Трудовой кодекс ст 1 ч 3

Статья 3. Запрещение дискриминации в сфере труда

СТ 3 ТК РФ.

Каждый имеет равные возможности для реализации своих трудовых прав.

Никто не может быть ограничен в трудовых правах и свободах или получать какие-либо преимущества в зависимости от пола, расы, цвета кожи, национальности, языка, происхождения, имущественного, семейного, социального и должностного положения, возраста, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности или непринадлежности к общественным объединениям или каким-либо социальным группам, а также от других обстоятельств, не связанных с деловыми качествами работника.

Не являются дискриминацией установление различий, исключений, предпочтений, а также ограничение прав работников, которые определяются свойственными данному виду труда требованиями, установленными федеральным «законом», либо обусловлены особой заботой государства о лицах, нуждающихся в повышенной социальной и правовой защите, либо установлены настоящим Кодексом или в случаях и в порядке, которые им предусмотрены, в целях обеспечения национальной безопасности, поддержания оптимального баланса трудовых ресурсов, содействия в приоритетном порядке трудоустройству граждан Российской Федерации и в целях решения иных задач внутренней и внешней политики государства.

Лица, считающие, что они подверглись дискриминации в сфере труда, вправе обратиться в суд с заявлением о восстановлении нарушенных прав, возмещении материального вреда и компенсации морального вреда.

Комментарий к Ст. 3 Трудового кодекса РФ

1. Запрещение дискриминации в сфере труда является краеугольным принципом правового регулирования социально-трудовых отношений, который наряду с упоминанием в ст. 2 ТК РФ получил специальную развернутую регламентацию в ст. 3 ТК РФ. Этим законодатель подчеркнул особую важность данного принципа, придаваемую ему как международным правом в целом, так и международным трудовым правом, а также нормами национальных правовых систем большинства демократических государств. Повышенное внимание законодателя к данному принципу объясняется тем, что он служит универсальной правовой гарантией, обеспечивающей всеобщее и естественное право человека на равенство с другими людьми (ст. 1 Всеобщей декларации прав человека 1948 г.; преамбула Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г.; ст. 19 Конституции РФ).

2. Содержащийся в ч. 2 ст. 3 ТК РФ запрет на дискриминацию основывается на положениях ст. 2 Всеобщей декларации прав человека и п. 2 ст. 2 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах. Международное трудовое право также уделило должное внимание этой проблеме и посвятило ее решению отдельную Конвенцию N 111 МОТ «Относительно дискриминации в области труда и занятий» (принята в г. Женеве 25 июня 1958 г.). Наша страна входит в число государств, ратифицировавших данную Конвенцию. Кроме того, всеобщий запрет дискриминации содержится в ч. 2 ст. 19 КРФ.

Запрещенная законом дискриминация человека в трудовых отношениях понимается как всякое ограничение трудовых прав и свобод или преимущество в трудовых правах и свободах, полученное в зависимости от любого из обстоятельств, перечисленных в статье 3 ТК РФ (пола, расы, цвета кожи и т.п.), либо в зависимости от не указанных в данной статье обстоятельств в случае, когда такое ограничение или преимущество не связано с деловыми качествами работника.

Сходным образом дискриминация определяется и в международном трудовом праве. Согласно указанной Конвенции дискриминация включает: а) всякое различие, недопущение или предпочтение, проводимое по признаку расы, цвета кожи, пола, религии, политических убеждений, иностранного происхождения или социального происхождения, приводящее к уничтожению или нарушению равенства возможностей или обращения в области труда и занятий; б) всякое другое различие, недопущение или предпочтение, приводящее к уничтожению или нарушению равенства возможностей или обращения в области труда и занятий, определяемое соответствующим государством — членом МОТ по консультации с представительными организациями работодателей и трудящихся, где таковые существуют, и с другими соответствующими органами. Термины «труд» и «занятия» обозначают в данном случае доступ к профессиональному обучению, труду и иным занятиям, а также оплату и условия труда (п. 3 ст. 1 ТК).

Наряду с принципиальным сходством определений термина «дискриминация», содержащихся в российском законодательстве и в Конвенции МОТ «Относительно дискриминации в области труда и занятий», обращают на себя внимание ряд отличий: а) ст. 3 ТК РФ относит к дискриминации лишь ограничения или преимущества в трудовых правах и свободах, тогда как по ст. 1 Конвенции данный термин охватывает всякое различие, недопущение или предпочтение в области труда и занятий; б) по смыслу ст. 1 Конвенции дискриминацией признаются те различия, недопущения или предпочтения в трудовых правах работников, которые приводят к нарушению равенства их возможностей либо обращения в области труда и занятий, о чем умалчивает ст. 3 ТК; в) обстоятельства, способные служить основанием для дискриминации, перечисленные в п. «a» ст. 1 Конвенции, дополнены в ч. 2 ст. 3 ТК РФ указанием на язык, имущественное, семейное, социальное и должностное положение, возраст и место жительства; г) в соответствии с п. «b» ст. 1 Конвенции перечень обстоятельств, признаваемых основаниями дискриминации, может быть расширен государством — членом МОТ посредством консультаций с представительными организациями работодателей и трудящихся, о чем также не говорит ст. 3 ТК РФ.

Преодоление различий между этими нормами международного и российского трудового права должно осуществляться в соответствии с требованиями ч. 4 ст. 15 Конституции РФ, согласно которым, если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора. Вместе с тем практика применения трудового права в России должна руководствоваться и более широким (в сравнении с изложенным в п. «a» ст. 1 Конвенции) перечнем обстоятельств, способных служить основой дискриминации. Ведь российский законодатель в ч. 2 ст. 3 ТК РФ воспользовался заложенной п. «b» ст. 1 Конвенции возможностью расширения круга оснований дискриминации и тем самым возложил на отечественного работодателя дополнительные обязанности в части воздержания от совершения действий (бездействия), квалифицируемых по закону в качестве неправомерных и дискриминационных. Таким образом, в соответствии со всеми перечисленными правоположениями под запрет дискриминации в труде в России попадают любые произвольные различия в трудовых правах и свободах работников, которые не основаны на деловых качествах этих работников, количественных или качественных характеристиках их труда. Следует учитывать, что юрисдикционные механизмы защиты трудовых прав работников от дискриминации распространяются в настоящее время не только на отношения, вытекающие из факта нарушения уже имеющихся у работника прав, но и на его разнообразные интересы, направленные на установление новых или изменение существующих условий труда, а следовательно, и на приобретение работником новых трудовых прав (см. ст. 381 ТК РФ и комментарий к ней).

3. Рассматриваемая Конвенция и ч. 3 ст. 3 ТК не содержат серьезных противоречий в определении того, что не относится к дискриминации. Согласно п. 2 ст. 1 Конвенции не считается дискриминацией любое различие, недопущение или предпочтение в отношении определенной работы, основанное на специфических требованиях таковой. Аналогичным образом ч. 3 ст. 3 ТК РФ не рассматривает как дискриминацию установление различий, исключений, предпочтений, а также ограничение прав работников, которые определяются свойственными конкретному виду труда требованиями. В дополнение к этому ч. 2 ст. 3 Трудового кодекса РФ не считает дискриминацией те меры, которые продиктованы особой заботой государства о лицах, нуждающихся в повышенной социальной защите, либо установлены в соответствии с законодательством о правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации в целях обеспечения национальной безопасности, поддержания оптимального баланса трудовых ресурсов, содействия в приоритетном порядке трудоустройству граждан РФ и для решения иных задач внутренней и внешней политики государства (например, прием на работу иностранных граждан только при наличии разрешений на работу, выданных в рамках установленных Правительством РФ квот). При этом важно иметь в виду, что в соответствии с ч. 3 ст. 55 Конституции РФ и ч. 3 ст. 3 ТК РФ единственной надлежащей формой введения таких ограничений в трудовых правах и свободах, а также установления различий, исключений и предпочтений в труде является федеральный закон. Само же ограничение трудовых прав может осуществляться лишь в той мере, в какой оно необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

4. В качестве основного средства правовой защиты от дискриминации ч. 4 ст. 3 ТК РФ называет обращение в суд с заявлением о восстановлении нарушенных прав, возмещении материального вреда и компенсации морального вреда. Под судом в данном случае следует понимать федеральный районный или городской суд (ст. 23 Гражданского процессуального кодекса РФ (далее — ГПК)).

Любому лицу для осуществления права на судебную защиту в данном случае достаточно самостоятельно идентифицировать себя как лицо, подвергшееся дискриминации. В практическом плане это означает презумпцию наличия дискриминации в обжалуемых действиях (бездействии) работодателя, вызывающую для последнего необходимость предоставлять доказательства, опровергающие выдвинутые против него обвинения. В случае подтверждения факта дискриминации пострадавшее от нее лицо имеет право на возмещение материального вреда и компенсацию морального вреда. В качестве такого лица может выступать не только работник, т.е. лицо, фактически находящееся в настоящее время или находившееся на момент соответствующего правонарушения в трудовом правоотношении с работодателем, но и любое другое физическое лицо, хотя и не имеющее формально статуса работника, но являющееся субъектом отношений, регулируемых нормами трудового права. По этой причине ст. 3 ТК РФ оперирует не только термином «работник», но и понятием «каждый», а также «лицо».

При определении размеров возмещения материального вреда и компенсации морального вреда следует руководствоваться правилами, содержащимися в гл. 37 ТК РФ.

Статья 1 ТК РФ. Цели и задачи трудового законодательства

Новая редакция Ст. 1 ТК РФ

Целями трудового законодательства являются установление государственных гарантий трудовых прав и свобод граждан, создание благоприятных условий труда, защита прав и интересов работников и работодателей.

Основными задачами трудового законодательства являются создание необходимых правовых условий для достижения оптимального согласования интересов сторон трудовых отношений, интересов государства, а также правовое регулирование трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений по:

организации труда и управлению трудом;

трудоустройству у данного работодателя;

подготовке и дополнительному профессиональному образованию работников непосредственно у данного работодателя;

социальному партнерству, ведению коллективных переговоров, заключению коллективных договоров и соглашений;

участию работников и профессиональных союзов в установлении условий труда и применении трудового законодательства в предусмотренных законом случаях;

материальной ответственности работодателей и работников в сфере труда;

государственному контролю (надзору), профсоюзному контролю за соблюдением трудового законодательства (включая законодательство об охране труда) и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права;

разрешению трудовых споров;

обязательному социальному страхованию в случаях, предусмотренных федеральными законами.

Комментарий к Статье 1 ТК РФ

В статье 1 Трудового кодекса РФ закреплены основные цели и задачи трудового законодательства.

Целями трудового законодательства являются установление государственных гарантий трудовых прав и свобод граждан, создание благоприятных условий труда, защита прав и интересов работников и работодателей.

Главной задачей трудового законодательства является достижение согласования интересов работника и работодателя, а также государства. Кроме того, трудовое право направлено на регулирование трудовых отношений, а также иных отношений, связанных с трудовыми, например по организации и управлению трудом или по материальной ответственности работодателей и работников в сфере труда.

Последнее изменение в статью 1 Трудового кодекса было внесено Федеральным законом от 30 июня 2006 г. N 90-ФЗ. Этот документ добавил абзац, согласно которому трудовое законодательство направлено также на регулирование отношений по обязательному социальному страхованию.

Другой комментарий к Ст. 1 Трудового кодекса Российской Федерации

1. Трудовой кодекс Российской Федерации открывается главой 1, статьями которой определяются цели и задачи российского трудового законодательства, основные принципы правового регулирования трудовых и иных непосредственно связанных с ними отношений, система источников норм трудового права, их действие во времени и по кругу лиц, а также порядок исчисления сроков.

2. Часть 1 ст. 1, перечисляя конкретные цели трудового законодательства, по сути, придает правовому регулированию труда в нашей стране определенный социальный акцент, который вытекает из самой сущности Российского государства (ч. 1 ст. 7 Конституции РФ), призванного способствовать созданию в нашей стране благоприятных условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека.

Общая социальная направленность российского трудового законодательства, однако, не означает, что оно является правом исключительно одной стороны трудовых отношений, а именно работника. Провозглашаемая Конституцией цель обеспечения достойной жизни и свободного развития человека предполагает, что не только наемный работник должен иметь реальные гарантии своих прав и свобод, но и работодатель, создающий рабочие места и обеспечивающий людей работой, тоже вправе реализовать предпринимательский интерес в осуществляемой им экономической либо иной деятельности. Под этим углом зрения следует говорить о том, что трудовое законодательство России одновременно призвано выполнять две функции. Во-первых, социальную функцию, общее назначение которой состоит в создании работнику условий труда, его оплаты и охраны, достойных представителя современного человеческого сообщества. Во-вторых, экономическую функцию, направленную на обеспечение соответствия уровня трудовых прав, свобод и гарантий работника экономическим возможностям работодателя, позволяющим ему удовлетворять и свой интерес к достижению наиболее эффективных экономических результатов, создающих материальные предпосылки для реализации трудовых прав работников. Именно на эти идеи опирается ч. 2 ст. 1 ТК, называя одной из основных задач трудового законодательства создание необходимых правовых условий для достижения оптимального согласования интересов сторон трудовых отношений.

Между тем необходимо учитывать, что соотношение указанных функций характеризуется доминантой социальной функции, наличие которой, в частности, объясняется наибольшим удельным весом, занимаемым наемными работниками в структуре российского общества. К тому же с экономической точки зрения каждый из этих работников, не являясь самостоятельно хозяйствующим субъектом, фактически располагает только личными способностями к определенному труду, которыми он и участвует в экономической или иной деятельности работодателя. Отсюда следует, что все трудовые права и интересы работника в реальности могут осуществиться только благодаря определенным действиям работодателя, который тот далеко не всегда заинтересован совершать. В этом смысле работники действительно нуждаются, причем более, нежели работодатели, в государственно-гарантированной поддержке и защите своих трудовых прав и законных интересов.

Права и экономические интересы работодателя трудовое законодательство, конечно, не игнорирует. Однако, имея в виду способность работодателя к их самостоятельному удовлетворению, оно предоставляет возможность осуществлять правовую защиту этих прав и интересов, как правило, нормам других отраслей права, регулирующих отношения, в которых работодатель фигурирует в качестве субъекта имущественных или неимущественных прав, организатора производства, предпринимателя или собственника, осуществляющего какой-либо вид хозяйственной, культурно-развлекательной, медицинской, образовательной или другой деятельности.

3. Взаимоотношения работодателя с субъектами трудовых и связанных с ними отношений строятся в первую очередь на договорно-правовой основе, однако данное обстоятельство не означает, что правовое регулирование этих отношений осуществляется исключительно в частноправовом порядке, не требующем государственного присутствия, олицетворяющего публично-правовое начало в законодательном регулировании общественных отношений.

Трудовое законодательство проявляет социальную направленность как раз в том, что посредством его норм осуществляется такое правовое регулирование трудовых отношений, которое призвано обеспечить, разумеется, в необходимых и разумных пределах экспансию государства на рынок труда с целью привнесения в его функционирование начал предсказуемости, справедливости и стабильности, позволяющих добиваться экономического прогресса и социального мира в условиях данного способа хозяйствования. В этом аспекте ч. 2 ст. 1 ТК РФ ориентирует правовое регулирование трудовых и связанных с ними отношений и на учет интересов российского государства, современная экономико-правовая политика которого должна быть направлена на достижение некоего всеобщего социального блага.

4. Часть 2 ст. 1 ТК РФ очерчивает круг общественных отношений, которые призваны регулировать трудовое законодательство России. Ныне в него включаются не только собственно трудовые отношения, но и иные общественные отношения, которые определяются как отношения, непосредственно связанные с трудовыми. В совокупности с трудовыми отношениями они образуют единый предмет правового регулирования для норм трудового права, содержащихся как в ТК, так и в других источниках (см. комментарий к ст. ст. 5 — 10).

Другие публикации:  Заявление резюме

Сердцевину данного предмета составляют индивидуальные трудовые отношения, складывающиеся между работником и работодателем в связи с заключением и исполнением трудового договора. Непосредственно связанные с ними отношения, хотя не являются трудовыми с точки зрения содержания деятельности участвующих в них субъектов, тем не менее регулируются также трудовым законодательством и включаются в его предмет в силу своей тесной и неразрывной связи с трудовыми отношениями. В отрыве от трудовых отношений их существование в принципе теряет самостоятельное значение, поскольку все они вместе и каждый их вид в отдельности должны способствовать возникновению, развитию и в случае необходимости законному прекращению трудовых правоотношений. Соответственно, правовое регулирование данных отношений подчинено общей идее обеспечения нормального состояния трудовых правоотношений.

Отношения, которые наряду с трудовыми включаются в предмет законодательного регулирования, могут предшествовать, сопутствовать трудовым либо сменять их. Их правовое регулирование довольно разнообразно по направленности. Так, регулирование отношений по трудоустройству, которые предшествуют трудовым, призвано обеспечить свободный выбор труда, а также максимально быстрое и правильное возникновение трудовых правоотношений между гражданином, ищущим подходящую работу, и работодателем, подыскивающим определенного работника.

Регулирование отношений по организации труда и управлению трудом, которые сопутствуют трудовым отношениям, опосредует процесс применения и использования индивидуального и коллективного труда работников, занятых у одного работодателя. Хотя труд работников и относится к экономическим факторам рыночного хозяйствования, которые работодатель приобретает и использует по своему усмотрению, он тем не менее не считается обычным рыночным товаром. На этой идее, в частности, основывается международно-правовое регулирование труда. К примеру, п. «а» первого раздела Декларации о целях и задачах МОТ, принятой 10 мая 1944 г. на 26-й сессии Генеральной конференции труда в Филадельфии, говорит: «Труд не является товаром» (Международное Бюро Труда. Женева, 1996. С. 23). Отсюда следует, что наем конкретного труда не рождает для работодателя безграничные возможности по его использованию и распоряжению исключительно в своем интересе. Субъектом индивидуального труда выступает все же человек, а управление им, как, впрочем, и коллективом людей, является разновидностью социальной власти, которая в принципе не может быть безграничной в современном демократическом обществе. С этой точки зрения трудовое законодательство определяет пределы и порядок осуществления данной власти и в первую очередь в области воздействия на работников при осуществлении работодателем локально-нормотворческих, директивно-распорядительных и правоприменительных полномочий.

Законодательное регулирование отношений по профессиональной подготовке, переподготовке и повышению квалификации работников непосредственно у работодателя, которые в ряде случаев либо предшествуют, либо сопутствуют трудовым отношениям, нацелено на повышение эффективности труда путем обеспечения субъектного состава трудовых отношений наиболее квалифицированными работниками.

Регулирование отношений по социальному партнерству, ведению коллективных переговоров, заключению коллективных договоров и соглашений подчинено цели оптимального согласования интересов сторон индивидуальных и коллективных трудовых отношений как между собой, так и с интересами государства. В совокупности данные отношения относятся к так называемым коллективным трудовым отношениям, которые сопутствуют индивидуальным трудовым отношениям и составляют важный блок предмета законодательного регулирования. Нормальное функционирование и развитие отношений этого блока во многом определяет судьбу социального благополучия российского общества в целом.

Законодательное регулирование сопутствующих трудовым отношений по участию работников и профессиональных союзов в установлении условий труда и применении трудового законодательства опосредует привлечение работников к процессу организации труда и управления трудом. Соответствующие нормы законодательства предназначены преодолеть отчуждение работников от организационно-управленческой деятельности работодателя и ее результатов путем предоставления представителям работников возможности воздействовать на работодателя в процессе установления условий труда и применения законодательства. В данном случае соответствующие правомочия работников выступают как своеобразный социальный противовес экономической власти работодателя, использование которого способно в определенной мере воспрепятствовать злоупотреблению этой властью.

Регулирование отношений по материальной ответственности, которые могут сопутствовать трудовым отношениям или сменять их, выполняет охранительную функцию, основное содержание которой составляет обязанность одной стороны трудового договора возместить ущерб, причиненный другой стороне договора. При этом законодательная конструкция материальной ответственности, содержащаяся в нормах трудового законодательства, имеет специфику, отличающую ее от имущественной ответственности по нормам гражданского права (см. ст. ст. 232 — 250 ТК РФ и комментарий к ним).

Законодательное регулирование отношений по надзору и контролю (в том числе профсоюзному контролю) за соблюдением трудового законодательства (включая законодательство об охране труда) должно в целом способствовать обеспечению защиты трудовых прав и законных интересов работников, в том числе и права на здоровые и безопасные условия труда. Такую же направленность имеет и правовое регулирование отношений по разрешению индивидуальных и коллективных трудовых споров, с помощью разрешения которых могут защищаться любые трудовые права работников. Отношения по надзору и контролю за соблюдением трудового законодательства, как правило, сопутствуют трудовым, а отношения по разрешению трудовых споров могут как сопутствовать трудовым отношениям, так и сменять их.

Все отношения, включенные в ч. 2 ст. 1 ТК РФ под общим названием «иные тесно связанные с трудовыми отношения», подразделяются с точки зрения субъектного состава на индивидуальные и коллективные.

К категории индивидуальных относятся отношения по:

трудоустройству у данного работодателя;

профессиональной подготовке, переподготовке и повышению квалификации работников непосредственно у данного работодателя;

материальной ответственности работников;

разрешению индивидуальных трудовых споров;

обязательному социальному страхованию.

К числу коллективных относятся отношения по:

организации труда и управлению трудом коллектива работников данного работодателя;

социальному партнерству, ведению коллективных переговоров, заключению коллективных договоров и соглашений;

участию работников и профессиональных союзов в установлении условий труда и применении трудового законодательства в предусмотренных законом случаях;

надзору и контролю (в том числе профсоюзному контролю) за соблюдением трудового законодательства (включая законодательство об охране труда);

разрешению коллективных трудовых споров.

В составе коллективных отношений, в свою очередь, следует различать отношения, регулируемые в порядке внешнего нормативно-правового воздействия со стороны государственно-властных органов или лиц, и отношения, строящиеся на началах договорного саморегулирования, осуществляемого самими участниками этих отношений. В первую группу отношений включаются отношения по:

организации труда и управлению трудом, которые регулируются в законодательном, нормативно-правовом и локально-нормативном порядке (см. ст. ст. 6, 8 ТК РФ и комментарий к ним);

по государственному надзору и контролю за соблюдением трудового законодательства, включая законодательство об охране труда (см. ст. ст. 353 — 369 ТК РФ и комментарий к ним).

Во вторую группу коллективных отношений включаются отношения по:

социальному партнерству, ведению коллективных переговоров, заключению коллективных договоров и соглашений;

участию работников и профессиональных союзов в установлении условий труда и применении трудового законодательства; профсоюзному контролю за соблюдением трудового законодательства (включая законодательство об охране труда);

разрешению коллективных трудовых споров.

Данная группа отношений во многом связана с регулированием коллективных условий труда работника, поэтому она получила название «коллективные трудовые отношения» (см. ст. 9 ТК РФ и комментарий к ней).

Статья 1. Цели и задачи трудового законодательства

СТ 1 ТК РФ.

Целями трудового законодательства являются установление государственных гарантий трудовых прав и свобод граждан, создание благоприятных условий труда, защита прав и интересов работников и работодателей.

Основными задачами трудового законодательства являются создание необходимых правовых условий для достижения оптимального согласования интересов сторон трудовых отношений, интересов государства, а также правовое регулирование трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений по:

  • организации труда и управлению трудом;
  • трудоустройству у данного работодателя;
  • подготовке и дополнительному профессиональному образованию работников непосредственно у данного работодателя;
  • социальному партнерству, ведению коллективных переговоров, заключению коллективных договоров и соглашений;
  • участию работников и профессиональных союзов в установлении условий труда и применении трудового законодательства в предусмотренных законом случаях;
  • материальной ответственности работодателей и работников в сфере труда;
  • государственному контролю (надзору), профсоюзному контролю за соблюдением трудового законодательства (включая законодательство об охране труда) и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права;
  • разрешению трудовых споров;
  • обязательному социальному страхованию в случаях, предусмотренных федеральными законами.

Комментарий к Ст. 1 Трудового кодекса РФ

1. Часть 1 комментируемой статьи 1ТК РФ, перечисляя конкретные цели трудового законодательства, по сути, придает правовому регулированию труда в нашей стране социальный акцент, который вытекает из самой сущности Российской Федерации как социального государства (ч. 1 ст. 7 Конституции РФ), призванного способствовать созданию условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека. Трудовое законодательство исходит также из идеи о том, что труд работников, хотя и относится к экономическим факторам рыночного хозяйствования, которые работодатель приобретает и использует по своему усмотрению, не может все же рассматриваться в качестве обычного рыночного товара. Эта идея положена и в основу международно-правового регулирования труда. К примеру, в Декларации Международной организации труда (далее — МОТ) «О целях и задачах Международной организации труда» (принята в г. Филадельфии 10 мая 1944 г.) сказано: «Труд не является товаром» (п. «а» разд. I). В этом смысле наем конкретного труда не рождает для работодателя безграничных возможностей в его экономической (хозяйской) власти над работником.

Использование наемного труда работников, управление работниками, объединенными в трудовой коллектив, является разновидностью социальной власти, которая в принципе не может быть безграничной в демократическом обществе. В силу этого трудовое законодательство призвано определять пределы и порядок осуществления хозяйской власти работодателя в плане его воздействия на работников в ходе осуществления своих нормотворческих, распорядительных и правоприменительных полномочий.

Вместе с тем общая социальная направленность российского трудового законодательства, проистекающая из ст. 7 КРФ, не означает, что трудовое право должно быть правом только работника. В соответствии со ст. 34 Конституции РФ работодатель вправе свободно использовать свои способности и имущество для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности, поэтому он, как и работник, должен иметь определенные гарантии реализации своих прав и свобод в трудовых отношениях, хотя бы для того, чтобы создавать рабочие места, обеспечивать людей работой и оплачивать их труд. С этой точки зрения у трудового права России следует выделить две функции: 1) социальную, общее назначение которой состоит в создании работнику условий труда, его оплаты и охраны, достойных представителя современного человеческого сообщества; 2) экономическую, направленную на обеспечение удовлетворения хозяйственного интереса работодателя в положительных результатах своей деятельности. Само же правовое регулирование труда должно быть направлено на достижение надлежащего баланса этих функций путем создания необходимых правовых условий для оптимального согласования интересов обеих сторон трудовых отношений и государства.

Необходимо учитывать, что в балансе указанных функций социальная функция обладает некоторым приоритетом, и это объясняется прежде всего явной доминантой численности работников в структуре российского общества. К тому же в экономическом смысле каждый из этих работников, не являясь самостоятельно хозяйствующим субъектом со своими финансовыми средствами и орудиями труда, фактически располагает только личными способностями к конкретному труду, которым он и участвует в экономической или иной деятельности работодателя. По этой причине все трудовые права и интересы работника могут быть осуществлены лишь благодаря действиям работодателя, который далеко не всегда заинтересован их совершать. В этом ракурсе работники признаются экономически более слабой стороной трудовых отношений и потому нуждаются в большей мере, нежели работодатели, в государственно-правовой поддержке и защите своих трудовых прав и законных интересов.

Трудовое законодательство, конечно, не игнорирует права и экономические интересы работодателя, но учитывает, что он в подавляющем большинстве случаев имеет возможность их удовлетворить самостоятельно. По этой причине ему предоставляется возможность осуществлять правовую защиту своих прав и интересов посредством норм других отраслей права, регулирующих те отношения, в которых работодатель фигурирует в качестве субъекта имущественных или неимущественных прав, организатора производства или предпринимателя, осуществляющего конкретный вид хозяйственной, культурно-развлекательной, медицинской, образовательной либо другой деятельности.

2. Взаимоотношения работодателя со своими работниками строятся в первую очередь на договорно-правовой основе. Данное обстоятельство не означает, что правовое регулирование этих отношений осуществляется исключительно в частноправовом порядке, не требующем государственного вмешательства. Напротив, трудовое законодательство, проявляя свою социальную направленность в правовом регулировании трудовых отношений, обеспечивает в необходимых и разумных пределах экспансию государства на рынок труда в целях привнесения в его функционирование начал предсказуемости, справедливости и стабильности, которые позволяли бы одновременно добиваться экономического прогресса и социального мира в нашем обществе. В этом аспекте ч. 2 ст. 1 Трудового кодекса РФ (далее — ТК РФ) ориентирует правовое регулирование трудовых отношений на учет публичных интересов Российского государства, современная экономико-правовая политика которого должна быть подчинена в том числе достижению всеобщего социального блага.

3. Часть 2 ст. 1 ТК РФ очерчивает круг общественных отношений, которые призвано регулировать трудовое законодательство РФ. В настоящее время в него включаются не только трудовые отношения, но и иные общественные отношения, непосредственно связанные с трудовыми. В совокупности с трудовыми отношениями они образуют единый предмет правового регулирования для норм трудового права, содержащихся как в ТК РФ, так и в других нормативных правовых актах (см. ст. ст. 5 — 10 ТК РФ и комментарии к ним).

Основу данного предмета составляют индивидуальные трудовые отношения, складывающиеся между работником и работодателем в связи с заключением и исполнением трудового договора. Непосредственно связанные с ними отношения, хотя и не являются трудовыми с точки зрения содержания деятельности участвующих в них субъектов, также регулируются нормами трудового права и включаются в его предмет в силу своей тесной и неразрывной связи с трудовыми отношениями. В отрыве от трудовых отношений их существование теряет самостоятельное значение, поскольку все они вместе и каждый их вид в отдельности должны способствовать возникновению, развитию и в случае необходимости законному прекращению трудовых правоотношений. Соответственно, правовое регулирование всех этих отношений подчинено общей цели обеспечения нормального состояния трудовых правоотношений.

Отношения, которые наряду с трудовыми включаются в предмет регулирования норм ТК РФ, могут предшествовать, сопутствовать трудовым либо сменять их. Их правовое регулирование довольно разнообразно по направленности. Регулирование отношений по трудоустройству, которые предшествуют трудовым, призвано гарантировать каждому свободный выбор труда, а также обеспечивать максимально быстрое и юридически корректное возникновение трудовых правоотношений между лицом, ищущим подходящую работу, и работодателем, подыскивающим определенного работника.

Регулирование отношений по организации труда и управлению трудом, которые сопутствуют трудовым отношениям, нацелено на упорядочение процесса применения и использования индивидуального и коллективного труда работников, занятых у конкретного работодателя. Регулирование отношений по подготовке и дополнительному профессиональному образованию работников непосредственно у работодателя, которые в ряде случаев либо предшествуют, либо сопутствуют трудовым отношениям, направлено на повышение эффективности труда путем обеспечения субъектного состава трудовых отношений наиболее квалифицированными работниками.

Регулирование отношений по социальному партнерству, ведению коллективных переговоров, заключению коллективных договоров и соглашений, которые сопутствуют трудовым отношениям, подчинено цели оптимального согласования интересов сторон индивидуальных и коллективных трудовых отношений как между собой, так и с интересами государства. Регулирование отношений по участию работников и профессиональных союзов в установлении условий труда и применении трудового законодательства, которые также сопутствуют трудовым отношениям, опосредует привлечение работников к процессу организации труда и управления трудом и нацелено на преодоление отчуждения работников от организационно-управленческой деятельности работодателя и ее результатов посредством предоставления представителям работников возможности воздействовать на работодателя в процессе установления условий труда и применения законодательства.

Регулирование отношений по материальной ответственности, которые могут сопутствовать трудовым отношениям или сменять их, подчинено выполнению охранительной функции, основное содержание которой составляет обязанность одной стороны трудового договора возместить ущерб, причиненный другой стороне договора. Регулирование отношений по надзору и контролю за соблюдением трудового законодательства должно в целом способствовать обеспечению защиты трудовых прав и законных интересов работников, включая их право на здоровые и безопасные условия труда. Такую же направленность имеет и правовое регулирование отношений по разрешению трудовых споров, с помощью разрешения которых могут защищаться любые трудовые права работников. Отношения по надзору и контролю за соблюдением трудового законодательства, как правило, сопутствуют трудовым, а отношения по разрешению трудовых споров могут как сопутствовать трудовым отношениям, так и сменять их.

Другие публикации:  Прокурорский надзор приказ генпрокуратуры

Все отношения, включенные в ч. 2 ст. 1 ТК РФ под общим названием «иные тесно связанные с трудовыми отношения» (в дальнейшем для краткости они будут именоваться социально-трудовыми отношениями), подразделяются с точки зрения субъектного состава на индивидуальные и коллективные. К индивидуальным относятся, к примеру, отношения по трудоустройству у конкретного работодателя, материальной ответственности работников, разрешению индивидуальных трудовых споров. Коллективными являются отношения по организации труда и управлению трудом коллектива работников, социальному партнерству, надзору и контролю за соблюдением трудового законодательства, разрешению коллективных трудовых споров и др. В составе коллективных отношений следует различать отношения, регулируемые в порядке внешнего нормативно-правового воздействия со стороны государственно-властных органов или лиц, и отношения, строящиеся на началах договорного саморегулирования, осуществляемого участниками этих отношений самостоятельно. К первой группе можно отнести отношения по организации труда и управлению трудом (см. ст. ст. 6, 8 ТК РФ и комментарии к ним), а также по государственному надзору и контролю за соблюдением трудового законодательства (см. ст. ст. 353 — 369 ТК РФ и комментарии к ним). В состав второй группы следует включить отношения по социальному партнерству и разрешению коллективных трудовых споров.

Увольнение по инициативе работника (пункт 3 части первой статьи 77 ТК РФ)

Порядок прекращения трудовых отношений в случае, если инициатива об этом исходит от работника, определен в статье 80 Трудового кодекса РФ.

Представляется важным выделить несколько следующих важных моментов правового регулирования увольнения работника по собственному желанию:

А) Трудовой кодекс РФ предоставляет работнику право расторгнуть по его инициативе любой трудовой договор — и срочный, и заключенный на неопределенный срок. Ограничение на расторжение срочного трудового договора по инициативе работника, предусматривавшееся ранее частью первой статьи 31 КЗоТ РФ, больше не существует. Если в срочных трудовых договорах, заключенных до вступления в силу Трудового кодекса РФ, или в локальных нормативных актах, принятых в организации до февраля 2002 года, содержатся запреты на расторжение срочных договоров по желанию работника, то их необходимо пересмотреть.

Напомним, что в соответствии с частью четвертой статьи 8 Трудового кодекса РФ локальные нормативные акты, ухудшающие положение работников по сравнению с трудовым законодательством, не подлежат применению; в силу части второй статьи 9 Кодекса условия трудового договора, ограничивающие права или снижающие уровень гарантий работников по сравнению с установленными трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, также не подлежат применению;

Б) споры и сомнения по поводу того, на какую норму Трудового кодекса РФ — пункт 3 части первой статьи 77 или статью 80 — должны даваться ссылки в приказах о прекращении трудового договора по инициативе работника и в трудовых книжках, решены Правительством РФ в пользу пункта 3 части первой статьи 77 Трудового кодекса РФ. В Правилах ведения трудовых книжек (пункт 15), вступивших в силу 30.04.2003, предельно ясно указано, что при прекращении трудового договора по основаниям, предусмотренным статьей 77 Трудового кодекса РФ (за исключением случаев расторжения трудового договора по инициативе работодателя (пункт 4 части первой этой статьи) и по обстоятельствам, не зависящим от воли сторон (пункт 10 части первой этой статьи)), в трудовую книжку вносится запись об увольнении (прекращении трудового договора) со ссылкой на соответствующий пункт части первой указанной статьи.

В части первой статьи 80 Трудового кодекса РФ изложены два принципиальных условия прекращения трудовых отношений по пункту 3 части первой статьи 77:

1) работник имеет право расторгнуть трудовой договор, а, следовательно, решение об увольнении принимается им по собственному усмотрению; какое-либо понуждение работодателем работника воспользоваться этим правом недопустимо. Работодателям следует помнить о том, что работник может оспорить решение об увольнении по пункту 3 части первой статьи 77 Трудового кодекса РФ по мотиву того, что он был принужден работодателем подать заявление об увольнении. В этом случае суд должен будет проверить доводы истца (работника) и выяснить, являлась ли подача заявления об увольнении по собственному желанию добровольным волеизъявлением работника (подпункт «а» пункта 22 Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации»); при этом обязанность доказать факт понуждения работника работодателем подать заявление об увольнении по собственному желанию будет возложена на работника;

2) о том, что работник принял решение об увольнении, работодатель должен узнать не в устном порядке — свое заявление работник обязан сделать в письменной форме. Этим заявлением работник предупреждает работодателя о своем намерении расторгнуть трудовой договор. Согласно части первой статьи 80 Трудового кодекса РФ заявление должно быть подано работником в письменной форме не позднее чем за 2 недели, если иной срок не установлен данным Кодексом или иным федеральным законом.

Течение срока предупреждения, в силу части первой статьи 80 Трудового кодекса РФ, начинается на следующий день после получения работодателем заявления работника об увольнении.

Предупреждение о том, что работник принял решение о расторжении трудового договора, необходимо работодателю для того, чтобы подыскать замену выбывающему работнику. Но вместе с тем стороны в соответствии с частью второй статьи 80 Трудового кодекса РФ могут прийти к соглашению о расторжении трудового договора и до истечения срока предупреждения об увольнении (например, работодатель может подыскать замену раньше или работнику нужно срочно выйти на новое место работы). Это соглашение ни в коем случае нельзя путать с соглашением о прекращении трудового договора, предусмотренным статьей 78 Трудового кодекса РФ и являющимся основанием для прекращения трудовых отношений по пункту 1 части первой статьи 77 Кодекса (см. главу II настоящего комментария). В части второй статьи 80 Кодекса имеется в виду достижение сторонами договоренности о сокращении сроков ожидания, то есть об удовлетворении просьбы работника об увольнении по собственному желанию до истечения установленного законом срока предупреждения.

Вряд ли есть особая необходимость в составлении отдельного документа. На наш взгляд, достаточно еще на уровне консультаций сторон в устном порядке определиться с возможностью скорейшего увольнения: в этом случае работник в заявлении указывает желаемую дату увольнения, а руководитель организации своей положительной резолюцией соглашается с предложением работника. Если в заявлении дата увольнения не указана или определена с учетом установленного законом срока предупреждения (2 недели, 3 календарных дня, пр.), а стороны договорились расторгнуть трудовой договор раньше установленного срока предупреждения, то на обороте заявления можно зафиксировать сущность достигнутой договоренности и заверить ее подписями работника и представителя работодателя.

Получив заявление от работника, работодатель не может отказать в удовлетворении просьбы работника (в данном случае согласие или несогласие работодателя с решением работника юридического значения не имеет), и увольнение должно быть произведено в установленные сроки.

Вместе с тем есть случаи, когда работодатель обязан удовлетворить просьбу работника в указанный работником срок, невзирая на установленные сроки предупреждения. Эти случаи указаны в части третьей статьи 80 Трудового кодекса РФ, согласно которой работодатель обязан расторгнуть трудовой договор в срок, указанный в заявлении работника, если:

1) заявление работника об увольнении по его инициативе (по собственному желанию) обусловлено невозможностью продолжения им работы в связи:

  • с зачислением в образовательное учреждение;
  • с выходом на пенсию;
  • с другими обстоятельствами.

Указанные случаи «невозможности продолжения работы» определены настолько неконкретно, что положением части третьей статьи 80 Трудового кодекса РФ могут воспользоваться как работники, зачисленные в образовательные учреждения по очной форме обучения, так и по заочной и очно-заочной; как работники, достигшие пенсионного возраста и использующие свое право на выход на пенсию впервые, так и работающие пенсионеры, уже получающие пенсию по возрасту, но только сейчас решившие оставить работу (причем такое решение, возможно, принимается не впервые). Формулировка «другие случаи» еще более расплывчата, и, следовательно, работодатель не застрахован от обвинений в неисполнении обязанности, предусмотренной частью третьей статьи 80 Трудового кодекса РФ. Ему самостоятельно предстоит определить, делает ли обстоятельство, указанное работником, невозможным продолжение работы;

2) установлено нарушение работодателем трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, локальных нормативных актов, условий коллективного договора, соглашения или трудового договора.

В пункте 22 Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» отмечено, что названные нарушения могут быть установлены, в частности, органами, осуществляющими государственный надзор и контроль за соблюдением трудового законодательства, профессиональными союзами, комиссиями по трудовым спорам, судом.

Самостоятельно уволить работника до истечения срока предупреждения о расторжении трудового договора по пункту 3 части первой статьи 77 Трудового кодекса РФ работодатель не вправе (еще раз напоминаем, что это возможно только по соглашению сторон). Это означает, что при отсутствии взаимной заинтересованности в скорейшем увольнении работник обязан отработать предусмотренный законом срок. В это время он обязан выполнять свои трудовые обязанности, в том числе подчиняться правилам внутреннего трудового распорядка. Исключение составляют случаи, когда заявление о расторжении трудового договора по собственному желанию работника подано им во время нахождения в отпуске или перед отпуском, в период временной нетрудоспособности, а также в иных случаях правомерного и санкционированного его отсутствия на работе.

В соответствии с частью пятой статьи 80 ТК РФ работник имеет право прекратить работу только по истечении срока предупреждения об увольнении. Во всех иных случаях он обязан своевременно приходить на работу и выполнять свою трудовую функцию в обычном режиме. Оставление работником работы без уважительной причины до истечения 2-недельного срока предупреждения квалифицируется как прогул со всеми вытекающими отсюда последствиями (подпункт «в» пункта 39 Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации»). Если во время исполнения своих трудовых обязанностей работник совершит дисциплинарный проступок, то, несмотря на наличие заявления об увольнении, работодатель может применить к работнику дисциплинарное взыскание, вплоть до увольнения. Такие действия работодателя в соответствии с абзацем третьим пункта 33 названного Постановления Пленума Верховного Суда РФ будут признаны правомерными, поскольку трудовые отношения в данном случае прекращаются лишь по истечении срока предупреждения об увольнении.

Следует отметить, что законодательством не предусмотрено приостановление течения срока предупреждения и это создает значительные сложности при увольнении ответственных работников. В течение указанного в заявлении срока увольняющийся работник должен передать дела своему преемнику. Если он заболел и представил листок нетрудоспособности, работодатель все равно должен будет произвести увольнение в установленные сроки. В таком правовом регулировании есть и определенная выгода для работодателя: поскольку инициатива увольнения исходит от работника, то в том случае, если он заболел и на момент увольнения находится на больничном, работодатель все равно может уволить его по истечении срока предупреждения.

Если работодатель по каким-либо причинам не расторгнул трудовой договор по истечении срока предупреждения об увольнении и работник не настаивает на увольнении, то в соответствии с частью шестой статьи 80 Трудового кодекса РФ действие трудового договора продолжается. Исходя из этого, работодателю следует надлежащим образом регистрировать и учитывать заявления работников, а также отслеживать сроки, в которые должен быть уволен каждый конкретный работник.

Часть шестая статьи 80 Трудового кодекса РФ используется в кадровой практике очень редко. Как правило, к ней прибегают работодатели, которые по тем или иным причинам намерены затянуть процедуру увольнения (например, для сдачи дел, проведения инвентаризаций (если увольняется материально ответственное лицо) и т. д.). Эта норма работает в пользу работодателя только в том случае, если на следующий день после истечения срока предупреждения об увольнении работник выходит на работу и приступает к исполнению своей трудовой функции. При этом следует обратить внимание на то, что трудовым законодательством не определено, в какой форме работник должен настоять на своем увольнении — в письменной или устной. Также не установлена обязанность работодателя повторно уточнять, не изменились ли намерения работника расторгнуть трудовой договор. Если же по истечении срока предупреждения об увольнении (то есть в день предполагаемого увольнения) работодателем не будет издан приказ о прекращении трудового договора и работник, зная об этом, добровольно продолжает исполнять свои обязанности по трудовому договору, то это дает работодателю право считать, что трудовой договор с работником продолжается; если же работник в дальнейшем еще раз обратится с просьбой расторгнуть трудовой договор, то ему придется выполнить требование части первой статьи 80 Трудового кодекса РФ о подаче заявления в установленный срок. Справедливости ради отметим, что чаще всего работодателя беспокоит возможность отзыва работником своего заявления, а не собственная «забывчивость».

Основные сложности с расторжением трудового договора по пункту 3 части первой статьи 77 Трудового кодекса РФ, как правило, связаны с заявлениями работников. Рассмотрим их подробно:

1) в заявлении не указано, что работник намерен расторгнуть трудовой договор по его собственному желанию. Такую ошибку работники допускают крайне редко, но если она все же допущена, необходимо попросить работника переписать заявление, в котором бы предельно точно содержалась просьба: «Прошу уволить меня по собственному желанию» или «Прошу расторгнуть трудовой договор по моей инициативе». Если такое уточнение не сделать, в последующем работник может настаивать на том, что он имел в виду прекращение трудового договора по соглашению сторон (пункт 1 части первой статьи 77 ТК РФ), а кадровая служба неправомерно уволила его по пункту 3 части первой статьи 77 ТК РФ;

2) в заявлении дата увольнения определена позднее установленного законом срока (например, в заявлении, датированном 1 октября 2008 года, содержится просьба расторгнуть трудовой договор 9 октября 2008 года); при этом работник не ссылается на невозможность продолжения работы. Если работодатель считает, что увольнение в эти сроки нецелесообразно (работник должен передать свои дела) или невозможно (ввиду сложности поиска замены), то сотрудникам кадровой службы необходимо пояснить работнику, что в эти сроки его просьба удовлетворена не будет. Если работник не соглашается переписать заявление и настаивает на своем, кадровая служба должна принять заявление работника и передать его на резолюцию руководителю организации. В резолюции (при отказе в удовлетворении просьбы работника) дается не только отрицательное заключение, но и указание кадровой службе определить срок увольнения с учетом правил, предусмотренных Трудовым кодексом РФ. Однако все же следует приложить усилия, чтобы убедить работника переписать заявление;

3) в заявлении вообще не указана дата планируемого увольнения. До введения в действие Трудового кодекса РФ отсутствие даты предполагаемого увольнения не считалось особой проблемой — кадровая служба отсчитывала от даты составления (подачи) заявления 2 недели и производила увольнение в рассчитанный ею срок. Первая редакция Трудового кодекса РФ не внесла в эту практику существенных изменений.

При этом юристы по-разному трактовали ситуацию, при которой в заявлении отсутствует дата предполагаемого увольнения. Преобладающей можно назвать точку зрения, что в том случае, «если предполагаемая дата увольнения в заявлении работника не указана, работодатель должен уточнить пожелания работника, поскольку определить эту дату самостоятельно и уволить работника через две недели после подачи им заявления он не вправе» . С точки зрения принципа равенства сторон трудового договора это несколько не согласуется с позицией Пленума Верховного Суда РФ, выраженной в Постановлении «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», которая заключается в том, что поведение работника, оставившего работу после истечения двухнедельного срока предупреждения, является правомерным (при этом указана в заявлении дата предполагаемого увольнения или нет, принципиального значения не имеет — работник самостоятельно отсчитывает от даты подачи заявления 2 недели и по их истечении может оставить работу (подпункт «в» пункта 39)). Право работника поступить таким образом закреплено в части пятой статьи 80 Трудового кодекса РФ, согласно которой по истечении срока предупреждения об увольнении работник имеет право прекратить работу.

Другие публикации:  Новый федеральный закон о ветеринарии

Комментарий к Трудовому кодексу Российской Федерации / Под ред. С. А. Панина. М.: МЦФЭР, 2002. С. 267.

Тем не менее в условиях нового правового регулирования порядка подачи работником заявления об увольнении по собственному желанию, введенного уточненной в соответствии с Федеральным законом от 30.06.2006 N 90-ФЗ редакцией части первой статьи 80 Трудового кодекса РФ, отсутствие в заявлении работника даты предполагаемого увольнения создает серьезные проблемы. С октября 2006 года часть первая статьи 80 Кодекса не жестко определяет срок подачи заявления об увольнении по собственному желанию — строго за 2 недели до увольнения, а устанавливает минимальный срок, в который работник должен сделать соответствующее предупреждение — не позднее чем за 2 недели. Таким образом, работодатель, по сути, не может, основываясь только лишь на просьбе работника об увольнении и дате подписания заявления, самостоятельно определить срок увольнения. Однако нельзя не обратить внимания на то, что дополнение части первой статьи 80 Трудового кодекса РФ правилом об определении начала течения срока предупреждения вносит некоторую неясность, которая, впрочем, толкуется в пользу работника. Из названной нормы следует, что течение срока предупреждения начинается на следующий день после получения работодателем заявления работника об увольнении. Отсюда можно сделать вывод, что вне зависимости от того, указана ли дата увольнения в заявлении или нет, работодатель ведет отсчет срока предупреждения с момента получения работником заявления. Полагаем, что данное правило рассчитано только на отдельные случаи, например, когда работник в заявлении просит уволить его по собственному желанию по истечении 2 недель — в данной ситуации отсчет 2-недельного срока будет вестись не с момента датирования работником своего заявления, а с даты получения такого заявления работодателем, которая может не совпадать с датой составления заявления (например, в случае направления заявления по почте).

Подытоживая сказанное, рекомендуем работодателям при получении заявления, из которого нельзя сделать вывод о сроке, в который работник желает уволиться, требовать от работника уточнения своего заявления (при этом ему не обязательно писать новое заявление — уточненная просьба может быть изложена в том же заявлении и заверена подписью работника). При отказе работника вносить какие-либо исправления в свое заявление после разъяснения кадровой службой последствий неправильно составленного заявления кадровая служба может актировать устно выраженное работником уточнение даты увольнения;

4) заявление составлено на трафаретном бланке. В одних организациях принято, чтобы заявления об увольнении работники писали от руки (от начала до конца), в других применяются трафаретные бланки (формы) заявлений. Споры между кадровыми службами и другими структурными подразделениями предприятия (отделом организации и оплаты труда, бухгалтерией, расчетно-кассовым отделом) по поводу того, можно и нужно ли применять трафаретные бланки, в основном возникают из-за того, что кадровой службе необходимо иметь полноценное доказательство, что работник собственноручно изложил свое желание в заявлении (без подсказок и принуждения), а отделу оплаты и организации труда или бухгалтерии некогда разбирать почерк работника, и они нуждаются в структурированном и точно составленном документе.

Как именно должно составляться заявление — от руки и в произвольной форме или на трафаретном бланке — должно устанавливаться в локальном нормативном акте организации, например в инструкции о делопроизводстве или в положении о ведении документации по личному составу. Этот вопрос находится вне сферы регулирования нормативными правовыми актами;

5) вместо заявления направлена телеграмма. Настоящие сложности с формой предупреждения работодателя об увольнении по собственному желанию возникают тогда, когда работник, принявший решение о расторжении трудового договора, находится вне места работы (например, в отпуске или на больничном). Ранее уже отмечалось, что законодательство не запрещает правомерно отсутствующему на работе работнику принять решение об увольнении по собственному желанию. Каким способом он должен предупредить об этом решении работодателя? Только тем, который позволяет работодателю достоверно установить, что инициатива о расторжении трудового договора исходит от работника, а не от сторонних лиц (например, недоброжелателей). Телеграмма в данном случае может расцениваться как предварительное уведомление — производить увольнение только на основании этого документа, по нашему мнению, нельзя. От работника, направившего телеграмму, в которой содержится просьба об увольнении, следует затребовать представления письменного заявления, заверенного его личной подписью. Каким способом оно поступит к работодателю — по почте или будет передано непосредственно в службу кадров — не важно. Принципиальное значение в этом случае будут иметь сроки. По общему правилу срок предупреждения работодателя начинает исчисляться не с момента составления заявления, а с момента его получения работодателем. В случае с телеграммой кадровая служба может пойти навстречу работнику и вести отсчет не с момента получения заявления, а с момента получения телеграммы (в этом случае желательно получить письменное подтверждение от работника, что именно он направил эту телеграмму, а саму телеграмму приобщить к материалам личного дела).

Как уже отмечалось выше, в соответствии с частью четвертой статьи 80 Трудового кодекса РФ до истечения срока предупреждения об увольнении работник имеет право в любое время отозвать свое заявление. Напомним, что этот срок истекает в день увольнения, а, следовательно, работник может передумать за день до увольнения и даже в день увольнения (поскольку, как можно сделать вывод из системного толкования части первой и четвертой статьи 80 Кодекса, день увольнения входит в срок предупреждения, являясь его последним днем). Именно по той причине, что работнику предоставляется время подумать над своим решением, работодатель не вправе расторгнуть трудовой договор до истечения срока предупреждения. Если работник изменил свои планы об увольнении и не намерен расторгать трудовой договор по собственной инициативе, работодатель не вправе уволить его и после истечения срока предупреждения, если только на его место в письменной форме не приглашен другой работник, которому в соответствии с Трудовым кодексом РФ и иными федеральными законами не может быть отказано в заключении трудового договора. Так, согласно части четвертой статьи 64 Трудового кодекса РФ запрещается отказывать в заключении трудового договора работникам, приглашенным в письменной форме на работу в порядке перевода от другого работодателя.

Поскольку порядок отзыва работником заявления об увольнении законодательством не регламентирован, данная процедура на практике осуществляется по-разному. Так, она может строиться по следующей схеме:

1) работник в письменной форме уведомляет работодателя о своем решении отозвать заявление об увольнении путем подачи соответствующего заявления;

2) на его основании на заявлении работника об увольнении проставляется отметка «Аннулировано» или «Отозвано», указывается дата аннулирования и реквизиты уведомления; эта запись заверяется подписью сотрудника кадровой службы. Хотя заявление работника и аннулировано, его следует оставить в личном деле. Выдав его работнику на руки, кадровая служба, во-первых, нарушит правила хранения документации, во-вторых, останется без доказательства, что работник обращался с заявлением об увольнении (особенно если заявление об отзыве заявления в данном случае не содержит необходимой информации). На заявлении об отзыве также делается соответствующая отметка «Заявление об увольнении от «___» ________ 200__ г. аннулировано (или отозвано)» (с указанием даты и подписи сотрудника кадровой службы), после чего оно тоже помещается в личное дело работника. Принимая заявление об отзыве, сотрудникам кадровой службы следует предупредить работника о том, что это уведомление не подлежит отзыву, и если работник повторно решит расторгнуть трудовой договор, то вся процедура должна будет осуществляться по общеустановленным правилам, если стороны не придут к соглашению о расторжении трудового договора до истечения срока предупреждения.

Документ, посредством которого работник может отозвать свое заявление об увольнении, можно озаглавить «заявление» или «уведомление».

Утверждать, что возможность отзыва заявления об увольнении по собственному желанию выгодна только работнику, было бы неправильно. Нередко решение о своем увольнении работник принимает под влиянием различных неблагоприятных обстоятельств (конфликт с коллегами или руководителем, неприятности в личной жизни и т. д.). За срок предупреждения конфликт может быть исчерпан, неприятности устранены, и, так как работодатель не нашел замены работнику или не хочет прекращать трудовые отношения с этим работником, отзыв заявления становится оптимальным решением для обеих сторон. Правда, чаще всего в таких случаях заявления аннулируются в буквальном смысле слова (уничтожаются или выдаются работникам на руки). Еще раз предостерегаем сотрудников кадровых служб от такого способа «оформления».

В приказе о прекращении действия трудового договора по форме N Т-8 необходимо дать ссылку на заявление работника.

По форме N Т-8

При расторжении трудового договора по пункту 3 части первой статьи 77 Трудового кодекса РФ по уважительным причинам, с которыми законодательство связывает предоставление определенных преимуществ и льгот, эти причины должны указываться и в приказе о прекращении трудового договора, и в трудовой книжке. Например: «Уволена по собственному желанию в связи с переводом мужа на другую работу в другую местность, пункт 3 части первой статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации» или «Уволена по собственному желанию в связи с необходимостью осуществления ухода за ребенком в возрасте до 14 лет, пункт 3 части первой статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации».

Действующим законодательством предусмотрено не так много гарантий и льгот, предоставляемых работникам, уволенным по собственному желанию в связи с уважительными причинами . В частности, пунктом 1 статьи 29 Закона РФ от 19.04.1991 N 1032-1 «О занятости населения в Российской Федерации» (с изм. на 18.10.2007) для работников, уволенных по собственному желанию, однако в связи с такими уважительными причинами, как переезд на новое место жительства в другую местность; болезнь, препятствующая продолжению работы или проживанию в данной местности; необходимость ухода за инвалидами I группы или больными членами семьи; уход за детьми возрасте до 14 лет, в течение 12 месяцев, предшествовавших началу обучения, и имевших в этот период оплачиваемую работу не менее 26 календарных недель на условиях полного рабочего дня (полной рабочей недели) или на условиях неполного рабочего дня (неполной рабочей недели) с пересчетом на 26 календарных недель с полным рабочим днем (полной рабочей неделей) в период профессиональной подготовки, переподготовки и повышения квалификации по направлению органов службы занятости выплачивается соответствующая стипендия. Согласно статье 11 Федерального закона от 17.12.2001 N 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» (с изм. на 01.12.2007) в страховой стаж гражданина, которому назначается пенсия, наравне с периодами работы и (или) иной деятельности засчитываются период ухода, осуществляемого трудоспособным лицом за инвалидом I группы, ребенком-инвалидом или за лицом, достигшим возраста 80 лет (при условии, что этим периодам предшествовали и (или) за ними следовали периоды работы и (или) иной деятельности (независимо от их продолжительности)).

Основная гарантия, связываемая с уважительностью причины увольнения работника по собственному желанию, заключающаяся в сохранении непрерывного стажа, необходимого для исчисления пособия по временной нетрудоспособности, с 01.01.2007 не применяется в связи с введением Федеральным законом от 29.12.2006 N 255-ФЗ «Об обеспечении пособиями по временной нетрудоспособности, по беременности и родам граждан, подлежащих обязательному социальному страхованию» нового порядка исчисления пособий по временной нетрудоспособности.

Далее — Закон РФ «О занятости населения в Российской Федерации».

Далее — Федеральный закон «О трудовых пенсиях в Российской Федерации».

В соответствии с Приказом Минобороны России от 11.07.2002 N 265 «О выплате женам военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, выходного пособия в случаях расторжения ими трудового договора в связи с перемещением военнослужащих к новому месту военной службы в другую местность» увольнение работницы в связи с переездом в другую местность в связи с перемещением (переводом, прикомандированием) мужа-военнослужащего к новому месту военной службы в другую местность Российской Федерации или бывшего Союза ССР дает ей право такую льготу, как выплата соответствующего пособия (в размере 2-месячной средней заработной платы). Кроме того, согласно пункту 4 статьи 10 Федерального закона от 27.05.1998 N 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» (с изм. на 04.12.2007) супругам военнослужащих — граждан, проходящих военную службу по контракту, в общий трудовой стаж, необходимый для установления пенсии, засчитывается весь период проживания с супругами до 1992 года вне зависимости от мест дислокации воинских частей, с 1992 года — в местностях, где они не могли трудиться по специальности в связи с отсутствием возможности трудоустройства и были признаны в установленном порядке безработными, а также период, когда супруги военнослужащих — граждан были вынуждены не работать по состоянию здоровья детей, связанному с условиями проживания по месту военной службы супругов, если по заключению учреждения здравоохранения их дети нуждались в постороннем уходе.

Далее — Федеральный закон «О статусе военнослужащих».

Ссылки работника на указанные обстоятельства как причины увольнения по собственному желанию должны подтверждаться соответствующими документами (справками с места службы супруга, проездными билетами, документами, подтверждающими социально-правовой статус (например, инвалидность) или возраст, другими).

Учитывая, что в соответствии с частью четвертой статьи 80 Трудового кодекса РФ работник может в любое время до истечения срока предупреждения об увольнении отозвать свое заявление, рекомендуем издавать приказ о прекращении действия трудового договора не ранее чем за день до дня увольнения. Если же работник издал приказ о прекращении трудового договора, внес запись в трудовую книжку, а работник воспользовался своим правом и подал заявление об отзыве своего решения об увольнении, кадровая служба должна удовлетворить просьбу работника и отменить (аннулировать) изданные документы.

Следует отметить, что с 30.03.2008 введены специальные правила для расторжения трудового договора спортсменами и тренерами. Согласно нормам статьи 348.12, включенной в Трудовой кодекс РФ в соответствии с Федеральным законом от 28.02.2008 N 13-ФЗ «О внесении изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации», если в трудовой договор со спортсменом включено условие об обязанности спортсмена произвести в пользу работодателя денежную выплату в случае расторжения трудового договора по инициативе спортсмена (по собственному желанию) без уважительных причин, то работник-спортсмен обязан произвести в пользу работодателя денежную выплату в размере, определенном в трудовом договоре, в 2-месячный срок со дня расторжения трудового договора по пункту 3 части первой статьи 77 Трудового кодекса РФ, если иное не предусмотрено трудовым договором.

Д. Л.Щур, Л. В.Щур-Труханович
Источник СПС Консультант+

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *