Ст 137 ук рф статья 1521 гк рф

Статья 169 ГК РФ как орудие налогового террора*

Участившиеся случаи подачи налоговыми органами исков о признании сделок совершенными с целью, заведомо противной основам правопорядка и нравственности, и взыскании в доход государства всего полученного по таким сделкам, заставляют редакцию журнала вновь обратиться к вопросу о применении статьи 169 Гражданского кодекса РФ и возможности ее существования в действующей системе российского права.

Редкий налогоплательщик не вздрагивает от числа «169». С 2001 года требования статьи 169 НК РФ о порядке оформления счетов-фактур — как бесконечный кошмарный сон в жизни любого бухгалтера. Всем памятны переживания в связи с появлением Определения КС РФ от 08.04.2004 № 169. Очередная беда пришла оттуда, откуда не ждали — со стороны гражданского законодательства.

1 января 2007 года вступил в силу Закон о мерах по совершенствованию налогового администрирования [ сноска 2 ] . Принятие этого закона направлено на реализацию Послания Президента Федеральному Собранию 2005 года, в котором была отмечена необходимость улучшить работу налоговых органов и положение налогоплательщиков. По словам Президента, «налоговые органы не вправе “терроризировать” бизнес».

В ходе работы над проектом Закона о мерах по совершенствованию налогового администрирования прозвучало предложение депутатов исключить право налоговых органов на подачу исков о взыскании всего полученного по сделкам как наиболее опасное с точки зрения «налогового терроризма». Таким правом налоговые органы наделены в соответствии с Законом РФ от 21.03.1991 № 943-I «О налоговых органах Российской Федерации» (абз. 3 п. 11 ст. 7) и статьей 169 ГК РФ. Эта статья Гражданского кодекса предусматривает, что «сделка, совершенная с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности, ничтожна», а все, полученное по такой сделке при наличии умысла сторон, взыскивается в доход государства — другими словами, конфискуется [ сноска 3 ] .

Однако, встретив ожесточенное сопротивление со стороны чиновников [ сноска 4 ] , депутаты отозвали свою поправку, и в итоге еще раз вслед за высшими судебными органами [ сноска 5 ] законом образца 2006 года было подтверждено право налоговых органов на подобные иски, что последними было расценено как сигнал к наступлению.

Чем опасны иски о конфискации и почему они должны быть немедленно отменены?

Причина первая — историческая

Статья о конфискации всего полученного по «безнравственной и непорядочной» сделке появилась задолго до возникновения современного российского государства — в 1922 году, причем по личному указанию В.И. Ленина. Он считал, что статья, подобная этой, еще «очень и очень пригодится», и, более того, узнав о попытке Совета народных комиссаров исключить эту статью при принятии первого российского Гражданского кодекса, написал В.М. Молотову: «Обращаю внимание на то, что вчера в Совнаркоме совершенно изгадили, как мне сообщает т. Горбунов, гражданский кодекс» [ сноска 6 ] .

В результате в ГК РСФСР появились две взаимосвязанные нормы. В статье 30 недействительной именовалась сделка, совершенная с целью, противной закону или в обход закона, а равно сделка, ведущая к явному ущербу для государства. Кроме того, в статье 147 устанавливалось, что в случае недействительности договора как противозаконного или ведущего к явному ущербу для государства ни одна из сторон не вправе требовать от другой возврата исполненного по договору, а неосновательное обогащение взыскивается в доход государства.

И ведь, действительно, сгодился «бронепоезд на запасном пути»! Долгие годы норма была, как говорят юристы, «спящей», то есть не применялась, но сегодня налоговые органы нередко заявляют подобные иски при выявлении у налогоплательщиков так называемых «схем» — ситуаций, формально соответствующих закону, но направленных на получение необоснованной налоговой выгоды.

Статья 49 ГК РСФСР 1964 года не сильно отличалась от ныне действующей статьи 169 ГК РФ: в ней «противными» объявлялись сделки, совершенные «с целью, заведомо противной интересам социалистического государства и общества».

Иски о конфискации — это продолжение большевистских методов борьбы, это расширение публичной сферы жизни за счет частной. В тех странах, где существует возможность оспаривания подобных сделок, не предусмотрена конфискация в доход государства — только реституция, то есть возврат сторон в исходное положение. Однако в российском обществе до сих пор распространено мнение, что статья 169 ГК РФ — отнюдь не пережиток тоталитарного прошлого, что угроза подвергнуться конфискации направлена в светлое будущее, поскольку способствует селекции нового, невиданного прежде в России поколения высоконравственных предпринимателей.

Причина вторая — этико-юридическая

Нравственность — сложная этическая категория, наполнить которую правовым содержанием, при всем желании, невозможно. За прошедшие с ленинских времен годы не появилось и четкого юридического определения понятий «основы правопорядка» и «нравственность»: сколько комментаторов — столько мнений. За нарушение социально-нравственных норм установлена юридическая ответственность, да какая! При этом приклеивается еще и ярлык «антисоциальные сделки»!

Скрупулезно проанализировав понятия «общественный порядок» и «добрые нравы», И.А. Покровский пришел к выводу, что эти понятия могут существовать только вне закона: «Дело государства определить все то, что необходимо для бытия “общественного порядка”, положительными предписаниями закона, и тогда, естественно, всякие сделки, противные общественному порядку, будут невозможны уже потому, что они противны закону» [ сноска 7 ] . Что касается «добрых нравов», то «. мы имеем перед собой не нечто точное и определенное, а некоторую сплошную загадку, разрешить которую юристы до сих пор не в состоянии» [ сноска 8 ] . На наш взгляд, в названных терминах больше политического и идеологического, нежели правового содержания. Аргументы в оправдание расплывчатости понятий «основы правопорядка» и «нравственность», приведенные Конституционным Судом РФ в определениях от 08.06.2004 № 225-О, № 226-О и № 227-О, совершенно неубедительны. Не стоит ли согласиться с классиком правовой науки и прекратить тщетные потуги набить чучело статьи 169 ГК РФ юридическими потрохами?

Тем не менее за совершение сделки, противоречащей этим философским и не поддающимся определению с точки зрения права терминам, предусмотрена строжайшая — по сути, уголовная — санкция. Для сравнения: перед тем как установить для преступников штраф в размере 120 тыс. руб. за мошенничество, законодатель специально раскрывает в статье 159 УК РФ понятие мошенничества: это «хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием». Просто, понятно, конкретно.

В таких условиях применение статьи 169 ГК РФ не только неконституционно, но и безнравственно, как, впрочем, безнравственна и сама статья — она не отвечает современным представлениям общества о морали и нравственности.

Причина третья — административная

Налоговые органы созданы для контроля за соблюдением налогового законодательства и правильностью уплаты налогов (ст. 30 НК РФ). Следовательно, налоговые органы должны следить не за «нравственностью» сделок, а за их налоговыми последствиями — уплачены ли полностью налоги с полученных доходов от этих сделок. Иное противоречит задачам реформы налогового администрирования как части административной реформы.

Причина четвертая — бюджетная

Конфискация всего полученного по сделке в доход государства означает взыскание выручки и товаров, бывших предметом сделки, в доход федерального бюджета. Поскольку у налогоплательщиков, лишенных дохода и имущества, очевидно и неизбежно уменьшается прибыль, региональные и местные бюджеты теряют поступления по налогу на прибыль.

Встречаются случаи, когда налоговые органы наряду с подачей исков о конфискации всего полученного по сделке начисляют еще и налоги с этой сделки. Но в таком случае они нарушают закрепленный в пункте 3 статьи 3 НК РФ принцип, согласно которому взимаемые налоги должны иметь экономическое основание. Если конфискуется доход по сделке или товар (его стоимость), то не может быть и прибыли или иного экономического основания, позволяющего требовать уплаты налогов.

Причина пятая — экономическая

Даже если сумма неуплаченных налогов составит незначительную сумму, взыскано будет все полученное по сделке — так предписывает норма закона. Например, Решением Арбитражного суда г. Москвы от 29.11.2004 № А40-36197/04-128-395 с налогоплательщика, недоплатившего в результате оформления договора об оказании консультационных услуг налог на прибыль в размере 1,2 млн. руб., на основании статьи 169 ГК РФ было взыскано в 10 раз больше! В апелляционной инстанции решение о конфискации было отменено, но лишь потому, что, применив по собственной инициативе последствия ничтожной сделки (ст. 166 ГК РФ), суд первой инстанции вышел за пределы спора: в суд за защитой обратился налогоплательщик, а инспекция подобных требований не заявляла [ сноска 9 ] .

Невозможность дифференциации ответственности в зависимости от последствий не только нарушает принцип соразмерности ответственности за нарушения налогового законодательства, закрепленный в Постановлении Конституционного Суда от 15.07.1999 № 11-П, но и влечет разорение налогоплательщиков. Необходимо как можно быстрее забрать ядерную бомбу из рук налоговых террористов.

Причина шестая — процедурная, но не менее важная

Парадокс заключается в том, что для того, чтобы взыскать штраф или применить иное наказание на основании Уголовного кодекса РФ, необходимо выполнить все требования многостраничного Уголовно-процессуального кодекса. Малейшее отступление от требований УПК РФ влечет оправдание обвиняемого. Один из постулатов права: чем строже санкция, тем строже порядок ее применения. При взыскании же полученного по сделке (кстати, Европейским судом по правам человека подобная мера признается уголовной по своему характеру, каким бы законом она ни предусматривалась — гражданским, налоговым, уголовным) ни налоговые органы, ни суды не связаны никакими жесткими процедурными требованиями. Более того, нахождение по сути публичной статьи 169 (очевидно, что ею защищаются публичные, а не частные интересы) «в теле» Гражданского кодекса РФ сыграло злую шутку. В отличие от уголовного и административного права, в праве гражданском существует презумпция виновности. Поэтому, применяя статью 169 ГК РФ, суды, не задумываясь, делают вывод, что налоговые органы не обязаны доказывать вину налогоплательщика. Она уже предполагается!

Причина седьмая — собственно фискальная

Взыскание полученного по сделке налоговые органы рассматривают как необходимое средство для борьбы с неправомерным уходом от налогов, незаконным возмещением НДС из бюджета и сокрытием имущества от взыскания.

Обращаясь к вопросу о пределах налоговой оптимизации, Конституционный Суд РФ разъяснил, что «с помощью инструментов, используемых в гражданско-правовых отношениях», обогащение недопустимо [ сноска 10 ] . Однако следует признать, что в подобных случаях налоговые органы не располагают прямыми доказательствами налогового мошенничества — их действия, как и решения судов, основаны лишь на наличии подозрительных обстоятельств совершения сделок (например, расчеты в один день, несоответствие объемов реализации и использованных ресурсов, отсутствие складов). Иначе было бы обязательным последующее привлечение к уголовной ответственности за налоговые преступления, чего на практике не происходит.

Поскольку налогоплательщики совершают формально не запрещенные (с точки зрения действующего закона) действия, а все претензии к ним основаны лишь на сомнениях и подозрениях, то нет оснований для их привлечения к карательной ответственности — такой, как штрафы и, тем более, конфискация.

Россия ведет постоянный экономический, научный и гуманитарный обмен с Европейским союзом. В Решении Суда ЕС от 21 февраля 2006 года, отражающем современный подход к борьбе с уходом от налогов в европейских странах, отмечается, что при выявлении «искусственных» сделок (например, при отсутствии в сделке иной цели, помимо уменьшения налогов) сделку необходимо переквалифицировать на основе объективно сложившихся экономических отношений сторон. При этом следует взыскать недоимку и пеню, но не штраф, поскольку напрямую нормы закона налогоплательщиком не нарушены [ сноска 11 ] . Не конфискация, а налоговая переквалификация с соответствующими ей последствиями! В то же время, если собраны доказательства уклонения от налогов, то справедливым и правомерным будет привлечение к карательной ответственности, предусмотренной уголовным законодательством.

Кстати, в налоговом законодательстве России с 1999 года существует необходимая норма: в соответствии с подпунктом 3 пункта 2 статьи 45 НК РФ налоговые органы вправе в судебном порядке требовать изменения юридической квалификации «сомнительных» сделок. На необходимость применения этой нормы указал и Конституционный Суд РФ в Определении от 04.11.2004 № 324-О, разъясняя знаменитое Определение № 169-О. Но об этом своем полномочии налоговые органы «забыли», ведь гораздо проще назвать налогоплательщика недобросовестным или обвинить его в получении необоснованной выгоды, и тогда в суд придется обращаться ему, а не инспекторам.

Причина восьмая, но не последняя

Не последняя, а, скорее, первая причина, по которой необходимо срочно избавиться от этой драконовской меры, — возможность ее произвольного, «заказного», коррупционного применения по усмотрению чиновника в условиях зависимой судебной системы. Нельзя сказать, что имеют место тотальные налоговые репрессии с применением статьи 169 ГК РФ. Но в том то и дело, что прийти могут если не ко всем, то к любому.

Встречаются случаи использования роковой статьи в качестве весьма эффективного инструмента для запугивания при проверках: «Не заплатите начисленные недоимки или вздумаете жаловаться в суд на наше решение — заявим иск о конфискации». Или для понуждения к взятке: «Положено с вас взыскать все по сделке, но я сегодня добрый, так и быть, взыщу только налоги. ». Не по этой ли причине в 2005 году налогоплательщики отказались от исковых требований на общую сумму 28 млрд. руб. [ сноска 12 ] ?

Другие публикации:  Материальная ответственность завхоза образец

Помещение по существу уголовной нормы в Гражданский кодекс, причем без подробного определения оснований и порядка применения, позволяет использовать ее без каких-либо ограничений для расправы власть имущих с неугодными, чему уже есть примеры.

Конфискационные иски налоговых органов — это еще и удобное средство внешне законного перераспределения собственности от частных лиц к государству: достаточно объявить многомиллиардную сделку «аморальной».

Чужеродная норма в российском законодательстве

Сохранение за налоговыми органами права на подачу конфискационных исков — это та ложка дегтя в бочке мер по улучшению налогового администрирования, которая не позволяет сказать, что отныне налогоплательщик будет чувствовать себя защищенным от налогового беспредела.

Взыскание всего полученного по сделке за нарушения валютного законодательства было отменено в 2004 году. Валютное регулирование в стране от этого не ухудшилось — скорее, наоборот. Конфискация всего полученного по «налоговой схеме» свидетельствует о слабости государства, подобно первобытному человеку использующего дубину в качестве последнего аргумента. Прекращение подобной практики и обращение к принятым во всем мире средствам противодействия уходу от налогов — признак силы.

Авторитет государства должен основываться не на вседозволенности, а на способности принимать справедливые законы и твердо добиваться их исполнения. Если осознать эти слова, «посланные» российским президентом Федеральному собранию 10 мая 2006 года, то становится очевидным, что государство, не способное принять справедливые законы, держится лишь на «понятиях» о справедливости и страхе людей перед произволом власти. Власть страха — типично советский инструмент управления, несовместимый с идеями правового демократического государства.

На наш взгляд, до тех пор, пока законодательством допускается чрезмерно репрессивная мера, а налоговые органы выступают главными блюстителями порядочности и нравственности, российская налоговая система не может считаться цивилизованной.

Целый «букет» нарушений — вторжение в частные дела, неопределенность оснований применения санкции, несоразмерность наказания, полное отсутствие процедуры — создает веские основания для признания Европейским судом по правам человека практики применения статьи 169 ГК РФ не соответствующей международным принципам и нарушающей основные права человека и гражданина. Но европейская гуманитарная помощь может и не понадобиться, если жители России смогут сами освободиться от своих страхов и веры в строгого, но справедливого царя-батюшку, воплощенных на этот раз в оправдании факта существования статьи 169 ГК РФ.

* Впервые статья напечатана в газете «Ведомости» 11.05.2006 в преддверии рассмотрения в Государственной Думе законопроекта о мерах по совершенствованию налогового администрирования. Печатается с изменениями и дополнениями.

Приговор ст 137 ук

Ст. 137 УК РФ. Нарушение неприкосновенности частной жизни

В современном обществе происходит активное развитие коммуникаций. Информационные системы стали неотъемлемой частью жизни человека, что дает возможность для получения, искажения и фальсификации сведений о личности. Действия эти являются преступлениями против прав человека, прописанных в Конституции. Кроме того, за подобные нарушения предусмотрена уголовная ответственность, о чем свидетельствует ст. 137.

Защита частной жизни

О том, что никто не вправе посягать на честь и личную и семейную жизнь гражданина, сказано не только в основном государственном законе, но и во Всеобщей декларации прав человека. Что значит нарушение неприкосновенности частной жизни? Под этим понятием подразумевают несанкционированное вмешательство граждан, государства, его органов и любых должностных лиц в семейные и личные тайны. Правовые механизмы оберегают личную жизнь каждого гражданина. Уровень этой гарантированности – степень свободы и демократичности общества. Нарушения в этой области уголовно наказуемы, о чем и гласит ст. 137.

В Конституции прописаны права, которые охраняются Уголовным кодексом. Нарушение их преследуется законом. Так, в ст. 137 речь идет о защите личной или семейной тайны, разглашение которой может привести к наказанию различной степени. Субъектом здесь выступают общественные отношения, которые обеспечивают интересы каждого отдельно взятого гражданина. Частная жизнь – совокупность прав, тайн, сведений, которые имеют естественный или приобретенный характер. Любое распространение таких сведений уголовно наказуемо, за исключением отдельных случаев, предусмотренных Федеральным законом.

Распространение сведений

Законом запрещено передавать сведения о личной жизни человека без его согласия. Особенно если эти сведения порочат честь. Сбор и распространение подобной информации наказываются, согласно ст. 137 УК РФ, денежным штрафом, лишением свободы или запретом занимать определенные должности. При этом под сведениями о личной жизни можно понять также и личную переписку, одним из участников которой является обвиняемый.

В судебной практике присутствуют случаи, когда граждане обращались в судебные инстанции с заявлением о распространении личной информации, которая имела форму приватной переписки в социальной сети. В одном из таких дел обвиняемый, зайдя на довольно посещаемый сайт, опубликовал в доступной для других пользователей форме переписку с потерпевшей. Эти сведения несколько подорвали репутацию гражданки, за что она и предприняла столь решительные меры. Размер штрафа за подобное преступление составляет до двухсот тысяч рублей (ч. 1 ст. 137). Предусмотрено также и лишение свободы. Но в этом случае дело не дошло до вынесения приговора. Пострадавшая позже обратилась в суд с заявлением о прекращении дела, поскольку конфликт был решен мирным путем.

Наиболее жестко наказывается разглашение сведений, касающихся особо деликатной стороны приватной жизни человека. Личная тайна – информация, которая может касаться состояния здоровья, пристрастий, физических недостатков и т. д. Члены почти каждой семьи хранят сведения, которые нежелательны для распространения среди посторонних. В этом случае речь идет о семейной тайне, примером которой может быть информация об усыновлении.

В одном из судов Пермского края в 2015 году было рассмотрено дело по обвинению некоего гражданина в преступлении, наказание за которое предусмотрено ст. 137 УК РФ. Суть заключалась в публикации фото интимного характера все в той же социальной сети. Нарушение неприкосновенности частной жизни – преступление, наказание за которое зависит от решения суда. Как уже было сказано, обвиняемый может быть и оштрафован, и заключен под стражу. В некоторых случаях за совершение преступления, подпадающего под ст. 137, суд может наложить запрет занимать ту или иную должность. В деле о пермском пользователе социальной сети было назначено наказание в виде денежного штрафа. Сумма составила 50 тыс. рублей, согласно ст. 137 УК РФ. Суд учел то, что обвиняемый ранее не привлекался, а также признался в содеянном.

Преступление и использованием служебного положения

В ст. 137 ч. 2 говорится о том, что если человек нарушил неприкосновенность личной жизни другого и сделал это с использованием своего служебного положения, он может быть по решению суда наказан штрафом в размере от ста тысяч рублей. Лишение свободы за такое преступление может составить до четырех лет.

Распространение информации в СМИ

Если личная тайна человека демонстрируется публично, то наказание автора таких действий значительно строже, чем в случаях, описанных выше. Размер штрафа составит от ста пятидесяти тысяч. Если вина доказана, и в деле обвиняемого присутствуют некие отягчающие обстоятельства, он может провести за решеткой до пяти лет.

В феврале 2015 годы в суд обратилась женщина с жалобой на редакцию известной газеты, деятельность которой в основном сводится к публикациям скандальных сведений. На официальном сайте этого периодического издания содержался материал, в котором была изложена информация об интимной жизни истца. Пострадавшая требовала от ответчика возмещения морального ущерба в размере пяти миллионов рублей.

Доводами являлись не только опубликованный текст, но и фото, которые к нему прилагались. Но иск был удовлетворен лишь частично. Дело в том, что фото были сделаны в публичных, доступных местах, и за определенную плату. Пострадавшая дала интервью одному из сотрудников газеты на добровольных основаниях. Но все же судом был вынесен приговор. Редакция газеты вынуждена был возместить моральный ущерб истцу, однако размер штрафа составил всего тридцать тысяч рублей.

О правах журналистов

В Федеральном законе прописаны права журналистов. Представители этой профессии имеют право разглашать информацию в том случае, если эти действия — в интересах общественности. В демократическом государстве важными категориями являются свобода слова и мысли. Общественность имеет право получать информацию различного характера. Журналист способствует в реализации этого права и не нарушает закон до тех пор, пока его деятельность не выходит за пределы интересов отдельных граждан. Информация о частных лицах может быть собрана и распространена публично только с и их письменного согласия.

Преступление против несовершеннолетнего

Если жертвой в рассмотрении дела по ст. 137 выступает личность, не достигшая шестнадцати лет, судебный процесс происходит по той же схеме. Штраф, если вина обвиняемого доказана, может составить триста пятьдесят тысяч. Тюремное заключение, при самой неблагоприятной для обвиняемого картине, – пять лет. Также распространитель информации, касающейся жизни несовершеннолетнего гражданина, может быть лишен права занимать определенную должность на протяжении шести лет.

Если некий гражданин, владея информацией об усыновлении, факт которой имел место в знакомой ему семье, распространяет эти сведения другим лицам, подобные действия могут быть рассмотрены в суде. В этом случае можно ссылаться на 1 и 3 части уголовной статьи, о которой идет речь.

Деятельность журналистов связана со сбором и передачей населению информации различного характера. Поэтому в судебной практике, как правило, рассматриваются дела, имеющие отношение к несанкционированному распространению интимных сведений из жизни известного человека в СМИ. Однако нарушают конституционное право не только представители желтой прессы.

С развитием массовой информации многие пользователи Сети, не обладающие высоким нравственным обликом, полагают, что интернет-сайты являются подходящим местом, где недоброжелателя можно опорочить, выставить в неприглядном виде. Немногие жертвы таких действий знают об уголовной ответственности, которую должны понести их обидчики. А если и знают, то не спешат обращаться в полицию. Материалы, которые служат главным доказательством в подобном деле, не каждый захочет демонстрировать сотрудникам исполнительной власти.

Как правило, в судебной практике дела, связанные с нарушением личной тайны, заканчиваются примирением сторон. Но если этого не происходит, обвиняемый выплачивает небольшой штраф. Очень редко наказание может быть более суровым. Так, в одном из российских судов было рассмотрено дело по обвинению молодого человека в распространении личной информации о его бывшей девушке. Обвиняемый был приговорен к шести месяцам исправительных работ. И это учитывая тот факт, что ранее к уголовной ответственности он не привлекался.

Для того, кто игнорирует конституционные права и не только распространяет порочащую человека информацию, но и основывает ее на домыслах и собственной фантазии, последствия могут быть и вовсе печальными. Так, в одном из городов на Урале девушка на почве ревности опубликовала фото своей соперницы в Сети с примечанием об оказании последней интимных услуг. Также она указала телефон и другие контактные данные. Дело рассматривалось не только на основании статьи о нарушении личной жизни. Учитывался также факт клеветы. Девушке грозит до двух лет тюрьмы.

Знание УК обеспечивает безопасность. Многие граждане, являясь жертвой нарушения конституционных прав, не зная об этом, не принимают соответствующих мер, тем самым косвенно содействуя дальнейшей неправомерной деятельности. Совершается она сегодня в СМИ, ее авторами являются нередко сотрудники коллекторских агентств. Закон нарушают и обычные люди, полагая, что небольшая месть в виде публикации скандальной информации в интернете останется безнаказанной.

Приговор по статье 137 УК РФ (Нарушение неприкосновенности частной жизни)

Приговор мирового судьи судебного участка № 362 Басманного района города Москвы по части 1 статьи 137 УК РФ «Незаконное собирание или распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, без его согласия либо распространение этих сведений в публичном выступлении, публично демонстрирующийся произведении или средствах массовой информации».

ПРИГОВОР

Именем Российской Федерации

22 июня 2017 года город Москва

Суд, в составе председательствующего исполняющего обязанности мирового судьи судебного участка № 390 Басманного района города Москвы — мирового судьи судебного участка № 362 Басманного района города Москвы П.Г.А.,

при секретаре О.А.В.,

с участием государственного обвинителя – помощника Басманного межрайонного прокурора города Москвы Назарова С.А.,

защитника — адвоката адвокатской конторы Я.М.Р., представившей удостоверение и ордер,

рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело № 1-9/17 в отношении П.Д. А., *** года рождения, уроженца ***, зарегистрированного и фактически проживающего по адресу: ***, гражданина ***, имеющего среднее образование, холостого, не работающего, ранее не судимого, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 137 УК РФ,

П.Д. А. совершил незаконное распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную тайну, без его согласия, публично демонстрирующийся в средствах массовой информации.

Преступление совершено при следующих обстоятельствах: 29 декабря 2016 года в период времени с 02 часов 00 минут по 02 часа 10 минут, находясь в кабинете № 309, расположенном в корпусе «Л» Национального исследовательского университета высшей школы экономики (далее — НИУ ВШЭ), по адресу: ***, П.Д.А. имея умысел на незаконное распространение сведений о частной жизни Н.А.Н., составляющих ее личную тайну, из мести на почве личных неприязненных отношений, без ее согласия о публичной демонстрации в средствах массовой информации, распространил 6 интимных фотографий Н.А.Н. в глобальной сети «Интернет» в социальной сети «Друг Вокруг» на странице «Слеза Любви ж. 24», зарегистрированной на Н.А.Н. Указанные 6 интимных фотографий Н. А.Н. П.Д.А. сделал на принадлежащий ему мобильный телефон марки «***» в период их совместного проживания в августе-октябре 2016 года, при этом доступа к указанным 6 интимным фотографиям кроме него ни у кого не было. В декабре 2016 между П.Д.А. и Н.А.Н. произошла ссора, в связи с чем, П.Д.А. из чувства мести, находясь 29 декабря 2016 года по месту своей работы, на охраняемом им объекте, в кабинете № 309 НИУ ВШЭ, расположенном по адресу: ***, в период времени с 02 часов 00 минут по 02 часа 10 минут, при помощи провода подсоединил принадлежащий ему мобильный телефон марки «***» к компьютерному системному блоку «***», имеющему серийный номер ***, в котором создал папку под названием «Любимая», в которой разместил вышеуказанные 6 интимных фотографий Н.А.Н., после чего вышел в глобальную сеть «Интернет», посредством интернет браузера «Yandex», где в социальной сети «Друг Вокруг» зайдя под ранее известным ему паролем и номером телефона Н.А.Н. на страницу «Слеза Любви ж. 24», зарегистрированную на потерпевшую, с целью публичной демонстрации 6 фотографий интимного характера Н. А.Н., а также с целью распространения сведений о частной жизни Н.А.Н., выложил на интернет странице «Слеза Любви ж. 24» в социальной сети «Друг Вокруг» указанные 6 интимных фотографий Н.А.Н. Таким образом П.Д.А., в нарушение ч. 1 ст. 23 Конституции Российской Федерации, согласно которой каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени, а также ч. 1 ст. 24 Конституции Российской Федерации, согласно которой сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются, незаконно распространил сведения о частной жизни Н.А.Н., составляющие ее личную тайну, без ее согласия, публично демонстрируя в средствах массовой информации, чем причинил последней моральный вред.

Другие публикации:  Компенсация за коммунальные услуги медикам

Подсудимый П.Д.А. в судебном заседании с предъявленным обвинением согласился, вину признал полностью, в содеянном раскаялся.

По окончании предварительного расследования, после ознакомления с материалами уголовного дела подсудимый П.Д.А. заявил ходатайство, поддержанное им в судебном заседании, о рассмотрении уголовного дела в особом порядке судебного разбирательства.

Судом установлено, что ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства заявлено П.Д.А. добровольно, после консультации с защитником, правовые последствия постановления приговора в особом порядке судебного разбирательства П.Д.А. осознает.

Защитник Я.М.Р. в судебном заседании поддержала ходатайство подсудимого П.Д.А. о рассмотрении уголовного дела в особом порядке судебного разбирательства.

Государственный обвинитель – помощник Басманного межрайонного прокурора города Москвы Н.С.А. не возражал против рассмотрения дела в особом порядке судебного разбирательства.

Потерпевшая Н.А.Н. в судебное заседание не явилась, извещена надлежащим образом, представила заявление о рассмотрении дела в особом порядке судебного разбирательства в ее отсутствие.

Обвинение П.Д.А. предъявлено обоснованно и подтверждается собранными по делу доказательствами.

Действия подсудимого П.Д.А. мировой судья квалифицирует по ч. 1 ст. 137 УК РФ, так как он совершил незаконное распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную тайну, без его согласия, публично демонстрирующийся в средствах массовой информации.

Принимая во внимание отсутствие фактов постановки П.Д.А. на учет к психиатру, а также то, что в судебном заседании подсудимый ведет себя адекватно и сомнений в его психическом состоянии у суда не возникает, суд приходит к выводу о том, что Пашков Д.А. может и должен нести ответственность за совершенное преступление, поскольку совершил его в состоянии вменяемости, и, в соответствии со ст. 19 УК РФ, подлежит уголовной ответственности.

При назначении наказания П.Д.А. мировой судья учитывает характер и степень общественной опасности совершенного им преступления, относящегося к категории небольшой тяжести, а также данные о личности подсудимого, который раскаялся в содеянном, ранее не судим, положительно характеризуется по месту жительства.

В качестве обстоятельств, смягчающих наказание П.Д.А., суд на основании п. «и» ч. 1 ст. 61, ч. 2 ст. 61 УК РФ учитывает, как в отдельности, так и в совокупности явку П.Д.А. с повинной, наличие у него катаракты глаз, наличие инвалидности второй группы у матери П.Д.А.

Обстоятельств, отягчающих наказание подсудимого П.Д.А., мировым судьей не установлено.

Вместе с тем, учитывая в совокупности конкретные обстоятельства дела, данные о личности подсудимого П.Д.А., его возраст, состояние здоровья, семейное положение, влияние назначенного наказания на исправление осужденного, суд считает, что цели восстановления справедливости, исправления подсудимого, а также цели предупреждения совершения новых преступлений могут быть достигнуты с назначением подсудимому Пашкову Д.А. наказания в виде обязательных работ.

Судьбу вещественных доказательств суд разрешает в соответствии со ст. 81 УПК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 316 УПК РФ, мировой судья,

Признать П.Д. А. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 137 УК РФ, и назначить ему наказание в виде обязательных работ сроком на срок 136 (сто тридцать шесть) часов, с отбыванием наказания в местах, определяемых органами местного самоуправления по согласованию с уголовно – исполнительной инспекцией.

Меру пресечения П.Д. А. в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении до вступления приговора в законную силу оставить прежней.

Вещественные доказательства – оставить по принадлежности.

Приговор по статье 137 УК РФ (Нарушение неприкосновенности частной жизни) может быть обжалован в апелляционном порядке в Басманный районный суд города Москвы в течение 10 суток со дня провозглашения, а осужденным, содержащимся под стражей, в тот же срок со дня вручения копии приговора, с соблюдением требований ст. 317 УПК РФ.

Защита при обвинении по ст. 137 УК РФ

На данный момент, неприкосновенность частной жизни может быть нарушена посредством компьютерных технологий. Почти ежедневно мы слышим в новостях о том, что наши персональные данные собираются и анализируются различными ресурсами и компаниями. С появлением интернета, грубо говоря, уже не осталось ничего, что можно скрыть от чужих глаз или сохранить в тайне. Поэтому такое преступление, как нарушение неприкосновенности частной жизни всегда вызывает большой резонанс в обществе и привлекает много внимания. С точки зрения уголовного законодательства рассматриваемого преступление заключается в незаконном собирании или распространении сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, без его согласия. Помимо прочего, оно может заключаться в публичном выступлении, которое публично демонстрируется в средствах массовой информации.

Уголовно-правовая литература под частной жизнью рассматривает совокупность как естественных прав, которые человек приобретает непосредственно в момент рождения, так и приобретенных, то есть предоставляемых государством. Крайне важно, что неприкосновенность вышеуказанных прав и свобод гарантирована Конституцией и другими законами Российской Федерации.

Как правило, предметом преступления могут быть самые различные сведения о частной жизни лица, составляющие его личную или семейную тайну, а именно:

  • данные о личности;
  • данные о месте пребывания;
  • данные о жилище;
  • данные о родных и близких;
  • тайна переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений;
  • тайна усыновления;
  • тайна банковских вкладов и счетов;
  • тайна завещания;
  • адвокатская и врачебная тайна;
  • тайна исповеди и многое другое.

В свою очередь, собирание сведений, составляющих тайну частной жизни, может выражаться в любом способе их получения:

  • подслушивании;
  • фотографировании;
  • ознакомлении с документами и материалами;
  • похищение документов и материалов;
  • копирование вышеуказанных материалов и так далее.

Ключевым моментом, при квалификации рассматриваемого преступления, выступает тот факт, что указанные выше сведения собираются лицом незаконно, без согласия потерпевшего.

Совершение рассматриваемого преступления может нанести существенный ущерб правам и законным интересам потерпевшего. Причем такого рода ущерб может быть как моральным, так и имущественным и может выразить, в первую очередь, в недоверии со стороны других лиц, отказе в приеме на работу или увольнении с нее, в срыве выгодной сделки, в разладах в семье и так далее.

Простой состав рассматриваемого в данной статье преступления, минимально наказывается штрафом в размере до 200 000 рублей либо лишением свободы на срок до 2 лет. Однако если в составе преступления присутствуют следующие квалифицирующие признаки, размер уголовной ответственности может быть существенным образом увеличен:

  • нарушение неприкосновенности частной жизни, совершенное лицом с использованием своего служебного положения (наказывается штрафом в размере от 100 000 до 300 000 рублей либо лишением свободы на срок до 4 лет);
  • нарушение неприкосновенности частной жизни, совершенное в отношении несовершеннолетнего потерпевшего, не достигшего шестнадцатилетнего возраста (наказывается штрафом в размере от 150 000 до 350 000 рублей либо лишением свободы на срок до 5 лет);
  • распространение информации, содержащей описание полученных о несовершеннолетнем потерпевшим (наказывается штрафом в размере от 150 000 до 350 000 рублей либо лишением свободы на срок до 5 лет).

Поэтому в случае, если вам предъявлено обвинение по ст. 137 Уголовного кодекса Российской Федерации, первое, что необходимо сделать – это обратиться за профессиональной юридической поддержкой к опытному адвокату по уголовным делам, который на высококвалифицированном уровне сможет отстоять ваши законные права и интересы в суде.

Вот лишь некоторые примеры, чего удавалось добиться по уголовным делам

при обвинении по ст. 137 Уголовного кодекса Российской Федерации:

  • оправдательный приговор при обвинении в распространении сведений о частной жизни лица, составляющих его личную тайну;
  • оправдательный приговор при обвинении в распространении сведений о частной жизни лица, составляющих его семейную тайну;
  • освобождение из-под стражи в зале суда при обвинении в распространении сведений, составляющих личную тайну, в публичном выступлении;
  • освобождение из-под стражи в зале суда при обвинении в распространении сведений, составляющих личную тайну, в публично демонстрирующемся произведении;
  • освобождение из-под стражи в зале суда при обвинении в распространении сведений, составляющих личную тайну, в средствах массовой информации;
  • переквалификация преступления при обвинении в нарушении неприкосновенности частной жизни, совершенном лицом с использованием своего служебного положения, в преступление меньшей степени тяжести;
  • переквалификация преступления при обвинении в нарушении неприкосновенности частной жизни, совершенном в отношении несовершеннолетнего потерпевшего, не достигшего шестнадцатилетнего возраста, по уголовному делу, в преступление меньшей степени тяжести;
  • переквалификация преступления при обвинении в распространении информации, содержащей описание полученных несовершеннолетним потерпевшим нравственных или физических страданий в связи с преступлением, повлекших причинение вреда здоровью, в преступление меньшей степени тяжести.

В нашу работу по защите при обвинении по ст. 137 Уголовного кодекса Российской Федерации входит:

  • первичная юридическая консультация у квалифицированного адвоката по сложным уголовным делам;
  • разъяснение норм уголовного законодательства (при необходимости);
  • разъяснение норм уголовно-процессуального законодательства (при необходимости);
  • правовое заключение адвоката по вашей ситуации;
  • оценка положительных и отрицательных перспектив уголовного дела;
  • доскональное изучение материалов уголовного дела на предмет их соответствия нормам уголовного законодательства Российской Федерации;
  • проверка собранных по уголовному делу доказательств на предмет их допустимости и законности;
  • сбор необходимых положительных характеристик в пользу обвиняемого;
  • проведение дополнительных экспертиз (при необходимости);
  • разработка грамотной и действенной тактики защиты в судебном заседании;
  • изучение действий органов предварительного следствия на предмет соответствия нормам уголовно-процессуального законодательства;
  • обжалование действий органов предварительного следствия (при необходимости);
  • сбор всей необходимой документации;
  • подготовка, составление и подача всех необходимых заявлений и ходатайств;
  • представление интересов обвиняемого в суде, на протяжении всего судебного процесса, до принятия судом первой инстанции окончательного решения оп делу;
  • участие в судах апелляционной, кассационной и надзорной инстанции (при необходимости).

Приговор ст 137 ук

Кутузовский судебный участок г.Сыктывкара Республики Коми

П Р И Г О В О Р

Именем Российской Федерации

«04» апреля2012 года г. Сыктывкар Республика Коми

Мировой судья Кутузовского судебного участка г. Сыктывкара Республики Коми Мамонова Н.В.,

при секретаре Ермиловой Е.В.

государственного обвинителя помощника прокурора г. Сыктывкара Коновой Л.И.

подсудимой -гражданского ответчика Л.В.1,

защитника подсудимой- адвоката по назначению Гулага А.А., предоставившего удостоверение № 363 и ордер № 29 от 14.03.2012г ..

рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело в отношении

Л.В.1, рождения, уроженки г. Сыктывкара Республики Коми, гражданки РФ, с проживающей по адресу: г. , ранее не судимой

мерой пресечения по данному делу избрана подписка о невыезде и надлежащем поведении

обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 137 УК РФ,

У С Т А Н О В И Л:

Л.В.1 совершила незаконное собирание и распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную тайну, без его согласия и распространение этих сведений средствах массовой информации, при следующих обстоятельствах:

в период времени с мая 2010 года до 12 марта 2011 года Л.В.1, находясь по месту жительства по адресу: Республика Коми, г , имея умысел на незаконное собирание сведений о частной жизни Е.А.2 и Г.А.3 без их согласия, незаконно, нарушая право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту чести и доброго имени, гарантированное ч. 1 ст.23 Конституции Российской Федерации, умышленно, противоправно скопировала с мобильного телефона Г.А.3 на свой мобильный телефон фотографические изображения Е.В.4 в обнаженном виде, произведенные Г.А.3 посредством его мобильного телефона. Указанные фотографии были доступны и предназначались к просмотру исключительно Е.А.2 и Г.А.3, составляли их личную тайну, поскольку содержали изображения Е.А.2 в обнаженном виде. Данные фотографии Е.А.2, Г.А.3 для просмотра и иных целей третьим лицам не передавались и не предназначались, находились в распоряжении только Г.А.3

Другие публикации:  Отчетность упрощенной системы налогообложения 2019

12 марта 2011 года в период времени с 01 часа 30 минут до 01 часа 50 минут, более точное время в ходе производства предварительного следствия установить не представилось возможным, Л.В.1, находясь по месту своего жительства, в комнате общежития по адресу: г. , имея преступный умысел на распространение сведений о частной жизни Е.А.2, без ее согласия, незаконно, нарушая право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени, гарантированное ч.1 ст.23 Конституции Российской Федерации, противоправно, с использованием средства массовой информации — сети Интернет, умышленно, с использованием Интернет-ресурса социальной сети «В КОНТАКТЕ.РУ», осознавая общественную опасность и противоправность своих действий, осознавая также то, что размещенные ею фотографические изображения станут доступны для ознакомления неограниченному количеству пользователей сети «Интернет» и желая этого, при помощи своего персонального компьютера и средства массовой информации — сети «Интернет », создала аккаунт пользователя под псевдонимом « и на персональной странице указанного пользователя, по электронному адресу: , распространила фотографические изображения Е.А.2 в обнаженном виде, тем самым совершив действия, повлекшие публичную демонстрацию сведений о частной жизни Е.А.2 В результате совершения вышеуказанных противоправных действий Л.В.1 фотографические изображения Е.А.2 в обнаженном виде стали доступны для ознакомления и оставления комментариев неограниченному числу посетителей страницы, что повлекло нарушение неприкосновенности частной жизни Е.А.2

Таким образом, Л.В.1 совершила нарушение неприкосновенности частной жизни, а именно, незаконное собирание и распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную тайну, без его согласия и распространение этих сведений в средствах массовой информации, то есть преступление, предусмотренное ч.1 ст. 137 УК РФ.

В судебном заседании подсудимая Л.В.1 вину в совершении ею преступления признала полностью, в содеянном раскаивалась и просила суд проявить к ней снисхождение, поскольку наличие судимости отрицательно повлияет на ее дальнейшую жизнь и возможность дальнейшего трудоустройства по профессии.

В присутствии защитника и после консультации с ним в судебном заседании подсудимая Л.В.1 ходатайствовала перед судом о постановлении в отношении неё приговора без проведения судебного разбирательства. При этом, подсудимой мировым судьей были должным образом разъяснены все юридические последствия, и, они в полной мере были осознаны ею, в том числе, требования ст. 317 и п. 1 ст. 379 УПК РФ в части пределов обжалования принятого судьей решения.

Потерпевшая — гражданский истец Е.А.2 в заседание суда не явилась, предоставила письменное заявление о рассмотрении дела в ее отсутствие, где одновременно выразила о своем согласии с рассмотрением в отношении Л.В.1 уголовного дела в порядке особого судопроизводства, по мере наказания подсудимой Е.А.2 полагалась на усмотрение суда и настаивала в полном объеме на заявленном ею в уголовном деле гражданском иске по взыскании в ее пользу с Л.В.1 500 тысяч рублей в счет компенсации морального вреда, причиненного в результате преступления.

Подсудимая- гражданский ответчик Л.В.1 против удовлетворения гражданского иска Е.А.2 не возражала, полагала, что размер его значительно завышен и просила суд принять во внимание ее имущественное положение, т.к. размер ее заработной платы составляет установленный в стране минимальный размер — 5000 рублей в месяц, из которых она половину уплачивает за жилищно-коммунальные услуги, так как ее мама Е.В.6 уплачивает ежемесячно банку ипотечный кредит за квартиру после 20-ти лет проживания в общежитии, что до настоящего времени она и ее мама ведут общее хозяйство и она помогает своей маме, которая после смерти отца воспитывала ее одна, Также Л.В.1 просила принять во внимание, что она пыталась предпринять меры по заглаживанию перед потерпевшей Е.А.2 вреда, причиненного в результате преступления, намерена была принести извинения лично, однако Е.А.2 не явилась в заседание суда и также отказалась получить направленный в ее адрес по почте денежный перевод в сумме 1500 руб., в счет возмещения морального вреда по гражданскому иску.

Защитник подсудимой- адвокат по назначению Гулага А.А. поддержал ходатайство подсудимой о постановлении в отношении неё приговора без проведения судебного разбирательства, просил освободить Л.В.1 от уголовной ответственности за деятельным раскаянием и снизить размер предъявленного в ней в рамках уголовного дела гражданский иск, поскольку он явно несоразмерен характеру и объему причиненного в результате ущерба от преступления.

Государственный обвинитель -помощник прокурора Конова Л.В. не возражала против постановления приговора без проведения судебного разбирательства и в полном объеме поддержала предъявленное Л.В.1 обвинение по ч.1 ст.137 УК РФ обвинение. Гособвинителем Коновой Л.И. был поддержан заявленный потерпевшей Е.А.2 в уголовном деле гражданский иск о взыскании морального вреда, размер денежной компенсации которого просит определить по суду с учетом фактических обстоятельств дела.

Учитывая, что ходатайство подсудимой Л.В.1 было заявлено добровольно и после консультации с защитником, что существо особого порядка рассмотрения и материально — процессуальные последствия ей понятны, в чем судья убедился непосредственно, что соблюдены все условия, предусмотренные ч.1 и ч.2 ст. 314 УПК РФ для применения особого порядка принятия судебного решения, поэтому суд считает возможным ходатайство подсудимой о рассмотрении в отношении неё дела в особом порядке и постановлении приговора без проведения судебного разбирательства удовлетворить.

При этом, судья находит, что обвинение Л.В.1 в совершении ею преступления, предусмотренного ч.1 ст. 137 УК РФ, является обоснованным и подтвержденным имеющимися в деле доказательствами. Поэтому, находя установленной и доказанной её вину в инкриминируемом деянии и при имеющихся в деле доказательствах, судья квалифицирует ее действия по ч.1 ст.137 УК РФ- как незаконное собирание и распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную тайну, без его согласия и распространение этих сведений в средствах массовой информации

Обстоятельства, отягчающие наказание подсудимой Л.В.1 по делу не установлено. Исключительные обстоятельства в соответствии со ст. 64 УК РФ для назначения ей более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление, отсутствуют.

Обстоятельствами смягчающими наказание Л.В.1 судья признает её явку с повинной, активное способствование раскрытию преступления.

В соответствии с положениями статей 6 и 60 УК РФ судья учитывает характер и степень общественной опасности совершенного подсудимой Л.В.1 преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина, отнесенного к категории небольшой тяжести, обстоятельства его совершения, личность подсудимой, которая по месту работы и жительства охарактеризована положительно, к уголовной и административной ответственности ранее не привлекалась и то обстоятельство, что подсудимая не состоит на учете в психоневрологическом и наркологическом диспансерах

С учетом ст.6, 60 УК РФ, исходя из общих начал назначения наказания, и целей наказания согласно положений ст. 43 УК РФ, для восстановления социальной справедливости и исправления подсудимой, в целях предупреждения совершения ею новых преступлений, наказание Л.В.1 в пределах санкции ч.1 ст. 137 УК РФ следует определить с учетом ее имущественного положения в виде штрафа в минимальном размере.

Заявленный потерпевшей Е.А.2 в уголовном деле гражданский иск о возмещении Л.В.1 морального вреда подлежит удовлетворению в части в соответствии с нормами ст. 151 ГК РФ, предусматривающей, что если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. С учетом характера причиненных потерпевшей в результате виновных действий подсудимой Л.В.1 в связи с нарушением ее конституционного права на неприкосновенность частной жизни и, исходя из требований разумности и справедливости в силу ч.2 ст. 1101 ГК РФ, судья определяет размер денежной компенсации морального вреда, подлежащего взысканию с гражданского ответчика Л.В.1 в пользу потерпевшей Е.А.2, в размере

С учетом вышеизложенного и, руководствуясь ст.316 УПК РФ, мировой судья

Л.В.1 признать виновной в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 137 УК РФ, и назначить ей наказание по ч.1 ст.137 УК РФ в виде штрафа в размере 5000 (пять тысяч) рублей.

Гражданский иск Е.А.2 в уголовном деле удовлетворить в части.

Взыскать с Л.В.1 в пользу Е.А.2 денежную компенсацию морального вреда, причиненного в результате преступления, в размере рублей.

Процессуальные издержки — оплату труда адвоката за участие в судебном заседании в сумме 1521 руб. 72 коп. отнести за счет средств федерального бюджета.

От возмещения судебных издержек Л.В.1 освободить на основании п. 10 ст. 316 УПК РФ.

Меру пресечения Л.В.1 в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении на период апелляционного обжалования — оставить без изменения.

Вещественное доказательство по делу- Ноутбук SAMSUNG MODEL NP -R20 S|N 374Y93DP700211T, находящийся на хранении подсудимой возвратить Л.В.1

Приговор может быть обжалован в апелляционном порядке в Сыктывкарский городской суд Республики Коми в течение десяти суток со дня его провозглашения с соблюдением требований ст. 317 УПК РФ через мирового судью Кутузовского судебного участка г. Сыктывкара.

Приговор, постановленный в соответствии со ст. 316 УПК РФ не может быть обжалован в апелляционном порядке по основанию, предусмотренному п. 1 ст. 379 УПК РФ: по несоответствию выводов суда, изложенным в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции.

Статья 137 УК РФ. Нарушение неприкосновенности частной жизни (действующая редакция)

1. Незаконное собирание или распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, без его согласия либо распространение этих сведений в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации —

наказываются штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо принудительными работами на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо арестом на срок до четырех месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

2. Те же деяния, совершенные лицом с использованием своего служебного положения, —

наказываются штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок от двух до пяти лет, либо принудительными работами на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет или без такового, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет.

3. Незаконное распространение в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении, средствах массовой информации или информационно-телекоммуникационных сетях информации, указывающей на личность несовершеннолетнего потерпевшего, не достигшего шестнадцатилетнего возраста, по уголовному делу, либо информации, содержащей описание полученных им в связи с преступлением физических или нравственных страданий, повлекшее причинение вреда здоровью несовершеннолетнего, или психическое расстройство несовершеннолетнего, или иные тяжкие последствия, —

наказывается штрафом в размере от ста пятидесяти тысяч до трехсот пятидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от восемнадцати месяцев до трех лет, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок от трех до пяти лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до шести лет или без такового, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до шести лет.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *