете на оплату и в расходной накладной. Иногда приходится разбивать одну и ту же строку товара на разных «заказчиков для кого» и\или «договора для кого».
— Актив (товар, работа, услуга).
— Единица измерения.
— Количество. Иногда точное количество может быть не указано, например, при записи рамочного (первоначального) договора, где оговорены только цены, а партии (количества товара) будут далее еще уточняться в дополнительных спецификациях к этому основному договору.
— Цена.
— Сумма. Иногда точная сумма не указывается по тем же причинам, что и точное количество.
— Валюта.
— Примечание (при необходимости).

Другие публикации:  Значок адвокатов

Поставки договора – вторая существенная часть контракта.

Поставки договора – это его отгрузки, партии, машины, или расходные накладные. Включают следующие реквизиты.
— Договор – это родительский элемент, которому подчиняется элемент поставки договора
— Условия. Включают в себя условия оплаты, поставки, отгрузки.
— Дата поставки ранняя. Начальная дата предполагаемой поставки.
— Дата поставки крайняя. Крайняя конечная дата предполагаемой поставки. В самом простом случае может совпадать с ранней датой поставки.
— Пункт назначения (при его наличии). При внутригородских поставках может не указываться.
— Вид транспортировки (авто, ж\д, авиа, самовывоз и т.д.)
— Условия Инкотермс.
— Исполнение. Здесь в строковом виде менеджер описывает движение поставляемого товара, его отгрузку, прохождение вагонов по ж\д станциям, и т.д.
— Примечание (при необходимости).

График платежей договора – третья существенная часть контракта.

График платежей договора должен быть согласован обоими сторонами договора. Включает в себя —
— Договор – это родительский элемент, которому подчиняется элемент графика платежей договора (подчиненной сущности к договору).
— Номер платежа. В случае нескольких платежей они нумеруются последовательно. Обычно в простой сделке продажи платеж бывает только один.
— Дата платежа ранняя. Предполагаемая дата наступления платежа.
— Дата платежа крайняя. В случае оплаты единой суммой сразу может совпадать с датой платежа ранней.
— Лицо от кого. Это поле заполняется, когда платеж планируется осуществлять от других лиц, нежели участвующие в сделке – от филиалов, должников, и т.д. Если же платеж производится как обычно, то есть от покупателя к поставщику, то данное поле не заполняется.
— Лицо кому. Это поле заполняется, когда платеж планируется осуществлять на других лиц, нежели участвующие в сделке – на филиалы, дебиторов, и т.д. Или же планируются какие-то сложные и необычные многоходовые схемы оплаты, и т.д. Если же платеж производится как обычно, то есть от покупателя к поставщику, то данное поле не заполняется.
— Сумма. Здесь указывается планируемая сумма платежа.
— Валюта. Здесь указывается планируемая валюта платежа.
— Примечание (при необходимости).

Фактическая отгрузка (фактическое исполнение) договора – необязательная часть договора.

Таблица фактической отгрузки в основном применяется в договорах покупки, когда наше предприятие покупает у производителей и более крупных оптовиков товар для дальнейшей перепродажи. Заполняется менеджером закупок вручную и состоит из следующих реквизитов.
— Договор – это родительский элемент, которому подчиняется элемент фактической отгрузки договора.
— Актив (товар, работа, услуга). Это поле необходимо, так как бывает, что взамен фактически отгружаются другие активы (аналоги или заместители), нежели те, что первоначально заказывали.
— Единица измерения.
— Количество. Фактическое количество, отгруженное поставщиком.
— Дата отгрузки.
— Номер вагона, авто.
— Примечание (при необходимости).

Отметки договора – необязательная дополнительная часть договора.

— Договор – это родительский элемент, которому подчиняется элемент отметки договора.
— Дата начала действия (отметки).
— Вид отметки (согласовано, утверждено, одобрено, мнение, указание, и т.д).
— Лицо от кого. Здесь указано, кто (какой работник нашего предприятия) произвел отметку.
— Лицо кому. При необходимости, здесь указывается, какому работнику следует обратить внимание на данную отметку.
— Примечание (при необходимости).

Прочие части договора (опционально).

Могут существовать еще какие-либо другие, дополнительные, подчиненные сущности, раскрывающие какие-либо аспекты договора.

Печать спецификации к договору и текста самого договора непосредственно из учетной программы.

Заполнив все вышерассмотренные части договора и сам родительский элемент договора информацией, не составляет труда прямо из учетной программы, быстро и оперативно распечатать сам текст типового договора с покупателем и спецификацию к нему. Потому что вся информация для такой распечатки уже есть в наличии, и нет нужды теперь отдельно редактировать тексты договоров в офисных программах Word и Excel. Таким образом, в случае с самыми ходовыми типовыми договорами с покупателями, пользуясь на практике подчиненными структурами договора, можно быстрее оформлять сделки, повышать оперативность обслуживания клиентов.

Заключение.

Предлагаемая автором для учета в программах единая универсальная сущность «договор», со всеми ее детализирующими подчиненными таблицами имеет очевидные преимущества перед использовавшимися ранее структурами для учета сделок, типа «счет на оплату», «партия», и т.д. Структура «договор» за счет своей универсальности обеспечивает сквозной учет деталей любых сделок (договоров, контрактов, приложений, спецификаций) и любых операций.

Курсаков С.А.

Дата последнего редактирования – 6 марта 2015 г.

Статья была впервые опубликована в журнале «Бухгалтер+Компьютер» в 2015 г.

Толковый словарь Ушакова . Д.Н. Ушаков. 1935-1940 .

Смотреть что такое «КОНСТРУКТИВНЫЙ» в других словарях:

конструктивный — ая, ое. constructif, ve adj. 1. Отн. к конструкции <устройству>. Конструктивные особенности сооружения. БАС 1. Конструктивный замысел. Уш. 1934. || Отн. к конструированию. БАС 1. Наши молодые и старые специалисты разрешают сейчас такие… … Исторический словарь галлицизмов русского языка

конструктивный — полезный, умный, применимый, разумный, плодотворный, дельный, деловитый, путный, деловой, путевый Словарь русских синонимов. конструктивный см. дельный Словарь синонимов русского языка. Практический справочник. М.: Русский язык. З … Словарь синонимов

КОНСТРУКТИВНЫЙ — КОНСТРУКТИВНЫЙ, ая, ое; вен, вна. 1. полн. Относящийся к конструкции (в 1 знач.), нужный для конструирования (спец.). Конструктивные формы материала. 2. Такой, к рый можно положить в основу чего н., плодотворный (книжн.). Конструктивная критика.… … Толковый словарь Ожегова

конструктивный — ая, ое; вен, вна 1) полн. ф. Относящийся к конструкции. Конструктивные особенности сооружения. Единственно, что несколько омрачало жизнь на самолете, был конструктивный его недостаток (Раскова). 2) Такой, который можно положить в основу чего л.… … Популярный словарь русского языка

конструктивный — 1) уносящийся к конструкции; 2) такой, который можно положить в основу чего л., плодотворный. Новый словарь иностранных слов. by EdwART, , 2009. конструктивный относящийся к конструкции, построению, плану, взаимному расположению частей… … Словарь иностранных слов русского языка

конструктивный — наладить конструктивный диалог • существование / создание … Глагольной сочетаемости непредметных имён

Конструктивный — I прил. соотн. с сущ. конструкция I 1., связанный с ним II прил. 1. Создающий основу для дальнейшей работы. 2. Содержащий созидательное начало; плодотворный. Толковый словарь Ефремовой. Т. Ф. Ефремова. 2000 … Современный толковый словарь русского языка Ефремовой

конструктивный — конструктивный, конструктивная, конструктивное, конструктивные, конструктивного, конструктивной, конструктивного, конструктивных, конструктивному, конструктивной, конструктивному, конструктивным, конструктивный, конструктивную, конструктивное,… … Формы слов

конструктивный — конструкт ивный; кратк. форма вен, вна … Русский орфографический словарь

конструктивный — кр.ф. конструкти/вен, конструкти/вна, вно, вны; конструкти/внее … Орфографический словарь русского языка

Договор о пользовании части (конструктивного элемента) вещи

Диденко Ася Алексеевна, старший преподаватель кафедры гражданского права ФГБОУ ВПО «Кубанский государственный аграрный университет», кандидат юридических наук.

В статье рассмотрены проблемы понятия и квалификации договоров, не урегулированных ГК РФ и иными нормативными правовыми актами (непоименованных). Показана противоречивая судебная практика о признании непоименованных договоров заключенными, предложены меры по совершенствованию законодательства.

Ключевые слова: договор, поименованный договор, непоименованный договор, квалификация непоименованных договоров, права сторон непоименованных договоров, судебная практика.

Contract on use of a part (constructive element) of a tiling

The article is concerned with problems of notion and qualification of contracts not regulated by the Civil Code of the Russian Federation and other legal acts (unnamed contracts). Conflicting jurisprudence on ascertaining unnamed contracts concluded is demonstrated. The methods to perfect the legislation on the matter are suggested.

Key words: contract, named contract, unnamed contract, unnamed contracts qualification, unnamed contracts parties’ rights, jurisprudence.

Основным принципом в сфере договорных отношений, как известно, является принцип свободы договора. Принцип договорной свободы обозначает право частных лиц заключать договоры любого содержания и таким образом устанавливает новую реальность обязательственных договорных отношений, основанную на объективно присущей им свободе. Составной частью данного принципа является право заключать договоры, как предусмотренные, так и не предусмотренные законом или иными правовыми актами (ст. 421 ГК РФ) , т.е. свобода выбора вида заключаемого договора.

Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая): Федеральный закон от 30 ноября 1994 г. N 51-ФЗ (в ред. Федерального закона от 11.02.2013 N 8-ФЗ) // СЗ РФ. 1994. N 32. Ст. 3301; 2013. N 7. Ст. 609.

В гражданском праве общепризнанной является классификация договоров на типы, виды и подвиды (разновидности). Именно такой классификационный критерий используется в ГК РФ, в котором выделено 26 типов договоров, из которых 6 разделены на отдельные виды договоров .

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского «Договорное право. Общие положения» (книга 1) включена в информационный банк согласно публикации — Статут, 2001 (3-е издание, стереотипное).

Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: Общие положения. М.: Статут, 1997. С. 324.

При исследовании непоименованных договоров возникает, в частности, вопрос о том, следует ли признавать договор неурегулированным в качестве вида или подвида, если он относится к определенному типу, правила о котором содержатся в ГК РФ. М.И. Брагинским и В.В. Витрянским высказано мнение о том, что признание правоотношения договором непоименованным означает отсутствие урегулирования не только вида, но и соответствующего ему типа . В то же время внутри отдельного договорного типа договоры различных видов и разновидностей значительно различаются и имеют свои специфические признаки (к примеру, договор аренды зданий и сооружений и договор найма жилого помещения, составляющие один тип — аренду). Поэтому предпочтительнее выглядит мнение о том, что непоименованным можно считать договор любого классификационного уровня, несмотря на то что его предшественник — договор более высокого уровня законодательно закреплен .

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского «Договорное право. Общие положения» (книга 1) включена в информационный банк согласно публикации — Статут, 2001 (3-е издание, стереотипное).

Там же. С. 328.
Романец Ю.В. Система договоров в гражданском праве России. М., 2004. С. 72; Батлер Е.А. Непоименованные договоры. М.: Экзамен, 2008. С. 95.

Согласно буквальному толкованию норм ГК РФ непоименованный договор не предусмотрен законом или иными правовыми актами РФ, но и не противоречит им (п. 2 ст. 421 ГК РФ), а смешанный договор включает в себя элементы различных договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами РФ (п. 3 ст. 421 ГК РФ) . Соответственно, соединение непоименованных договоров с поименованными договорами в одном договоре формально не позволяет считать такой договор смешанным.

Другие публикации:  Торрент пособие по ремонту hyundai santa fe

Гражданское право: Учебник для вузов: В 3 частях. Часть первая / Под ред. В.П. Камышанского, Н.М. Коршунова, В.И. Иванова. М.: Эксмо, 2009. С. 691.

Д.В. Огородов и М.Ю. Челышев отмечают, что смешанный договор вторичен по отношению как к поименованным, так и к непоименованным договорам, поскольку может сочетать в себе элементы как тех, так и других. По их мнению, смешанный договор «занимает середину между поименованным и непоименованным договором» .

Огородов Д.В., Челышев М.Ю. Конструкция смешанного договора в гражданском (частном) праве. М.: Статут, 2008. С. 45.

Е.А. Суханов указывает, что отличие смешанных договоров от непоименованных состоит в том, что последние неизвестны действующему законодательству, но соответствуют его общим началам и смыслу, в то время как смешанные договоры состоят из известных разновидностей договоров. По его мнению, этим обусловливается применение к ним в соответствующих частях конкретных правил об этих поименованных договорах, в связи с чем исключается аналогия .

Договор: Постатейный комментарий глав 27, 28 и 29 Гражданского кодекса Российской Федерации / Под ред. П.В. Крашенинникова. М.: Статут, 2010 // СПС «КонсультантПлюс».

А.Г. Карапетов относит к числу непоименованных договоров те, в отношении которых не предусмотрено в законодательстве никакого позитивного регулирования, хотя бы он и упоминался в каком-либо законе или ином нормативном правовом акте .

Карапетов А.Г., Савельев А.И. Свобода договора и ее пределы: В 2 т. М.: Статут, 2012. Т. 2: Пределы свободы определения условий договора в зарубежном и российском праве. 453 с. // СПС «КонсультантПлюс».

Представляется, что смешанный и непоименованный договоры по отношению друг к другу являются самостоятельными категориями. Указанный вывод косвенно подтверждается также тем, что ст. 421 ГК РФ различает указанные понятия. Смешанный и непоименованный договоры отличаются и по существенным условиям, которые в обязательном порядке должны быть согласованы, для того чтобы договор мог считаться заключенным.

Так, если в смешанном договоре в соответствии с п. 3 ст. 421 ГК РФ должны быть согласованы существенные условия для каждого из договоров, которые входят в него, то в непоименованном договоре должно быть согласовано условие о предмете.

Иных обязательных существенных условий для непоименованного договора в законе не предусмотрено, за исключением условия о предмете, которое является существенным для любого без исключения договора в силу ст. 432 ГК РФ.

Непоименованные договоры — это не предусмотренные гражданским законодательством и не противоречащие ему гражданско-правовые договоры, правовое регулирование которых основывается на первоочередном применении общих положений о договорах ГК РФ и вторичном применении специальных правил об отдельных типах и видах договоров по аналогии. Одновременно гражданское законодательство следует понимать «в узком смысле», исходя из определения, данного ст. 3 ГК РФ, а именно: «. гражданское законодательство состоит из настоящего Кодекса и принятых в соответствии с ним иных федеральных законов», а также учитывая основные постулаты правовой теории, согласно которым в систему гражданского законодательства необходимо включать Конституцию РФ и федеральные конституционные законы . Соответственно, непоименованным следует считать только тот договор, в отношении которого отсутствует нормативное регулирование на уровне закона как формального источника гражданского права. При этом следует согласиться с общим выводом А.Н. Танаги о том, что «важнейший вывод, который должен следовать из четкого признания законодателем непоименованных соглашений, должен сводиться к безусловной защите подобных сделок при общем непротиворечии их закону» .

Диденко А.А. Система источников гражданского права Российской Федерации: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. Краснодар, 2008. С. 15.
Танага А.Н. Свобода выбора вида заключаемого договора // Вестник ВАС РФ. 2002. N 7. С. 102.

Первоначальная редакция проекта Федерального закона «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации» предусматривала новую конструкцию смешанного договора. Согласно п. 2 ст. 421 ГК РФ в редакции проекта планировалось добавить следующее: к договору, не предусмотренному законом или иными правовыми актами, при отсутствии признаков, указанных в п. 3 данной статьи (элементы различных договоров), правила об отдельных видах договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами, не применяются. Здесь следует отметить, что приведенное нововведение не исключало возможности применения аналогии закона по правилам ст. 6 ГК РФ.

Признание договора в качестве непоименованного означает неприменимость по общему правилу специальных императивных и диспозитивных норм законодательства и подчинение договора общим положениям обязательственного и договорного права. Непоименованные договоры должны регулироваться общими диспозитивными и императивными нормами договорного права, не подпадая под специальные императивные ограничения, установленные в отношении отдельных видов поименованных договоров.

В целом любой гражданско-правовой договор может быть охарактеризован как поименованный, смешанный или непоименованный при наличии соответствующей интерпретации гражданско-правовой нормы как диспозитивной, императивной или квалифицирующей.

Признаки, которые относят тот или иной заключенный сторонами договор к соответствующей поименованной договорной категории, А.Г. Карапетов предлагает именовать квалифицирующими . Соответствие заключенного договора всем квалифицирующим признакам какого-либо поименованного договора подводит соглашение сторон под соответствующий поименованный договорный тип и установленные в отношении его специальные нормы. Несоответствие договора хотя бы одному из таких квалифицирующих признаков означает непоименованный статус договора.

Карапетов А.Г., Савельев А.И. Указ. соч.

Обращение к системному толкованию норм гражданского права является одним из важнейших методологических направлений понимания таких квалифицирующих признаков различных гражданско-правовых договоров. Поскольку не всегда квалифицирующие признаки могут быть успешно интерпретированы путем буквального толкования нормы закона. Тем не менее большинство квалифицирующих признаков излагается именно в соответствующих специальных нормах гражданского законодательства.

Одновременно квалифицирующие нормы следует отличать от императивных норм. Императивные нормы применяются к поименованному договору соответствующего типа и вида. Это сформулированные в гражданско-правовых нормах строго определенные предписания, устанавливающие правовые ограничения в форме категорического запрета или позитивного обязывания, исключающие возможности иного варианта формирования и исполнения обязательств в границах возникшего договорного правоотношения, в части, прописанной нормами гражданского права, которые не допускают возможности их изменения или отмены посредством волеизъявления сторон договорного обязательства .

Ковалева Ю.В. Императивность в договорном праве: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. Краснодар, 2011. С. 6 — 7.

Если при заключении договора не были соблюдены соответствующие императивные нормы, договор, как правило, признается либо незаключенным, либо недействительным. Если в договоре не согласованы установленные императивными нормами существенные условия, он в силу ст. 432 ГК РФ также по общему правилу считается незаключенным. Если, наконец, договор противоречит императивным нормам, направленным на непосредственное регулирование отношений сторон по уже заключенному договору, то в силу ст. 168 ГК РФ речь должна по общему правилу идти о недействительности договора в целом или в части соответствующего спорного условия.

В этой связи можно согласиться с мнением Е.В. Грушевской, что «императивными правовыми нормами могут устанавливаться внешние границы свободы договора, являющиеся фактически «разрешительными» ограничениями. Второй группой ограничений устанавливаются внутренние изъятия из свободы договора, другими словами, «запретительные» ограничения свободы договора, которые фактически разрешают все иные действия в пределах сектора свободы, кроме прямо запрещенных ими» .

Грушевская Е.В. Императивность в российском гражданском праве: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. Краснодар, 2010. С. 10.

Квалифицирующие нормы следует также отличать от специальных диспозитивных норм, введенных для целей заполнения пробелов в соглашениях, которые отнесены к определенному договорному типу. Если договор противоречит специальной диспозитивной норме, то это не препятствует его отнесению к тому поименованному договорному типу, в отношении которого данная норма установлена.

Правильная квалификация договора должна осуществляться судом на основе анализа содержания условий договора и направленности воли сторон. Договор может быть признан непоименованным, если суд, соотнеся содержание договора с признанными в гражданском законодательстве договорными моделями, установит его несоответствие всем поименованным договорным конструкциям.

Например, как справедливо указал ФАС СКО, «. судебные инстанции правомерно указали на то, что гражданское законодательство РФ не содержит понятия договора инвестирования и не устанавливает его предмет и существенные условия, поэтому для квалификации правоотношений между участниками инвестиционной деятельности необходимо применение правил ст. 431 ГК РФ» .

Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 20 февраля 2009 г. по делу N А32-14100/2007-52/380 // СПС «КонсультантПлюс».

Однако нередко арбитражные суды вместо выявления действительной воли сторон и анализа условий договора стараются применить к таким договорам правила о соответствующем виде договора, предусмотренном ГК РФ, что ведет к неверному определению правовой природы договора и искажению действительной воли сторон. Так, например, суд апелляционной инстанции, отменяя решение суда первой инстанции и отказывая в удовлетворении иска, исходил из того, что между сторонами сложились правоотношения, урегулированные договором простого товарищества, а не инвестиционным договором .

Постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 9 ноября 2009 г. по делу N А78-1938/2009 // СПС «КонсультантПлюс».

Для того чтобы определить истинную природу договора и определить его в качестве поименованного или непоименованного соответственно, необходимо, используя методы системного толкования норм гражданского права, установить противоречие предмета договора, иных условий договора и направленности воли сторон квалифицирующим нормам отдельных видов договоров в гражданском праве. Отсутствие такого противоречия означает, что договор относится к поименованной договорной модели. При этом следует учитывать рассмотренные выше отличия квалифицирующей нормы от императивной и диспозитивной. Также необходимо исключить возможность того, что норма, закрепляющая соответствующий квалифицирующий признак договора, допускает расширительное толкование. Таким образом, если отсутствуют убедительные основания считать норму права императивной или диспозитивной либо толковать расширительно, то, скорее всего, данная норма устанавливает квалифицирующий признак поименованной договорной модели, а противоречие договора такой норме следует рассматривать как условие признания договора непоименованным.

При очевидной императивности нормы такой вопрос не возникает. В случае применения предписывающей нормы, не оговаривающей прямо законодательный запрет, но при этом не устанавливающей прямо право сторон оговорить иное, у суда могут возникнуть некоторые сомнения в ее природе. Если диспозитивность прямо выражена в соответствующей норме, проблема не возникает: такая норма не является квалифицирующей. Соответственно, условие договора, который соответствует квалифицирующим признакам этой договорной модели, но противоречит такой норме, будет иметь приоритет перед ней. Если же диспозитивность эксплицитно не зафиксирована, возникают некоторые сложности. Соответственно, в ряде случаев суду будет необходимо выбрать между признанием нормы диспозитивной или квалифицирующей. Для разрешения этой проблемы суду следует прибегнуть к принципам гражданского права, в частности разумности, добросовестности, справедливости и пр. Стоит согласиться с выводом А.Г. Карапетова, что «без наличия серьезных политико-правовых оснований формировать новые договорные модели не стоит. Диспозитивная квалификация спорной нормы позволяет оставить договор в рамках данной поименованной договорной модели и не провоцировать ненужный правовой вакуум» .

Карапетов А.Г., Савельев А.И. Указ. соч.

Следуя рассмотренным выше методологическим основаниям, попытаемся проанализировать пример непоименованного договора без элементов других договоров — договор на использование отдельного конструктивного элемента (части) недвижимой вещи (здания, сооружения) в том числе для установки или размещения рекламы. Исключая его отнесение к наиболее «близкому» типу договоров аренды, необходимо установить его квалифицирующие признаки.

Другие публикации:  Семейный адвокат харьков

Чаще всего квалифицирующие нормы закрепляются в ГК РФ в законодательных дефинициях соответствующих поименованных договоров. Договором аренды признается гражданско-правовой договор, в силу которого арендодатель обязуется предоставить арендатору определенное имущество во временное владение и пользование или во временное пользование, а арендатор должен уплачивать за это арендодателю арендную плату. Итак, что для квалификации договора в качестве договора аренды необходимо, чтобы его предмет состоял в передаче имущества во временное владение и пользование или временное пользование.

Согласно п. 1 ст. 650 ГК РФ по договору аренды здания или сооружения арендодатель обязуется передать во временное владение и пользование или во временное пользование арендатору здание или сооружение. Особенности правового регулирования аренды зданий и сооружений обусловлены спецификой предмета соответствующего договора. Представляется, что данный договор выделен в отдельный вид договора аренды исключительно по признакам особенностей передаваемого в аренду имущества: зданий и сооружений, требующих установления специальных правил, регламентирующих правоотношения, связанные с арендой указанных объектов. Поэтому есть все основания считать норму о предмете такого договора аренды в качестве квалифицирующей, т.е. определяющей правовую природу данной договорной модели.

Правильная квалификация данного договора в качестве непоименованного во многом зависит от того, передается ли конструктивный элемент в пользование отдельно от здания или вместе с ним и можно ли рассматривать его в качестве самостоятельного объекта недвижимого имущества.

Не менее важным является вопрос о том, является ли необособленная часть конструктивного элемента здания (например, крыши) самостоятельной вещью в контексте норм об объекте аренды. Учитывая сложность такой квалификации, можно расширительно толковать понятия «здания» и «сооружения», включив в них и помещения как части здания или сооружения. Тогда можно признать режим аренды здания или сооружения распространяющимся и на договоры, по которым арендуются определенные конструктивные элементы зданий.

Если же анализ спорного договора свидетельствует о том, что его предметом являлось предоставление лицу возможности на возмездной основе размещать рекламу на крыше принадлежащего ответчику здания, такой договор, скорее всего, будет признан непоименованным, поскольку передача вещи в аренду всегда влечет временное отчуждение собственником права пользования этой вещью. Между тем крыша представляет собой конструктивный элемент здания (ее часть) и не является самостоятельным объектом недвижимости, который мог бы быть передан в пользование отдельно от здания. Поэтому такой договор не может квалифицироваться как договор аренды.

Этот вывод подтверждается и в самой практике ВАС РФ. Договор между собственником здания и другим лицом, на основании которого последнее использует отдельный конструктивный элемент этого здания, по сути, часть недвижимой вещи для размещения рекламных конструкций, был признан ВАС РФ непоименованным договором , к которому применяются общие правила части первой ГК РФ . В этой связи ВАС РФ отметил: «Спорный объект представлял собой не вещь, а необособленную часть конструктивного элемента здания. Признать часть крыши самостоятельным объектом аренды не представляется возможным ни с теоретических позиций, ни с позиций правового регулирования (ст. 607 ГК РФ). Следовательно, заключить договор аренды в отношении объекта, который не может быть объектом аренды, невозможно».

Обзор практики разрешения споров, связанных с арендой: информационное письмо Президиума ВАС РФ от 11 января 2002 г. N 66 // СПС «КонсультантПлюс».
Определение ВАС РФ от 10 декабря 2008 г. N 13750/08 по делу N А55-17555/2007; Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 19 сентября 2007 г. N Ф08-6090/2007 по делу N А63-1865/2007-С1 // СПС «КонсультантПлюс».

Учитывая такую позицию ВАС РФ, суды, рассматривая аналогичные споры, пришли к правильному выводу о том, что конструктивные элементы здания не являются самостоятельным объектом недвижимого имущества , право на которое может возникнуть в общем порядке .

Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 14 октября 2008 г. N Ф04-6348/2008(13747-А45-11) по делу N А45-1458/2008-12/31 // СПС «КонсультантПлюс».
Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 15 июля 2009 г. по делу N А25-733/2008-3 // СПС «КонсультантПлюс».

В другом деле стена, являющаяся конструктивным элементом здания, была передана в пользование истца для размещения на ней рекламной продукции не отдельно от самого объекта недвижимости, а непосредственно с ним, что не противоречит положениям гл. 34 ГК РФ. В данном примере необоснованна ссылка суда апелляционной инстанции на положения п. 1 информационного письма Президиума ВАС РФ N 66, поскольку в нем идет речь о договоре, на основании которого лицо получило право использовать лишь конструктивный элемент. Таким образом, суд подтвердил наличие у арендатора правомочий использовать арендованное имущество, в том числе стену, в соответствии с целями заключенного договора .

Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 6 ноября 2007 г. N А19-5732/07-7-Ф02-8215/07 по делу N А19-5732/07-7 // СПС «КонсультантПлюс».

Однако несколько позднее ВАС РФ решил, что к таким непоименованным договорам нормы об аренде применяются по аналогии (в том числе и нормы об обязательности государственной регистрации долгосрочной аренды недвижимости). Суд тем самым, не оспаривая высказанное ранее мнение о непоименованном характере данного договора, тем не менее исключил первоочередное применение к таким правоотношениям общих норм обязательственного права по аналогии. Следовательно, к указанным договорам применяются по аналогии положения законодательства о договорах аренды зданий и сооружений, поскольку ст. 651 ГК РФ относится к § 4 гл. 34 ГК РФ, а также в не урегулированной им части в силу ст. 625 ГК РФ применяются нормы § 1 гл. 34 ГК РФ «Общие положения об аренде», таким образом, распространив действие целого блока специальных императивных норм о договорах аренды здания и сооружения на непоименованный договор.

О некоторых вопросах практики рассмотрения споров о правах собственников помещений на общее имущество здания: Постановление Пленума ВАС РФ от 23 июля 2009 г. N 64 // СПС «КонсультантПлюс».

Однако вряд ли стоит признавать избранный ВАС РФ подход при правовом регулировании непоименованных договоров обоснованным. Так, согласно ст. 6 ГК РФ аналогия закона применяется к отношениям, предусмотренным п. 1 и 2 ст. 2 ГК РФ, если это не противоречит их существу. Однако, как следует из упомянутого п. 7 Постановления, лицо, которое использует по договору не являющуюся помещением часть здания, не владеет каким-либо объектом недвижимости. Следовательно, применение п. 1 ст. 652 ГК РФ к рассматриваемым правоотношениям по аналогии закона недопустимо, поскольку в данном случае не происходит передачи пользователю прав владения частью здания как объекта недвижимости.

Предметом гражданского оборота и объектом вещных или обязательственных прав может быть только недвижимая вещь, а не ее часть. Исходя из признака оборотоспособности, передача в аренду части недвижимой вещи должна быть признана невозможной, поскольку самостоятельное юридическое существование недвижимой вещи, необходимое для отчуждения таковой, определяется на основании реестра.

Следовательно, разрешая вопрос о существенных условиях рассматриваемого договора на использование отдельного конструктивного элемента (части) недвижимой вещи (здания, сооружения), следует руководствоваться общими положениями обязательственного права. В соответствии со ст. 432 ГК РФ договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Условие о предмете является существенным для договора любого вида. При отсутствии согласованного сторонами этого условия договор считается незаключенным. При этом для квалификации исследуемого договора в качестве непоименованного основной акцент в согласовании предмета договора должен быть сделан на невозможности признания такого имущества или его части в качестве недвижимого. В то же время сведения о передаваемой части недвижимой вещи должны быть максимально точно описаны в таком непоименованном договоре.

Таким образом, с одной стороны, договор между собственником здания и другим лицом, на основании которого последнее использует отдельный конструктивный элемент этого здания для рекламных целей, не является договором аренды, а представляет собой непоименованный договор. С другой стороны, к таким договорам применяются по аналогии положения законодательства о договоре аренды, и они подлежат государственной регистрации применительно к п. 2 ст. 651 ГК РФ. При этом обременение устанавливается на все здание в целом. При таких разъяснениях ВАС РФ и сложившейся судебной практике есть все основания полагать, что договор на передачу во временное пользование конструктивного элемента здания и сооружения не должен противоречить императивным требованиям гражданского законодательства об аренде.

Изложенная практика арбитражных судов свидетельствует о последовательном ограничении принципа свободы договора, который может быть ограничен в обязательственных правоотношениях посредством использования императивных правовых норм. Одновременно гражданско-правовые нормы о смешанных и непоименованных договорах, с одной стороны, представляют собой меру свободы в области договорного права, а с другой — выступают нормативно установленной границей между диспозитивным усмотрением сторон и императивностью норм гражданского законодательства. Законодатель сознательно нормативно конструирует лишь основную часть известных в гражданском обороте договоров, оставляя возможность сторонам, действуя свободно, самим заключать иные необходимые им соглашения.

Таким образом, законодатель подчеркивает, что абсолютная свобода для всех участников обязательственных отношений в договорном установлении прав и обязанностей — крайне опасное явление, которое может привести к негативным результатам. Учитывая это, можно утверждать, что абсолютное господство свободы и исключительно принципа диспозитивности в договорных отношениях нарушило бы справедливый баланс частноправовых и публично-правовых интересов в экономических отношениях. В этой связи на современном этапе развития гражданского права существует объективная необходимость установить пределы и ввести отдельные ограничения распоряжения договорной свободой для участников гражданского оборота. Это в целом позволит исключить необоснованное и произвольное вмешательство кого бы то ни было в сферу частного усмотрения сторон обязательственного правоотношения.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *