Постановление возмещение морального вреда

Содержание:

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 26 октября 2016 г. N 6-ПВ16 Состоявшееся определение судебной коллегии по делу о компенсации морального вреда подлежит отмене, а дело — направлению на новое кассационное рассмотрение, поскольку в случае спора размер компенсации морального вреда определяется судом вне зависимости от ее размера, установленного соглашением сторон, и вне зависимости от имущественного ущерба, которым в случае трудового увечья или профессионального заболевания является утраченный средний заработок работника

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

Председательствующего — Серкова П.П.,

членов Президиума — Давыдова В.А., Нечаева В.И., Рудакова С.В., Свириденко О.М., Тимошина Н.В., Харламова А.С., Хомчика В.В.,

при секретаре Кепель С.В.,

рассмотрел в судебном заседании гражданское дело по надзорной жалобе Абакумова A.М. на определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 25 января 2016 г. по делу по иску Абакумова A.M. к акционерному обществу «Сибирский Антрацит» о компенсации морального вреда, причинённого профессиональным заболеванием, и по встречному требованию акционерного общества «Сибирский Антрацит» к Абакумову A.М. о взыскании судебных расходов.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Асташова С.В., выслушав объяснения представителя Абакумова А.М. — Харламова А.С., выступающего по доверенности и поддержавшего доводы надзорной жалобы, представителей акционерного общества «Сибирский Антрацит» — Мацевича В.А., Филипенко Д.С., выступающих по доверенностям и возражавших против удовлетворения жалобы, заключение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Гуцана А.В., полагавшего, что надзорная жалоба подлежит удовлетворению, Президиум Верховного Суда Российской Федерации установил:

Абакумов А.М. обратился в суд с иском к акционерному обществу «Сибирский Антрацит» (далее — АО «Сибирский Антрацит») о компенсации морального вреда, причиненного профессиональным заболеванием, в размере 1 000 000 руб., а также взыскании судебных расходов.

В обоснование требований Абакумов А.М. указал, что в 2010 г., в период работы на предприятии ответчика в должности помощника машиниста экскаватора 4 разряда, у него было установлено профессиональное заболевание. В связи с указанным заболеванием он испытывает физические и нравственные страдания, вынужден постоянно обращаться за медицинской помощью, частично утратил трудоспособность, ему противопоказан труд в условиях вибрации, статико-динамического и физического напряжения, неблагополучного микроклимата.

Ответчик против иска возражал, ссылаясь на произведённую им выплату компенсации морального вреда в соответствии с условиями отраслевого соглашения и коллективного договора в размере 57 554 руб. 64 коп. Кроме того, ответчик просил взыскать с Абакумова А.М. судебные расходы на проведение судебно-медицинской экспертизы в размере 56 000 руб.

Решением Искитимского районного суда Новосибирской области от 14 октября 2014 г. исковые требования Абакумова А.М. удовлетворены частично, с АО «Сибирский Антрацит» взыскана компенсация морального вреда в размере 340 000 руб. и судебные расходы в размере 10 700 руб. В удовлетворении требования АО «Сибирский Антрацит» отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Новосибирского областного суда от 10 февраля 2015 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 25 января 2016 г. по кассационной жалобе АО «Сибирский Антрацит» указанные судебные постановления отменены в части удовлетворения исковых требований Абакумова А.М., в данной части по делу принято новое решение об отказе в удовлетворении иска.

В надзорной жалобе Абакумов А.М. просит отменить определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 25 января 2016 г., ссылаясь на то, что оно нарушает гарантированное ему Конституцией Российской Федерации право на справедливое и соразмерное возмещение морального вреда, причинённого повреждением здоровья вследствие необеспечения работодателем безопасных условий труда, а также право на судебную защиту. Заявитель также указывает, что постановление суда кассационной инстанции нарушает единообразие в толковании и применении судами норм Трудового кодекса Российской Федерации.

Определением Председателя Верховного Суда Российской Федерации Лебедева В.М. от 28 сентября 2016 г. надзорная жалоба Абакумова А.М. с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Президиума Верховного Суда Российской Федерации.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрев надзорную жалобу и возражения на нее, находит определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 25 января 2016 г. подлежащим отмене с направлением дела на новое кассационное рассмотрение.

В соответствии с пунктом 3 статьи 391.9 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судебные постановления подлежат отмене или изменению, если при рассмотрении дела в порядке надзора Президиум Верховного Суда Российской Федерации установит, что соответствующее обжалуемое судебное постановление нарушает единообразие в толковании и применении норм права.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу, что при рассмотрении настоящего дела в кассационном порядке Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации допущены такие нарушения.

Удовлетворяя частично исковые требования Абакумова А.М. о взыскании компенсации морального вреда, суд установил факт получения истцом профессионального заболевания, в том числе вследствие вредных для здоровья условий труда во время его работы помощником экскаваторщика на предприятии ответчика.

Вины самого Абакумова А.М. в получении данного заболевания не установлено.

При таких обстоятельствах суд пришел к выводу о том, что факт причинения истцу морального вреда вследствие необеспечения ответчиком здоровых и безопасных условий труда установлен.

При определении размера компенсации морального вреда суд учел степень вины ответчика, долю воздействия вредных производственных факторов на предприятии ответчика в общем стаже работы истца в неблагоприятных условиях, степень физических и нравственных страданий истца и, указав на принцип разумности и справедливости, определил размер компенсации в 340 000 руб.

При этом суд не зачел в счет компенсации морального вреда денежную сумму в 57 554 руб. 64 коп., выплаченную ответчиком до обращения истца в суд.

Истолковав положения Федерального отраслевого соглашения по угольной промышленности Российской Федерации на 2010-2012 годы и коллективного договора, заключенного между ответчиком и его работниками, суд пришел к выводу о том, что данная денежная сумма является не компенсацией морального вреда, а единовременным пособием, установленным названным отраслевым соглашением и коллективным договором в качестве дополнительной гарантии прав работника.

При рассмотрении настоящего дела в кассационном порядке Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не поставлены под сомнение выводы судов первой и апелляционной инстанций об установлении обстоятельств дела, в том числе о факте причинения истцу морального вреда вследствие профессионального заболевания, вызванного необеспечением работодателем безопасных условий труда. Не поставлен судом кассационной инстанции под сомнение и размер компенсации морального вреда, определенный судами первой и апелляционной инстанций, включая порядок и принципы его определения, а также обстоятельства, учтенные судом при определении размера справедливой и разумной компенсации.

В качестве оснований для отмены вступивших в законную силу судебных постановлений Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации указано на выход суда за пределы исковых требований, на неправильное толкование судами первой и апелляционной инстанций положений Федерального отраслевого соглашения по угольной промышленности Российской Федерации на 2010-2012 годы и коллективного договора, а также на то, что конкретный размер компенсации морального вреда в данном случае правомерно установлен отраслевым соглашением и коллективным договором, предусмотренная этими актами сумма компенсации истцу выплачена, в связи с чем суд не вправе был удовлетворять последующее требование истца о взыскании компенсации морального вреда.

При обосновании вывода о выходе суда за пределы исковых требований Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации указала на то, что Абакумов А.М. в исковом заявлении не ссылался на положения статьи 237 Трудового кодекса Российской Федерации, однако суды первой и апелляционной инстанций применили данную норму права при разрешении спора.

Такая позиция суда кассационной инстанции существенно нарушает единообразие в толковании и применении судами норм процессуального права.

В соответствии с частью 3 статьи 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд принимает решение по заявленным истцом требованиям. Однако суд может выйти за пределы заявленных требований в случаях, предусмотренных федеральным законом.

В пункте 5 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. N 23 «О судебном решении» разъяснено, что согласно части 3 статьи 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд принимает решение только по заявленным истцом требованиям. Выйти за пределы заявленных требований (разрешить требование, которое не заявлено, удовлетворить требование истца в большем размере, чем оно было заявлено) суд имеет право лишь в случаях, прямо предусмотренных федеральными законами. Заявленные требования рассматриваются и разрешаются по основаниям, указанным истцом, а также по обстоятельствам, вынесенным судом на обсуждение в соответствии с частью 2 статьи 56 названного кодекса.

Таким образом, рассмотрение дела в пределах заявленных требований означает присуждение истцу не более того, о чем он просит, и по тем основаниям (фактическим обстоятельствам), которые приведены истцом в обоснование иска, и обстоятельствам, вынесенным судом на обсуждение в соответствии с требованиями части 2 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Определение нормы права, подлежащей применению к спорным правоотношениям, является юридической квалификацией. Наличие или отсутствие в исковом заявлении указания на конкретную норму права, подлежащую применению, само по себе не определяет основание иска, равно как и применение судом нормы права, не названной в исковом заявлении, само по себе не является выходом за пределы заявленных требований.

Согласно разъяснению, содержащемуся в пункте 9 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 г. N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», в соответствии со статьей 148 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации на стадии подготовки дела к судебному разбирательству суд выносит на обсуждение вопрос о юридической квалификации правоотношения для определения того, какие нормы права подлежат применению при разрешении спора. По смыслу части 1 статьи 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд определяет, какие нормы права следует применить к установленным обстоятельствам. Суд также указывает мотивы, по которым не применил нормы права, на которые ссылались лица, участвующие в деле. В связи с этим ссылка истца в исковом заявлении на не подлежащие применению в данном деле нормы права сама по себе не является основанием для отказа в удовлетворении заявленного требования.

Другие публикации:  Ревякина вера нотариус

Исходя из смысла приведенного разъяснения отсутствие в исковом заявлении ссылки на норму материального права, подлежащую применению в данном деле, само по себе также не является основанием для отказа в иске и препятствием для суда в применении этой нормы.

Процессуальное законодательство (статья 131 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации) не требует от истца, в том числе и от работника, предъявляющего иск к работодателю, точного и исчерпывающего указания в исковом заявлении норм материального права, а равно не ограничивает суд в применении тех норм, которые регулируют спорные правоотношения, но не приведены в исковом заявлении.

Как следует из судебных постановлений и материалов дела, истцом заявлены требования о компенсации морального вреда, причиненного вследствие получения им профессионального заболевания при работе на предприятии ответчика, не обеспечившего безопасные условия труда.

Решение суда принято в пределах заявленных требований и по изложенным истцом основаниям.

При обращении в суд с иском истец сослался на положения статьи 151 («Компенсация морального вреда») Гражданского кодекса Российской Федерации, статей 212 («Обязанности работодателя по обеспечению безопасных условий и охраны труда») и 219 («Право работника на труд в условиях, отвечающих требованиям охраны труда») Трудового кодекса Российской Федерации.

При таких обстоятельствах применение судом положений статьи 237 («Возмещение морального вреда, причиненного работнику») Трудового кодекса Российской Федерации само по себе выходом за пределы исковых требований не является.

Кроме того, Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации при рассмотрении настоящего дела нарушено единообразие в толковании и применении судами норм материального права.

Как установлено судом и следует из материалов дела, пунктом 5.4 Федерального отраслевого соглашения по угольной промышленности Российской Федерации на 2010-2012 годы, к которому присоединился ответчик, предусмотрено, что в случае установления впервые работнику, занятому в организациях, осуществляющих добычу (переработку) угля (сланца), утраты профессиональной трудоспособности вследствие производственной травмы или профессионального заболевания в счет возмещения морального вреда работодатель обеспечивает выплату единовременной компенсации из расчета не менее 20% среднемесячного заработка за каждый процент утраты профессиональной трудоспособности (с учетом суммы единовременного пособия, выплачиваемого из Фонда социального страхования Российской Федерации) в порядке, оговорённом в коллективном договоре, соглашении или локальном нормативном акте, принятом по согласованию с соответствующим органом профсоюза.

Согласно пункту 9.11 коллективного договора, заключенного между ЗАО «Сибирский Антрацит» и его работниками, в случае утраты работником, занятым в организации по добыче и переработке угля, профессиональной трудоспособности вследствие производственной травмы или профессионального заболевания организация выплачивает единовременное пособие из расчета 20% среднемесячного заработка за последний год работы за каждый процент утраты профессиональной трудоспособности за вычетом суммы единовременного пособия, выплаченного в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации, в счет уплаты страховых взносов страховщику.

Удовлетворяя иск Абакумова А.М. частично, суды первой и апелляционной инстанций исходили из того, что выплаченная истцу в соответствии с приведенными положениями отраслевого соглашения и коллективного договора сумма является не компенсацией морального вреда, а иным единовременным пособием. При этом размер разумной и справедливой компенсации морального вреда определен судом в 340 000 руб.

Отменяя судебные постановления и принимая новое решение об отказе в иске, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, не поставив под сомнение соразмерность, разумность и справедливость определенной судом компенсации морального вреда, указала на то, что денежная сумма в размере 57 554 руб. 64 коп., выплаченная работодателем в соответствии с отраслевым соглашением и коллективным договором, является компенсацией морального вреда.

При этом суд кассационной инстанции указал, что поскольку предусмотренная отраслевым соглашением и коллективным договором компенсация морального вреда истцу выплачена, то последующее исковое требование о взыскании компенсации морального вреда является повторным и удовлетворению не подлежит.

По смыслу обжалуемого определения Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, работник в случае получения трудового увечья или профессионального заболевания не вправе требовать, а суд не вправе взыскивать компенсацию морального вреда в размере, большем, чем это установлено отраслевым соглашением или коллективным договором.

Такой вывод суда кассационной инстанции является ошибочным и нарушает как единообразие в толковании и применении судами норм права, так и права работника, получившего увечье или профессиональное заболевание.

В соответствии с Конституцией Российской Федерации в Российской Федерации охраняются труд и здоровье людей (часть 2 статьи 7), каждый имеет право на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены (часть 3 статьи 37), каждый имеет право на охрану здоровья (часть 2 статьи 41), каждому гарантируется право на судебную защиту (часть 1 статьи 46).

Из данных положений Конституции Российской Федерации в их взаимосвязи следует, что каждый имеет право на справедливое и соразмерное возмещение вреда, в том числе и морального, причиненного повреждением здоровья вследствие необеспечения работодателем безопасных условий труда, а также имеет право требовать такого возмещения в судебном порядке.

Согласно части 3 статьи 55 Конституции Российской Федерации права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Таким образом, никакие иные акты, за исключением федеральных законов в предусмотренных статьей 55 Конституции Российской Федерации случаях, не могут умалять и ограничивать право гражданина на полное возмещение вреда, причиненного повреждением здоровья. Соответственно, не могут ограничивать это право также и заключенные в соответствии с трудовым законодательством отраслевые соглашения и коллективные договоры.

Приведенные выше конституционные положения конкретизированы в соответствующих нормах трудового права и разъяснениях Пленума Верховного Суда Российской Федерации.

Так, в соответствии с частью 2 статьи 9 Трудового кодекса Российской Федерации коллективные договоры, соглашения, трудовые договоры не могут содержать условий, ограничивающих права или снижающих уровень гарантий работников по сравнению с установленными трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права. Если такие условия включены в коллективный договор, соглашение или трудовой договор, то они не подлежат применению.

Согласно статье 237 Трудового кодекса Российской Федерации, моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора (часть 1).

В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба (часть 2).

Согласно разъяснению, содержащемуся в пункте 63 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 г. N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», в соответствии со статьёй 237 названного кодекса компенсация морального вреда возмещается в денежной форме в размере, определяемом по соглашению работника и работодателя, а в случае спора факт причинения работнику морального вреда и размер компенсации определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба. Размер компенсации морального вреда определяется судом исходя из конкретных обстоятельств каждого дела с учётом объёма и характера причиненных работнику нравственных или физических страданий, степени вины работодателя, иных заслуживающих внимания обстоятельств, а также требований разумности и справедливости.

Аналогичные критерии определения размера компенсации морального вреда содержатся и в пункте 8 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 г. N 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» (в редакции от 6 февраля 2007 г.).

Из содержания данных положений закона и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации в их взаимосвязи следует, что в случае спора размер компенсации морального вреда определяется судом по указанным выше критериям вне зависимости от размера, установленного соглашением сторон, и вне зависимости от имущественного ущерба, которым в случае трудового увечья или профессионального заболевания является утраченный средний заработок работника.

Положения отраслевых соглашений и коллективных договоров означают лишь обязанность работодателя при наличии соответствующих оснований выплатить в бесспорном порядке компенсацию морального вреда в предусмотренном размере.

Изложенная в обжалуемом кассационном определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации правовая позиция о том, что работник не вправе требовать, а суд не вправе взыскивать компенсацию морального вреда в размере, большем, чем это установлено отраслевым соглашением или коллективным договором, противоречит приведенным нормам материального права и разъяснениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации.

Поскольку ошибочные выводы Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации о выходе суда за пределы заявленных требований и о том, что суд не вправе взыскивать компенсацию морального вреда в размере, большем, чем это определено в отраслевом соглашении и коллективном договоре, привели к неправильному разрешению дела судом кассационной инстанции, Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит, что определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 25 января 2016 г. подлежит отмене с направлением дела на новое кассационное рассмотрение.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 391.9, 391.10, пунктом 2 части 1 статьи 391.12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановил:

определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 25 января 2016 г. отменить, направить дело на новое кассационное рассмотрение в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Обзор документа

Размер и порядок выплаты компенсации морального вреда, причиненного профзаболеванием, могут устанавливаться коллективным договором и отраслевым соглашением.

Другие публикации:  Платежное поручение в арбитражный суд москвы

В таком случае при наличии оснований работодатель обязан выплатить в бесспорном порядке компенсацию морального вреда в размере, предусмотренном указанными договором и соглашением.

Однако подобные положения не означают, что в случае спора работник не вправе требовать, а суд не может взыскивать компенсацию морального вреда в размере большем, чем это установлено отраслевым соглашением или коллективным договором.

Иной подход нарушает как единообразие в толковании норм права, так и права работника, получившего увечье или профзаболевание.

Кроме того, процессуальное законодательство не требует от истца, в т. ч. от сотрудника, предъявляющего иск к работодателю, точно и исчерпывающе указывать в исковом заявлении нормы материального права, а равно не ограничивает суд в применении тех положений, которые регулируют спорные правоотношения, но не приведены в подобном заявлении.

Такую позицию озвучил Президиум ВС РФ.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Кто может получить компенсацию морального вреда

Что такое моральный ущерб

Статья 151 ГК РФ и Пленум Верховного Суда РФ в своем Постановлении № 10 от 20.12.1994 установили, что под моральным вредом следует понимать нравственные или физические страдания, причиненные действием (бездействием):

  • которое посягает на перечисленные в статье 150 ГК РФ нематериальные блага (честь, достоинство, жизнь, здоровье, деловая репутация и т. п.);
  • которое нарушает личные неимущественные права человека (права, предусмотренные законами об охране интеллектуальной собственности);
  • которое нарушает имущественные права гражданина (в том числе, вытекающих из договора).

В указанном Постановлении также дается разъяснение того, что следует понимать под упомянутыми страданиями. Так, нравственные — выражаются в негативных психических реакциях человека, таких как страх, унижение, беспомощность и любое другое дискомфортное состояние, вызванное:

  • утратой родных;
  • невозможностью продолжать активную общественную жизнь;
  • потерей работы;
  • раскрытием семейной, врачебной тайны;
  • распространением сведений, не соответствующих действительности;
  • временным ограничением или лишением каких-либо прав и др.

Физические — это любые болезненные или неприятные ощущения: боль, зуд, жжение, тошнота, головокружение, удушье и т. п.

Выплата компенсации возможна только в отношении гражданина. Это связано с тем, что моральный вред — это страдания, т. е. категории, применимые только к существу, обладающему психикой. Юридическое же лицо может требовать взыскания репутационного вреда, однако при этом они должны опираться на нормы о причинении убытков, а не морального ущерба.

Судебная практика и собственная субъективная оценка обстоятельств — единственное, на что опираются судьи при определении размера возмещения морального ущерба. В ст. 151 и 1101 ГК РФ законодательно установлен ряд критериев, которые должны быть в обязательном порядке учтены судом при определении размера возмещения:

  • характер и степень нравственных или физических страданий;
  • степень вины человека в случаях, когда вина является основанием ответственности за причинение вреда;
  • фактические обстоятельства, при которых был причинен моральный ущерб, и иные, заслуживающие внимания обстоятельства;
  • индивидуальные особенности потерпевшего (например, для женщины — состояние беременности);
  • требования разумности и справедливости. К примеру, Определение Санкт-Петербургского городского суда от 03.05.2012 по делу № 33-5359/2012 подтверждает, что, определяя размер компенсации, суд должен учитывать имущественное положение должника. Так, истцами был заявлен размер компенсации морального вреда, признанный судом завышенным, поскольку исполнение решения суда невозможно по причинам финансовой и хозяйственной несостоятельности должника.

Компенсация морального вреда в гражданском праве представлена только в одной форме — денежной. Однако это не означает, что причинитель вреда не может добровольно совершить действия, направленные на сглаживание перенесенных потерпевшим страданий (уход за потерпевшим, оказание иной помощи, передача какого-либо имущества).

Действующее законодательство предусматривает основания для взыскания компенсации морального вреда, которые представляют собой нарушение:

  • тайны завещания (ч. 2 ст. 1123 ГК РФ );
  • неимущественных прав автора (ч. 1 ст. 1251 ГК РФ );
  • прав потребителя изготовителем, продавцом (ст. 15 Закона РФ от 07.02.1992 № 2300-1);
  • турагентом условий договора о реализации туристского продукта (абз. 6 ст. 6 Федерального закона от 24.11.1996 № 132-ФЗ);
  • прав человека в связи с дискриминацией в сфере труда (ч. 4 ст. 3 ТК РФ );
  • работодателем прав работника ( ст. 237 ТК РФ ) и др.

Однако законодатель также установил, что для возникновения права на возмещение необходимо одновременное наличие следующих четырех условий:

  1. Собственно физическое или нравственное страдание. Бремя доказывания при этом лежит на потерпевшем.
  2. Противоправное действие (бездействие), нарушающее принадлежащие гражданину неимущественные права или посягающее на принадлежащие ему другие нематериальные блага.
  3. Причинная связь между противоправным действием (бездействием) и моральным вредом. Причинная связь должна быть прямой. Так, например, если в результате операции больному причинен ущерб, то решающее значение будут иметь действия врача, непосредственно проводившего операцию, а не лиц, назначивших его на эту должность или проводящих аттестацию медицинских работников.
  4. Вина причинителя вреда, которая может проявляться в форме умысла (прямого или косвенного) и неосторожности (небрежность или легкомыслие). Законодательство закрепляет правило о презумпции вины причинителя вреда.

Эти условия являются основанием для компенсации морального ущерба.

В нашем государстве размер компенсации морального вреда варьируется от одной до нескольких десятков тысяч рублей.

Исковое заявление о компенсации морального вреда

Иски о возмещении нематериального вреда в нашем государстве весьма редки, и зачастую требование возместить моральный ущерб составляет структурную часть общего иска. Исключением являются только иски по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации, в которых компенсация за моральный ущерб составляет значительную долю общей суммы иска. Такие заявления рассматриваются судами общей юрисдикции, а срок исковой давности начинает течь с момента, когда была установлена вина ответчика, и продолжаются: для материального ущерба — три года, морального — без срока давности.

Содержание искового заявления условно можно разделить на следующие части:

  1. Шапка. Указывается название и реквизиты суда, Ф.И.О., адрес, контакты истца и ответчика, а также цена иска и размер госпошлины. Затем следует название иска: «Исковое заявление о возмещении ущерба».
  2. Основная часть. В ней нужно изложить суть правонарушения, которое привело к нарушению прав и свобод. Также здесь стоит как можно подробнее описать, какой вред был причинен, каким способом, в чем он выражается, а также присутствовали ли при этом свидетели. Важнопредоставить факты — именно они составляют доказательную базу притязаний.
  3. Мотивировочная часть. В этом пункте следует привести как можно больше доказательств, которые подтверждают вашу правоту (это могут быть свидетельские показания, письма, видео и фотоматериалы, публикации в СМИ и т. п.). Помимо обстоятельств случившегося, можно привести примеры из судебной практики и действующего законодательства, которые укрепят вашу позицию.
  4. Резолютивная часть. Здесь размещается просьба удовлетворить требования истца, которые должны быть пронумерованы.
  5. Приложения. В конце необходимо зафиксировать перечень документов, которые вы прикладываете к иску. Этот список законодательно установлен в статье 132 ГПК РФ:
  • копии искового заявления для всех участников дела;
  • квитанция об оплате госпошлины;
  • документ, подтверждающий полномочия истца (либо доверенности представителей истца);
  • документы, служащие доказательством вашей правоты (например, медицинские и экспертные заключения, рецепты, чеки и т. п.);
  • подтверждение того, что была попытка досудебного урегулирования конфликта;
  • расчет суммы иска и ее обоснование.

Государственная пошлина по таким делам должна взиматься на основании пп. 3 п. 1 ст. 333.19 Налогового кодекса РФ в размере 300 рублей для физических лиц и 6000 рублей — для юридических.

Постановление возмещение морального вреда

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
  • Главная
  • Статьи и комментарии ПЦ «Логос»
  • Компенсация морального вреда. Суммы на практике. Иски в суд

Нравственные страдания, несомненно, причиняются человеку нарушением любых его прав. Если у Вас похитили кошелек, вы испытаете чувство обиды, злости, незащищенности, отчаяния, вас оскорбили в общественном транспорте – испытаете практически те же самые чувства. Однако, право на возмещение причиненного морального вреда по российскому законодательству возникает не всегда. И если во втором случае (оскорбление) вы имеете право на компенсацию морального вреда (посягательство на нематериальное благо – достоинство личности), то в первом случае (хищение) компенсацию морального вреда вы не получите, так как нарушено ваше имущественное право. А моральный вред, причиненный действиями (бездействием), нарушающими имущественные права гражданина, подлежит компенсации только в случаях, предусмотренных законом. Таких случаев сегодня в законе два:

Прежде чем перейти к анализу оснований и размера компенсации морального вреда в конкретных случаях, хотелось бы отметить следующее.

Очень часто в исковых заявлениях граждан встречается требование о возмещении морального вреда. Суммы, которые указывают граждане в качестве искомой компенсации за их нравственные и физические страдания, как правило, существенно урезаются судами ввиду несоразмерности. Конечно, каждое лицо вправе оценить причиненный ему моральный вред, скажем в миллионы рублей, но надо быть готовым к тому, что суд оценит ваши страдания, например, всего лишь в одну тысячу. Вообще, на наш взгляд, выплата компенсации не может загладить страдания человека, однако смысл компенсации морального вреда видится в том, что потерпевший за счет взысканной суммы испытает положительные эмоции, соразмерные его физическим и нравственным страданиям (только со знаком «плюс»), что несколько нейтрализует полученный негативный эффект.

Однако надо признать, что некоторые юристы, в погоне за гонораром, либо не учитывают сложившуюся судебную практику, либо умалчивают о ней, обещают клиенту взыскать за причиненный моральный вред немалые суммы, чем, как представляется, наносят клиенту еще больший вред. К примеру, за причинение легкого вреда здоровью юрист заверяет клиента в том, что непременно взыщет с виновного 50 тысяч рублей морального вреда как минимум. Думаю, что понятно разочарование потерпевшего, его новые нравственные страдания, когда суд присудит лишь 2 тысячи.

Некоторые разъяснения о примнении норм права, регулирующих вопросы компенсации морального вреда содержатся в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 N 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда»

Моральный вред, причиненный потребителю

Каждый день мы приобретаем те или иные товары, необходимые нам в повседневной жизни, пользуемся различными услугами.

Приобретая товар либо услугу для удовлетворения личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, мы становимся потребителями и в некоторой степени наши интересы защищены законом «О защите прав потребителей». Согласно ст. 15 Закона, «моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом, и т.д.) прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, подлежит компенсации причинителем вреда, при наличии его вины. Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда».

Другие публикации:  Судебные приставы в пучеже

Права потребителя считаются нарушенными в случае обнаружившегося недостатка товара (работы или услуги), а именно, несоответствия товара (работы, услуги):

  1. обязательным требованиям, предусмотренным законом;
  2. условиям договора;
  3. целям, для которых товар (работа, услуга) такого рода обычно используется

Отдельно стоит остановиться на коммунальных услугах, предоставление которых сегодня в большинстве своем не соответствует требованиям, предусмотренным законодательством. Отношения, возникающие из договора найма жилого помещения, в том числе социального найма, в части выполнения работ, оказания услуг по обеспечению надлежащей эксплуатации жилого дома, в котором находится данное жилое помещение, по предоставлению или обеспечению предоставления нанимателю необходимых коммунальных услуг, проведению текущего ремонта общего имущества многоквартирного дома и устройств для оказания коммунальных услуг регулируется также законодательством о защите прав потребителей, а значит лицо, чьи права нарушены в этой сфере, вправе требовать компенсации морального вреда.

На какой размер морального вреда можно рассчитывать обманутому потребителю сегодня? Цифры, конечно, не порадуют глаз, но в среднем это порядка 500-3000 рублей в зависимости от «степени вины нарушителя и иных заслуживающих внимания обстоятельств».

Рекомендуемые публикации по данной теме :

Исковое заявление о компенсации морального вреда, причиненного в результате падения с лестницы торгового комплекса, владельцы которого не соблюдают правила благоустройства — не очищают ступени от наледи и снега, лестничный марш не оборудован должным образом перилами

Исковое заявление о взыскании неустойки и компенсации морального вреда за нарушение срока выполнения работ по договору долевого участия в строительстве жилого дома

Моральный вред, причиненный работнику действиями работодателя

Согласно статье 237 Трудового кодекса РФ, «моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора. В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба». Данная статья позволяет работнику требовать компенсации морального вреда не только при нарушении его личных неимущественных, но и имущественных прав, в числе которых невыплата (задержка выплаты) заработной платы.

В соответствии с п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 10 от 20.12.1994г., суд вправе обязать работодателя компенсировать причиненные работнику нравственные, физические страдания в связи с незаконным увольнением, переводом на другую работу, необоснованным применением дисциплинарного взыскания, отказом в переводе на другую работу в соответствии с медицинскими рекомендациями и т.п. К числу нарушений прав работника, влекущих возникновение права последнего на компенсацию морального вреда можно назвать незаконное отстранение от работы, невыдача трудовой книжки при увольнении, отказ в приме на работу женщине по мотивам беременности и другие.

Каков размер компенсации морального вреда за нарушенное право работника? Примерно от нескольких сот до нескольких тысяч рублей.

Рекомендуем по теме :

Исковое заявление о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда

Моральный вред, причиненный органами власти

В соответствии со статьей 1069 ГК РФ, вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению. Вред возмещается за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.

Например, подлежит возмещению моральный вред, причиненный незаконными действиями судебного пристава-исполнителя.

Рекомендуем по теме:

Исковое заявление о возмещении вреда, причиненного Управлением федеральной службы судебных приставов (за счет казны РФ)

Моральный вред, причиненный уголовным преследованием

Согласно статье 133 Уголовно-процессуального кодекса, «право на реабилитацию включает в себя право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах. Вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, возмещается государством в полном объеме независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда. На основании ст. 1100 ГК РФ, Компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случае, когда вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ.

Таким образом, право на компенсацию морального вреда имеют как подсудимый, в отношении которого вынесен оправдательный приговор либо уголовное преследование прекращено в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения, так и осужденный, подозреваемый и обвиняемый, подвергшиеся уголовному преследованию незаконно.

Размер компенсации морального вреда будет зависеть, прежде всего, от срока, на который человек был незаконно лишен свободы и может составлять как несколько тысяч, так и несколько десятков и даже сотен тысяч рублей.

Рекомендуем по теме:

Моральный вред, причиненный преступлением

Право на компенсацию морального вреда, причиненного преступлением, возникает в случае, если моральный вред причинен действиями, нарушающими личные неимущественные права или посягающими на другие нематериальные блага, принадлежащие потерпевшему. Другими словами, Вы можете требовать компенсации морального вреда, который причинен Вам в результате совершения в отношении Вас таких преступлений, как, например, клевета, оскорбление, нарушение тайны переписки, изнасилование, незаконное лишение свободы, причинение вреда здоровью различной тяжести. Иск о возмещении причиненного морального вреда в этом случае может быть рассмотрен как в рамках уголовного, так и гражданского судопроизводства.

Размер компенсации морального вреда, причиненного здоровью, судебная практика установила следующим образом. Причинение смерти (убийство) – до ста тысяч рублей (выплачивается близким родственникам – потерпевшим), тяжкого вреда здоровью – до 50000 рублей, легкий вред здоровью – до 5 тысяч. При этом надо учитывать, что если вред здоровью причинен по неосторожности, размер компенсации будет еще раза в два меньше. Указанные размеры компенсации могут, конечно варьироваться в ту или иную сторону в зависимости от многих факторов, начиная от наличия весомых доказательств наступления неблагоприятных последствий, заканчивая личностью потерпевшего, его материальным положением.

Рекомендуем по теме:

Исковое заявление о компенсации морального вреда, причиненного преступлением (побои, вред здоровью). Требование к двум ответчикам – причинителям вреда о компенсации в равных долях.

Моральный вред, причиненный в результате ДТП

Компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случае, когда вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности. Поэтому если в ДТП пострадал лишь ваш автомобиль, а с Вами все в порядке, то на компенсацию морального вреда виновником ДТП, Вам претендовать не приходится. Если же какой-либо вред здоровью все же причинен, размер компенсации будет зависеть от тяжести вреда здоровью, как описано выше.

Рекомендуем по теме:

Исковое заявление о возмещении вреда здоровью, взыскании компенсации морального вреда, причиненного в результате ДТП (потерпевший переходил дорогу)

Моральный вред, причиненный в результате нападения и укуса собаки

В ряде случаев некоторые породы собак суды справедливо относят к источникам повышенной опасности. Речь о бойцовских, сторожевых собаках. Для иллюстрации приведем извлечение из одного судебного постановления.

Например, в апелляционном определении Вологодского областного суда от 28.08.2013 по делу N 33-3973/2013 коллегия привела следующие доводы:

Гражданский кодекс РФ прямо не относит животных к источникам повышенной опасности, однако собаки, обладающие специфическими качествами, используемые в качестве сторожевых, могут быть отнесены к источникам повышенной опасности.

Учитывая, что норма статьи 1079 ГК РФ не содержит исчерпывающего перечня источников повышенной опасности, суд первой инстанции, принимая во внимание особые качества животного, присущие таким источникам, обоснованно отнес собаку, принадлежащую ООО «Статус» к источнику повышенной опасности.

Рекомендуем по теме:

Защита чести, достоинства и деловой репутации. Моральный вред

Если о Вас распространены порочащие, несоответствующие действительности сведения, то Вы можете надеяться на сумму не очень большую – в среднем до 3 тысяч. А если Вы чиновник, то сумма компенсации сразу возрастет и будет «соответствовать» занимаемой должности. Вопрос о справедливости компенсации чиновнику за распространение о нем недостоверных сведений, скажем в 100 тысяч рублей (а то и больше) и столько же убитой горем матери за смерть ребенка. (а то и меньше) в судебной практике остается открытым.

Рекомендуем по данной теме:

Размеры компенсации морального вреда, указанные в статье носят примерный, усредненный характер и судебная практика знает случаи удовлетворения исковых требований о взыскании компенсаций в больших, нежели указано в статье размерах. На сегодняшний день официальной методики определения размера компенсации морального вреда нет, поэтому многое зависит от убедительности доводов истца и, может быть даже от настроения судьи.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *