Приказ обыск

«Оттуда выходишь, как изнасилованная»

ФСИН жестоко обращается и со свободными людьми. Что приходится переживать родственникам заключенных на длительных свиданиях

Фото: Сергей Метелица/TASS

Большинство заключенных российских колоний имеют право на длительные свидания с близкими родственниками. Их количество зависит от вида режима, но не более четырех раз в год. Поскольку ФСИН весьма часто отправляет арестантов отбывать наказание за тысячи километров от мест их жительства, то для близких свидание начинается с длительной тяжелой поездки. Однако физические трудности несопоставимы с психологическими и моральными унижениями, которым подвергаются родственники осужденных, переступая порог колонии. Публикуем свидетельства трех женщин, приехавших на свидание к своим сыновьям в ОИК-36 (объединение исправительных колоний) Красноярского края.

Мария Петрова (имя и фамилия изменены по этическим соображениям и в целях безопасности заключенных): «ОИК-36 — объединение трех колоний. Под одним забором — туберкулезная колония, особый режим, строгий режим. Комнаты для длительных свиданий, для всех одни и те же. С 1-го по 10-е — туберкулезники идут. У нашей колонии № 5, где мой сын сидит, свидания начинаются с 16 числа по 30-е. Обрабатывают они помещения после туберкулезников или нет, никто не знает. Но мы все боимся заразиться.

Во всех колониях Российской Федерации комнаты свиданий расписываются заранее. Заключенный написал заявление, хочет на свидание, ему разрешили и говорят ему дни, когда будет свидание. У него есть возможность позвонить родителям и сообщить. И люди идут, зная, что у сына есть разрешение и если заключенный не попал в ШИЗО, то свидание состоится в назначенное время.

А здесь никакой очередности. Приезжают все хором. И я приехала ровно 16 числа, а попала на свидание только 18-го июня. Там 13 комнат, приезжает человек 20 родителей, вот 13 человек пропустили, семерым говорят: «Идите до дома». Родственники, чтобы попасть на это свидание, целую неделю ездят. Если из другого города приехали, то пропускают, а местным отказывают, якобы делают такую поблажку. Но это же не выход из положения, правильно?

Как все это происходит? Приезжаешь туда в 6 утра, занимаешь очередь. Где-то в 9 часов приходит инспектор, приносит отпечатанные бланки, пишешь заявление. Дальше ждем до часа дня, до трех дня. Хотя этот день уже идет как свидание. Они должны часов в 9–10 привести заключенных, а мы где-то в три часа дня только зашли. И идешь ведь не пустыми руками. Сумки затягиваешь туда. Прежде чем попасть в комнату свиданий, заходишь в огромную комнату, где стоят столы, и тебе говорят: «Доставайте продукты из сумки». А у меня 13 сумок было. На свидания ведь количество продуктов не ограничивается. Если положена передача заключенному, то 20 кг можно взять на зону.

Все-все-все достаешь на стол. На этом огромном длинном казарменном столе три инспектора-женщины одновременно проверяют у троих приехавших. Смотрю, одна мамаша, ее передо мной запустили, возбухает конкретно: «Вы что делаете, изверги?! Вы чего перевернули все?» Человек идет на свидание на три дня, у него же свои предметы, туалетные принадлежности, средства гигиены, шампунь, зубная паста… И, представляете, заставили все это вылить в целлофановые пакеты.

То есть не важно — себе, заключенному, шампуни, кремы, зубную пасту, — все-все выливай в полиэтиленовый мешок.

Причем пакеты целлофановые нужно с собой приносить, их не колония дает. Каждый уже знает и несет рулон.

И эта мамаша говорит: «И что я с этим шампунем буду делать?» А сотрудница ей отвечает: «Ну сделайте дырку в этом полиэтиленовом мешке и заливайте в бутылку опять». Она говорит: «А зубную…» — «Ну ничего, через пакет можно почистить». Вот на что деньги тратишь, чтобы они все в пакеты вываливали?!

Овощи — всё режется. Еще у них какие-то деревянные палки, они ими пробивают помидоры. Потом начинают рыться этими палками в сгущенке, потом эту сгущенку переливать в пакеты, мед тоже в пакеты льют.

На столе лежит грязная тряпка и одна доска, на чем резать… Одним ножом режется мыло, этим же ножом режется мясо, этим же ножом режутся овощи… Потом нож протирается грязной тряпкой и опять на стол кидается. У меня были таблетки, которые мне нужно каждый день принимать, так они эту коробку всю разодрали, давай она в ней рыться.

Я говорю: «Господи, неужели у такого учреждения как ФСИН, где такие деньги водятся, нельзя сделать, как в аэропорту, рентген?!»

Сумки текут. Все же мясо несут, чтоб в эти три дня готовить, ребенка накормить нормальной едой и самим надо кушать. Начиная с марта месяца копченая колбаса не принимается, принимается только сырокопченая. Сырокопченая стоит не рубль, а там — мамы-пенсионеры. Потом мясо в вакуумных упаковках сырокопченое… Они это все давай резать. И все разгерметизировано.Плюс ведь еще и вещи же несешь. А потом говорят: «Все собирайте!» — и руками пододвигает в одну кучу — одежду, постель, томат, колбасу, все перерезанное. И стоишь потом час, разбираешь, что куда запихивать. Сгребли, и так несем в комнату свидания».

Ирина Сидорова: «Все продукты перерезали — колбасу в вакууме перерезали, проткнули огурцы, помидоры. Одним ножом помидоры, огурцы, колбасу резали, а в йогурты палочки деревянные опускали, мешали в бутылочках. Мы мясо привезли и сырокопченую колбасу. Про мясо спросила — да, можно в вакууме. Срок годности у него месяц, но после вскрытия — три дня. Представляете, а мы три дня там находились. У меня пенсия 10 тысяч, у мужа — 13. У нас в комнате свидания холодильника не было, и все это пропало. И все помидоры, огурцы, что прокололи, разрезали — все пропало, на две с лишним тысячи продуктов. Но, извините, мы каждую копейку считаем».

— Эти действия сотрудников колонии по разрезанию и протыканию — незаконны. Да, речь может идти о выборочной проверке при наличии информации о возможности проноса запрещенных предметов. Тотальное повреждение предметов, которое приводит к тому, что они утрачивают свои потребительские качества или быстрее портятся, — это злоупотребление правом.

Мария Петрова: «Пока я вещи собирала, мамаши, которые уже прошли в комнаты свиданий, кричат: «Вы что делаете?! Вы совсем с ума сошли?!» Это я потом уже поняла, из-за чего они кричали.

Заходим в комнату свидания. У каждого инспектора видеорегистраторы на груди. Женщина-инспектор мне говорит: «Пройдемте в комнату». Пошли в комнату. Она говорит: «Раздевайтесь догола». Я говорю: «Скажите, пожалуйста, а то, что вы сейчас говорите, законно?» Она: «Это режимная территория, это приказ, это законно. Вы, может быть, что-то проносите».

И она меня заставила снять платье, плавки, разорвать прокладки, поднять грудь, поднять живот, распустить волосы, присесть. Другие мамы рассказывали, что их заставили ягодицы раздвигать.

Перед нами женщину довели до истерики. Непонятный какой-то гинеколог ее осматривал, типа искал что-то, и после у нее сердечный приступ случился, вызывали скорую. А не согласишься на такой осмотр — лишат свидания.

Я сказала сотруднице: «Вы меня обыскиваете при включенном видеорегистраторе, и на том проводе это кто-то смотрит?» Она ответила: «Ну давайте не будем ругаться. Снимайте обувь». Снимаю. А у меня были туфли дорогие очень, а в них, где каблук, с внутренней стороны на стельке сердечко, оно вшито, и оно мягкость дает ногам. Она говорит: «Ой, а что это такое? Что вы несете?» Схватила эту туфлю и давай пальцем выковыривать это сердечко. Я говорю: «Вы чего делаете?! Туфли сорок с лишним тысяч стоят, сейчас повредите, будете платить». Она держит туфлю: «Да, ничего себе, туфли какие дорогие! От кутюр? А вот мы тоже от Юдашкина носим форму!» Я говорю: «Ну и будете носить пожизненно!»

Ирина Сидорова: «Я подверглась такому унижению… Мне 59 лет, я уважаемый в своем поселке человек, и мое достоинство просто растоптали. Чего мне это все стоило, этого никто не знает, кроме моего супруга. Это было 18 июня. Меня завели в комнату, сотрудница ощупала меня. Сказала: «Раздевайтесь». Я говорю: «Что, мне платье снять?» Она сказала снять все, остаться голой. Она сидела и смотрела, как я раздеваюсь, как я платье расстегивала и снимала, как бюстгальтер, плавки сняла. Ну извините, конечно, я каждодневными прокладками пользуюсь. «Покажите, отлепите». Заставила эту прокладку отлепить. Потом заставила голой повернуться со всех сторон, сказала приподнять груди… Я такого натерпелась, это такое было для меня унижение. Это ужас, это ужас…

Фамилию сотрудницы, кто меня раздевал, не знаю. Она коренастая, полноватая, темные волосы короткие. Лет 40 ей.

Говорила ли я сотрудникам колонии, что их действия незаконны? Когда идешь на свидание с сыном, не думаешь, что тебя будут унижать. У них же на груди у всех видеорегистраторы. Мне сказали, что это видео потом смотрели в колонии. Одну бабушку, которая к внуку приехала, так ее присесть заставили голой, потом она и встать не смогла.

А мужа обыскивал мужчина-сотрудник. Он просто провел вдоль тела аппаратом, и все. Никто догола не раздевал. Только женщин подвергли такому унижению.

Потом, когда уже на выходе все возмущались, потребовали выйти начальника ИК-5 колонии Еремина, я ему сказала, утрируя, конечно: «Пришлось прокладкой перед носом помахать». Конечно, сгрубила. Там много возмущения было ото всех. А он стоит: «Я ничего сделать не могу. У нас были случаи проноса наркотиков. Пишите в Москву». Я говорю: «Почему вы не можете ничего сделать? Меня-то вы в чем подозреваете? Досмотр — это досмотр, но вы же обыск устроили с пристрастием. Может, кто-то другой тут порядок может навести, раз вы не можете?»

— Полный обыск предусмотрен в отношении осужденных, когда есть достаточные основания полагать, что у человека есть при себе запрещенные предметы или предметы, изъятые из оборота в колонии. Те же действия в отношении родственников совершенно незаконны, так как родственники не являются лицами, отбывающими наказание. И в случае, если есть основания полагать, что родственник на себе спрятал какой-то запрещенный предмет, например, наркотики, конечно, администрация имеет право такой обыск организовать, но это в рамках либо оперативно-разыскного мероприятия, либо в рамках уголовного дела. Есть уголовное дело — есть обыск. Нет уголовного дела или нет информации, являющейся основанием для возбуждения дела, — нет обыска. Если это сделано просто в порядке профилактики, как бы чего не вышло, то в этом случае действия администрации укладываются или в состав дисциплинарного правонарушения, или в состав уголовного преступления по статье о превышении служебных полномочий.

Другие публикации:  Ивантеевка суд развод

Если обыскивали всех подряд, кто пришел на свидание, то в данном случае ни о каком оперативном мероприятии не может быть и речи. Это издевательство над людьми.

Мария Петрова: «Теперь про размер комнаты для свиданий. На свидание к осужденному едут двое-трое. Ширина комнаты — 1,5 метра, длина — 2,90. Стоят две кровати местного производства с матрасом, на котором 150 человек умерло: ширина — 60 см и длина — 1,87 метра. И как там втроем или вчетвером поместиться? В итоге муж мой спал на диване в коридоре в полусогнутом виде. В комнате решетки, окна вообще не открываются. Мы там задыхались. Вместо штор висят полиэтиленовые шторки для ванной комнаты.

Фото: photoXPress

Люди начали жаловаться, что продукты портятся, ведь холодильники не работают. Рабочие всего две плиты, забиты все санузлы. На кухне стоит 100-литровый огромный полиэтиленовый бак без крышки, в него кидают отходы, стоит день и ночь. Вонь страшная.

Обратно мы шли через трое суток. На выходе в зону у заключенных опять проверяют продукты, кому положена передача, эти 20 килограммов. У нас же на входе все эти продукты проверяли, все вываливали на этот грязный стол, и уже проверенные при входе, разрезанные продукты режутся заново — вот эта разгерметизированная, в нерабочем холодильнике лежащая колбаса, которая уже вся клеится…

Мясо, которое уже пропало. Мед, сгущенка, все это опять протыкается, переливается из пакета в пакет, обратно вся та же процедура, и продукты превращаются в свинячье пойло, в месиво.

Я за всем этим наблюдала и говорю: «Девочки, вы что делаете, вы почему так поступаете? Это же денег стоит, это пенсионеры с последних денег купили». А они мне: «Так положено».

Ну а после того, когда отпустили наших пацанов, нас опять начали проверять. Опять надо все вываливать, вплоть до нижнего грязного белья».

Тамара Иванова (имя и фамилия изменены по этическим соображениям и в целях безопасности заключенных): «Сотрудница сказала выложить на стол все, что было в моей сумке. Я выложила. А в маленьком пакете у меня лежали грязные трусы. Она спрашивает: «Что это здесь у вас?» Я говорю: «Вы извините, тут негде было их постирать, грязное нижнее белье». Она: «Открывайте». Ну я психанула, открыла и прямо на стол кинула это все».

Мария Петрова: «Меня на обратном пути шмонали конкретно, чтобы я не взяла у кого-нибудь жалобу. Я говорю: «Вы скажите, что вы ищете, может, я вам отдам». В бумагах она у меня роется и говорит: «Может, вы нашу посуду украли». Все белье грязное, прокладки в коробке — переворачивают, дно сумки чуть не ломают, проверяют каждую мелочь, каждый уголок. Потом говорят: «Заходите в комнату, вас проверять будем. Люди вообще зарвались. Опять под камеру, опять так же покажите, разорвите прокладки, раздвиньте ягодицы, поднимите грудь, поднимите живот, распустите волосы…

Оттуда выходишь, как изнасилованная, понимаете, в прямом смысле этого слова».

Ирина Сидорова: «Когда мы назад выходили, тоже перетряхнули все, каждую тряпочку перетряхнули, все документики перетряхнули. Сыну с Европейского суда пришла бумага на английском языке. Он говорит: «Мама, я знаю, что здесь написано, но мне дословный перевод надо», — и он мне отдал эту бумагу. У меня забрали, говорят: «Это на иностранном языке, я не могу вам отдать». Я говорю: «Себе заберете?» — Она: «Да я здесь оставлю». Вот странно: мне, значит, раз на иностранном, то я не могу это вынести? Отдала им».

Мария Петрова: «Там ор, крики, люди сумки покидали, там, наверное, человек сорок стояло. Ну пришел Еремин, начальник колонии, и ничего сказать не может. Почему люди это терпят? Отказаться от личного досмотра нельзя было. Откажешься, и все, отменяется свидание. Но это не досмотр, это уже обыск, с пристрастием».

— Сотрудники используют свои полномочия для того, чтобы максимально доставить людям неприятность и неудобства. Это издевательские действия.

Сотрудники берут некую норму законодательства, реально существующую, но ограниченную в применении, и переносят ее на те правоотношения, в которых она не может применяться.

Ну, грубо говоря, может сотрудник полиции стрелять? Может. Но когда на него идет убийца с автоматом. А если он видит мальчика в песочнице, который просыпал песок мимо песочницы и отказывается песок убрать, он стрелять в него не может…

Красноярские зоны не уникальны в своем желании унизить женщин, приехавших на свидание к родным. Пристрастному досмотру посетительниц подвергали в колониях Свердловской области и Удмуртии. Одна из женщин, прошедшая через унизительный личный досмотр в Удмуртии, в январе этого года обратилась к местным правозащитникам и написала жалобу в прокуратуру. В своем ответе прокурор полностью оправдал действия сотрудников колонии, ссылаясь на некий приказ Минюста от 20.03.2015 г. № 64-дсп «О порядке проведения обысков и досмотров в исправительных учреждениях УИС и прилегающих к ним территориях, на которых установлены режимные требования», согласно которому перед проведением длительного свидания полный досмотр проводится в обязательном порядке. «Полный досмотр производится со снятием одежды (за исключением нательного белья, которое подлежит осмотру без его полного снятия), головного убора и обуви», — сказано в ответе прокурора, со ссылкой на приказ Минюста.

Правозащитники же ссылаются на другой приказ Минюста — № 268-дсп от 25 августа 2006 г., разрешающий личный досмотр родственников, прибывших на длительное свидание, только в случае подозрения на пронос ими на территорию зоны запрещенных предметов. Кроме того, сотрудники, принявшие решение о досмотре, обязаны составить протокол досмотра.

Красноярские тюремщики не просто исполняют секретный приказ Минюста от 2015 г., нарушающий конституционные гарантии государства о защите достоинства личности, они этот приказ усовершенствовали: они проводят обыски, а не досмотры. Зачем с родственников заключенных снимать трусы до колен, когда их можно снять совсем?!

— Мы уже лет 20 боремся со ФСИН, чтобы они прекратили повальный обыск родственников, приезжающих на длительные свидания. — Но действия ФСИН напрямую зависят от того, что происходит в государстве: если в стране идут демократические процессы, то досмотры сводятся к минимуму, а если закручиваются гайки, принимается один запретительный закон за другим, то обыски становятся тотальными.

Приказ Минюста РФ от 14 октября 2005 г. N 189 «Об утверждении Правил внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы» (с изменениями и дополнениями)

Приказ Минюста РФ от 14 октября 2005 г. N 189
«Об утверждении Правил внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы»

С изменениями и дополнениями от:

27 декабря 2010 г., 3 декабря 2015 г., 23 мая, 21 июля 2016 г., 12 мая 2017 г., 31 мая 2018 г.

В соответствии со статьей 16 Федерального закона от 15 июля 1995 г. N 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» (Собрание законодательства Российской Федерации, 1995, N 29, ст. 2759; 1998, N 30, ст. 3613; 2001, N 11, ст. 1002; 2003, N 27, ст. 2700; N 50, ст. 4847; 2004, N 27, ст. 2711) приказываю:

1. Утвердить прилагаемые Правила внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы, согласованные с Генеральной прокуратурой Российской Федерации.

Информация об изменениях:

Приказом Минюста России от 3 декабря 2015 г. N 277 в пункт 2 внесены изменения

2. Федеральной службе исполнения наказаний (Г.А. Корниенко) организовать исполнение утвержденных Правил.

3. Приказы Министерства юстиции Российской Федерации от 12 мая 2000 г. N 148 «Об утверждении правил внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции Российской Федерации» (зарегистрирован Министерством юстиции Российской Федерации 31 мая 2000 г., N 2243), от 21 февраля 2002 г. N 55 «О внесении изменений и дополнения в Правила внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции Российской Федерации» (зарегистрирован Министерством юстиции Российской Федерации 21 марта 2002 г., N 3316) считать утратившими силу.

Информация об изменениях:

Пункт 4 изменен с 7 июля 2018 г. — Приказ Минюста России от 31 мая 2018 г. N 96

4. Контроль за исполнением настоящего приказа возложить на заместителя Министра В.В. Федорова.

Зарегистрировано в Минюсте РФ 8 ноября 2005 г.

Регистрационный N 7139

Устанавливается порядок и условия содержания под стражей лиц, подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений. Режим содержания должен обеспечивать соблюдение прав подозреваемых и обвиняемых, исполнение ими своих обязанностей, их изоляцию, а также решение задач, предусмотренных Уголовно-процессуальным кодексом.

Обеспечение режима в СИЗО, поддержание внутреннего распорядка возлагается на администрацию СИЗО и на их сотрудников.

Регламентируется порядок приема и размещения лиц, содержащихся под стражей, личного досмотра и обыска, материально-бытового и медико-санитарного обеспечения. Предусматривается возможность отправления подозреваемыми и обвиняемыми религиозных обрядов, участия их в семейно-правовых отношениях и гражданско-правовых сделках, предоставления платных телефонных разговоров.

Приказ Минюста РФ от 14 октября 2005 г. N 189 «Об утверждении Правил внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы»

Зарегистрировано в Минюсте РФ 8 ноября 2005 г.

Регистрационный N 7139

Настоящий приказ вступает в силу по истечении 10 дней после дня его официального опубликования

Текст приказа опубликован в Бюллетене нормативных актов федеральных органов исполнительной власти от 14 ноября 2005 г. N 46

Решением Верховного Суда РФ от 31 октября 2007 г. N ГКПИ07-1188, оставленным без изменения Определением Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 29 января 2008 г. N КАС07-730, пункт 146 настоящих Правил признан недействующим в части установления данного порядка проведения свиданий подозреваемых и обвиняемых с защитником

В настоящий документ внесены изменения следующими документами:

Приказ Минюста РФ от 31 мая 2018 г. N 96

Изменения вступают в силу с 7 июля 2018 г.

Приказ Минюста РФ от 12 мая 2017 г. N 79

Изменения вступают в силу по истечении 10 дней после дня официального опубликования названного приказа

Приказ Минюста РФ от 21 июля 2016 г. N 173

Изменения вступают в силу по истечении 10 дней после дня официального опубликования названного приказа

Приказ Минюста РФ от 23 мая 2016 г. N 115

Другие публикации:  Гражданин рф имеет право изменить гражданство

Изменения вступают в силу по истечении 10 дней после дня официального опубликования названного приказа

Приказ Минюста РФ от 3 декабря 2015 г. N 277

Изменения вступают в силу по истечении 10 дней после дня официального опубликования названного приказа

Приказ Минюста РФ от 27 декабря 2010 г. N 410

Изменения вступают в силу по истечении 10 дней после дня официального опубликования названного приказа

Действие пункта 146 настоящего приказа распространяется на правоотношения, возникшие с даты вступления в законную силу решения Верховного Суда РФ от 31 октября 2007 г. N ГКПИ07-1188

АКТ ПРОВЕДЕНИЯ ОБЫСКА (ОСМОТРА)

Приложение N 43
к Инструкции (п. 6.6)

Скачать ПРИКАЗ Минюста РФ от 07-03-2000 83 ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ИНСТРУКЦИИ О НАДЗОРЕ ЗА ОСУЖДЕННЫМИ СОДЕРЖАЩИМИСЯ В ИСПРАВИТЕЛЬНЫХ КОЛОНИЯХ. Актуально в 2018 году

  • Рубрикатор
  • Федеральное законодательство
  • Региональное законодательство
  • Налоговый учет
  • Бухгалтерский учет
  • Кадровое делопроизводство
  • Производственный календарь 2017
  • Образец договора дарения
  • Сервисы
  • Формы документов
  • Юридический словарь
  • Cоглашение о разделе имущества супругов
  • План счетов
  • Курсы, ставки, индекс
  • Правила бух. учета
  • Как оформить загранпаспорт
  • Навигация и возможности
  • Помощь
  • Поиск
  • Вступление в наследство по завещанию
  • Как получить материнский капитал
  • Как получить паспорт на квартиру
  • Как оформить развод
  • Образец нового полиса ОМС
  • О сайте
  • О системе
  • Условия использования сайта
  • Технические требования
  • Статьи и обзоры
  • Документы для открытия ИП
  • Регистрация граждан

Сайт использует файлы cookie.Продолжая просмотр сайта, вы соглашаетесь с использованием файлов cookie.
© 2010—2019. Справочно-правовая система «ЗаконПрост».

Приказ Минюста: приехали на свидание – снимайте трусы перед сотрудниками колонии

В региональное отделение ООД «За права человека» в Удмуртии обратилась женщина, которую перед свиданием с сыном в колонии подвергли досмотру со снятием одежды. Глава удмуртского отделения Лариса Фефилова направила жалобу на действия сотрудников ИК в прокуратуру, однако, как выяснилось из ответа надзорного ведомства, унизительная процедура полного досмотра родственников узаконена приказом Минюста.

В настоящее время Лариса Фефилова готовит обращения к Уполномоченному по правам человека в РФ и в Совет по правам человека на предмет рассмотрения законности приказа Минюста и его соответствия Конституции РФ.

Ниже приводим рассказ самой Ларисы Фефиловой:

Ранее мной была направлена жалоба в прокуратуру на действия сотрудников одной из исправительных колоний в защиту прав матери заключенного. Заявительница рассказала, что по прибытии на длительное свидание к сыну, она была подвержена унизительной процедуре: ее заставили раздеться до трусов сотрудники администрации. Мало того, во время досмотра ей было предложено спустить трусы до колен. Отказавшись от исполнения требований тюремщиков, мать могла лишиться свидания с сыном. Поэтому, скрепя сердцем, женщина терпеливо исполнила приказы.

Ни для кого не секрет, что происходит в большинстве российских колоний — постоянные унижения заключенных, моральное давление. И не редкость — избиения людей, находящихся за колючей проволокой. Цель одна – сломать психологически, запугать, заставить подчиняться. Девиз многих тюремщиков: «Попав за решетку – забудь про свои права, у тебя остались только обязанности».

Но, по всей видимости, Минюсту стало мало психологической ломки заключенных. Нужно еще и унизить родственников, которые не отказались от своих близких, которые продолжают поддерживать своих родных, оказавшихся волею судеб в тюрьме.

Ранее, существовал Приказ Министерства юстиции РФ «Об утверждении Наставления по организации и порядку производства обысков и досмотров в исправительных учреждениях уголовно-исполнительной системы, на режимных территориях, транспортных средствах» № 268-дсп от 25 августа 2006 г. Пунктами 113 – 116 Приказа регулировались основания и процедуры проведения личного досмотра лица, прибывшего на свидание с осужденными. В Приказе было установлено, что личные вещи могут быть досмотрены после разъяснения порядка проведения свидания и сдачи на хранение запрещенных вещей. Предусматривалось, что личный досмотр должен проводиться в корректной форме, исключающей унижение достоинства и причинение вреда здоровью и имуществу досматриваемого лица, в пределах, необходимых для обнаружения скрытых запрещенных вещей, предназначенных для передачи осужденным. Регламентируя процедуру досмотра, законодатель устанавливал, что процедура досмотра начинается с момента предъявления гражданину решения о проведении личного досмотра, досмотра вещей, находящихся при физическом лице. Сотрудник учреждения обязан был разъяснить досматриваемому лицу и всем участникам досмотра их права и обязанности, а также предложить добровольно выдать запрещенные вещи.

И только в случае, если досматриваемое лицо отказалось добровольно выдать сокрытые запрещенные предметы, либо если после выдачи таких предметов у сотрудника УИС имелись достаточные основания полагать, что данное лицо продолжает скрывать какие-либо запрещенные предметы, сотрудник мог перейти к непосредственному личному досмотру, досмотру вещей, находящихся при физическом лице. Приказом Минюста, по отношению к сотрудникам, были установлены требования об обязанности составления протокола досмотра в случае принятия решения о личном досмотре лица, прибывшего на длительное свидание.

Каково было мое изумление, когда я получила ответ из прокуратуры на свою жалобу. Оказывается, во вновь принятом Минюстом приказе от 20.03.2015 г. № 64-дсп «О порядке проведения обысков и досмотров в исправительных учреждениях УИС и прилегающих к ним территориях, на которых установлены режимные требования» полностью меняется процедура личного досмотра. Как утверждает прокурор, на основании п. 25 Приказа № 64-дсп, перед проведением длительного свидания полный досмотр проводится в обязательном порядке. Полный досмотр производится со снятием одежды (за исключением нательного белья, которое подлежит осмотру без его полного снятия), головного убора и обуви.

Таким образом, Минюст узаконил процедуру унижения родственников, прибывших в колонии на свидание с близкими. И не волнуют сочинителей Приказа № 68-дсп конституционные гарантии государства о защите достоинства личности и унижающего человеческое достоинство обращения.

В настоящий момент готовятся обращения к Уполномоченному по правам человека и
Совету при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека на предмет рассмотрения законности Приказа № 68-дсп в части нарушения конституционных прав родственников заключенных.

ПРИКАЗ МВД РФ от 02.08.97 N 485 «ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ИНСТРУКЦИИ О НАДЗОРЕ ЗА ОСУЖДЕННЫМИ, СОДЕРЖАЩИМИСЯ В ИСПРАВИТЕЛЬНЫХ КОЛОНИЯХ»

6. Порядок проведения обысков осужденных и помещений, осмотр территории жилой зоны и производственных объектов

6.1. Обыски осужденных и помещений, осмотры территорий жилых зон и производственных объектов колоний проводятся в целях обнаружения и изъятия запрещенных вещей, выявления подкопов и поиска скрывшихся осужденных. Результаты обысков (осмотров) оформляются актами (Приложение 36) . Обыски проводятся по графику, утвержденному начальником колонии (Приложение 2).

Хранятся в отделе безопасности колонии.

6.2. К проведению обысков и осмотров привлекается начальствующий состав колонии, а при необходимости в этих мероприятиях может участвовать личный состав отряда специального назначения. При обысках и осмотрах используются технические средства и служебные собаки. Во время осмотров и обысков жилых и производственных объектов не допускаются не вызванные необходимостью повреждения постельных принадлежностей, оборудования, инвентаря, другого имущества и вещей, принадлежащих осужденным.

6.3. Личный обыск осужденных подразделяется на полный (с раздеванием) и неполный (без раздевания). Личный обыск проводится лицом одного пола с обыскиваемым. Сотрудники, производящие обыск, обязаны быть бдительными, требовательными, корректными, соблюдать меры безопасности и не допускать унижения человеческого достоинства обыскиваемого.

6.3.1. Полному обыску подвергаются осужденные при поступлении в колонию и убытии из нее, переводе в запираемые помещения, ЕПКТ, ПКТ, водворении в ШИЗО, одиночную камеру и освобождении из этих помещений, при задержании после совершения побега и других преступлений, а также перед проведением длительного свидания и по окончании его.

При проведении полного обыска осужденным предлагается сдать запрещенные вещи, а затем снять последовательно головной убор, одежду, обувь и нательное белье. После выполнения этих требований у них осматриваются межпальцевые промежутки рук, ног, ушные раковины и полость рта, а также медицинские повязки и протезы. Осмотр протезов и повязок производится с участием медицинского работника. Затем осматриваются: головной убор, одежда, нательное белье, вещи и обувь, принадлежащие осужденному. Прощупываются заплаты, швы, воротники и подкладка одежды. Отдельные места одежды при необходимости прокалываются шилом или распарываются по шву.

Обувь осматривается с внешней и внутренней стороны и обязательно проверяется на изгиб. Проверяются также заплаты, каблуки, подошвы и другие места возможного укрытия запрещенных к хранению предметов.

Полный обыск производится в специальном помещении, расположенном на контрольно — пропускном пункте или оборудованном вблизи него, а также в здании ЕПКТ, ПКТ, ШИЗО.

6.3.2. Неполный обыск проводится при выходе осужденных на работу, при возвращении с нее на контрольной площадке, скрытой от внешнего наблюдения и других местах. Для этого на линии ворот контрольной площадки становятся младшие инспектора, которые обыскивают осужденных, проходящих рядами через определенные интервалы. Для обнаружения металлических предметов применяются технические средства обнаружения.

Перед началом неполного обыска осужденному предлагается сдать запрещенные вещи. Одежда тщательно ощупывается. При этом проверяется, не хранятся ли в рукавах, воротнике, подкладке и брюках запрещенные вещи. После этого проверяется содержимое карманов, осматриваются головной убор и обувь. Запрещенные вещи, одежда неустановленного образца изымаются. В случае подозрительного поведения обыскиваемого проводится его полный обыск.

6.4. При проведении обыска осужденного, нарушившего установленный порядок отбывания наказания либо совершившего преступление, ему предлагается поднять руки вверх и расставить ноги на предельную ширину. Обыскивающие становятся сзади обыскиваемого и последовательно сверху вниз проводят обыск. В отдельных случаях, когда имеется предположение о наличии у обыскиваемого оружия, ему предлагается упереться руками в стену и расставить ноги. В целях безопасности обыск осужденных в этих случаях проводится сотрудниками в количестве не менее 2 человек.

6.5. Обыск помещений, осмотр территории жилой зоны и производственных объектов проводится по изолированным участкам (секторам, цехам) в сроки, предусмотренные графиком обысков. Каждый участок обыскивается по мере необходимости, но не реже одного раза в месяц.

Руководство обыском в изолированном участке осуществляет заместитель начальника колонии по безопасности и оперативной работе или по его указанию — начальник отдела безопасности.

6.6. Общий обыск проводится по решению и под руководством начальника колонии не реже одного раза в месяц, а также в случаях осложнения оперативной обстановки. При этом обыску подвергаются все осужденные, а осмотру — территория жилой и производственной зон и находящиеся на их территории здания и сооружения .

При содержании более 1500 человек вместо общего обыска проводятся обыски по секторам, с одновременным обыском 3 — 5 секторов.

Для проведения общего обыска заместитель начальника колонии по безопасности и оперативной работе совместно с начальником отдела безопасности разрабатывают план обыска (Приложение 37).

Обыск проводится в следующем порядке:

6.6.1. Осужденные сосредоточиваются в отдельном помещении и подвергаются личному обыску.

6.6.2. Затем обыскиваются жилые помещения, как правило, с участием начальника отряда и в присутствии дневального. Осматриваются: тумбочки и их содержимое, спальные места. Матрасы и подушки тщательно прощупываются на предмет обнаружения в них ножей, денег и других запрещенных вещей. Стены, пол, окна и потолок осматриваются с целью обнаружения тайников, скрытых лазов. При необходимости пол и стены простукиваются. Все подсобные помещения, расположенные в жилом здании, осматриваются с обязательной перестановкой и проверкой находящегося там имущества. Лишняя повседневная одежда, обувь и другие предметы, которые не должны находиться в этом помещении, изымаются и сосредотачиваются в комнате начальника отряда или в другом, выделенном для этого, помещении. Книги, журналы, альбомы и другая литература тщательно осматриваются с целью обнаружения в них запрещенных предметов, тайников.

Другие публикации:  Как переоформить договор ростелеком на себя

6.6.3. Проверяется прочность крепления заградительных устройств, осматриваются подземные сооружения и коммуникации, туалеты, спортивные площадки и другие места, где могут быть устроены тайники и подкопы.

6.6.4. В административных и коммунально — бытовых помещениях проверяются вероятные места подкопов, устройства скрытых лазов, тайников для хранения запрещенных вещей, подкопов. Неучтенный инструмент, лестницы, трапы, веревки и другие предметы, которые не должны находиться в этих помещениях, изымаются. Инструмент, пригодный к использованию в производственном процессе, сдается на инструментальный склад.

6.6.5. Подвальные помещения зданий (подполья), расположенные на внутренней территории в 50 метрах от основного ограждения, осматриваются с особой тщательностью с целью обнаружения в них подкопов. Стены, пол и вся территория подвала проверяются с использованием осветительных приборов. Находящиеся там предметы переставляются, простукиваются. Тщательному осмотру подвергаются вероятные места подготовки подкопов и маскировки грунта.

6.6.6. В здании ЕПКТ, ПКТ, ШИЗО, одиночных камерах осматривается каждая камера. Потолок, стены и пол простукиваются с целью обнаружения в них замаскированных тайников и проломов; проверяется надежность крепления оконных решеток, особое внимание обращается на наличие надрезов, надпилов и других повреждений, а также исправность дверей, запоров, замков и надежность крепления коек, столов, скамеек, тумб и полок. Осужденные, находящиеся в камере, подвергаются полному личному обыску, а их вещи досмотру.

6.6.7. На территории производственного объекта и в производственных цехах осматриваются возможные места хранения запрещенных вещей в механизмах, готовой продукции, сырье, вентиляционных системах, различных емкостях, кладовых, подсобных помещениях, из которых возможна подготовка подкопов.

6.7. О результатах обыска старшие групп докладывают руководителю проведения общего обыска. По итогам составляется общий акт, который подписывается руководителем обыска, старшими обысковых групп и передается в отдел безопасности .

Решение в отношении изъятых в ходе обыска предметов принимает руководитель обыска в соответствии с требованиями Правил внутреннего распорядка.

6.8. Заместитель начальника колонии по безопасности и оперативной работе принимает меры к установлению и привлечению к ответственности лиц, которым принадлежали изъятые запрещенные вещи, а также по чьей вине они попали к осужденным. По факту изъятия предметов, изделий и вещей, которые могли быть использованы в противоправных целях, проводится проверка. Деньги, ценные бумаги и иные ценности в течение суток (не считая выходных и праздничных дней) сдаются в бухгалтерию либо — на склад для хранения в установленном порядке.

Прокуратура Республики Коми Официальный сайт

Порядок проведения личного обыска, дактилоскопирования, фотографирования и досмотра вещей подозреваемых и обвиняемых

Развитие страны и формирование правового государства в современных условиях непосредственно связаны с правовым просвещением. Согласно Основам государственной политики Российской Федерации в сфере развития правовой грамотности и правосознания граждан важнейшей задачей государства является пропаганда и разъяснение необходимости соблюдения гражданами своих обязанностей, уважения прав и законных интересов других лиц. Развитие страны и формирование правового государства в современных условиях непосредственно связаны с правовым просвещением. Немалая роль в этих процессах отведена органам прокуратуры. Осуществляя надзорные полномочия, прокурор выполняет и просветительскую функцию.

Правовое просвещение неразрывно связано с решением задач профилактики и предупреждения правонарушений. Вопросам организации этой работы посвящен приказ Генерального прокурора Российской Федерации от 10.09.2008 № 182 «Об организации работы по взаимодействию с общественностью, разъяснению законодательства и правовому просвещению».

Своевременное правовое информирование, разъяснение населению законодательства является особым видом прокурорской деятельности. Возможности настоящего раздела официального сайта прокуратуры Республики Коми направлены не только на информирование населения о существующих нормах закона, но и формирование навыков, способов ориентирования человека в значимой для него правовой ситуации, осознанного выбора своего правового поведения на основе должных правовых взглядов и убеждений.

Статьей 34 Федерального закона от 15.07.1995 № 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» (далее – Федеральный закон № 103-ФЗ) предусмотрено, что подозреваемые и обвиняемые подвергаются личному обыску, дактилоскопированию и фотографированию, а их вещи – досмотру.

Порядок проведения указанных мероприятий регламентирован Правилами внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы, утвержденных приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 14.10.2005 № 189 (далее – Правила).

Подозреваемые и обвиняемые, поступившие в следственный изолятор, фотографируются, у них берутся отпечатки пальцев (дактилоскопирование). Дактилоскопирование и фотографирование осуществляются в целях обеспечения индивидуализации и учета лиц, подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, а также на случай использования этих данных при проверке причастности этих лиц к нераскрытым преступлениям и розыска при совершении побега.

Личный обыск и досмотр вещей подозреваемых и обвиняемых имеет целью обнаружение и изъятие у них предметов, веществ и продуктов питания, запрещенных к хранению и использованию или не принадлежащих данному лицу. Личный обыск бывает полным и неполным. Правила устанавливают, что полному обыску подвергаются подозреваемые и обвиняемые при поступлении в следственный изолятор, перед отправкой за его пределы, при водворении в карцер, а также при наличии оснований полагать, что эти лица имеют предметы или вещества, запрещенные к хранению и использованию. В последнем случае обыск проводится по указанию начальника следственного изолятора или его заместителя, а при их отсутствии — дежурного помощника. Полный обыск сопровождается тщательным осмотром тела обыскиваемого, его одежды, обуви, а также протезов. Подозреваемым и обвиняемым предлагается полностью раздеться, обнажить соответствующие участки тела. Пластырные наклейки, гипсовые и другие повязки проверяются совместно с медицинским работником. При обнаружении предметов, зашитых в одежде, ткань распарывается. Из обуви извлекаются супинаторы, металлические набойки.

Неполный обыск производится при выводе подозреваемых и обвиняемых в пределах следственного изолятора (к сотруднику, осуществляющему фотографирование и дактилоскопирование, врачу, следователю, до и после свидания с родственниками и иными лицами, при переводе в другую камеру и т.д.). При неполном обыске просматриваются и прощупываются одежда и обувь обыскиваемого без его раздевания.

Личный обыск подозреваемых или обвиняемых производится работниками следственного изолятора одного с ними пола. При полном обыске не допускается присутствие лиц противоположного пола (за исключением медицинских работников в необходимых случаях).

Досмотр вещей подозреваемых или обвиняемых производится в их присутствии в следующих случаях: при поступлении в следственный изолятор, перед отправкой за его пределы; при переводе в другую камеру, медицинский стационар или водворении в карцер. По указанию начальника следственного изолятора или его заместителя в необходимых случаях досмотр вещей подозреваемых или обвиняемых производится в отсутствие их владельцев при дежурном по камере. Обязательным условием при производстве личного обыска и досмотра вещей лиц, водворяемых в изоляторы временного содержания, является присутствие понятых.

О результатах неполного личного обыска рапортом докладывается руководству следственного изолятора, где перечисляются изъятые запрещенные предметы, вещества и продукты питания.

Правилами допускается при проведении личного обыска и досмотра вещей подозреваемых или обвиняемых применение технических средств обнаружения запрещенных предметов, веществ и продуктов питания. При этом рентгеновскую аппаратуру разрешается применять только для обыска одежды и досмотра вещей подозреваемых и обвиняемых.

Принятые на хранение или изъятые у подозреваемого или обвиняемого деньги зачисляются на его лицевой счет. Ценности (ценные бумаги и ценные вещи) сдаются на хранение в финансовую часть следственного изолятора. Документы передаются на хранение в специальный отдел следственного изолятора. На принятые на хранение либо изъятые у подозреваемого или обвиняемого деньги, ценности, предметы, вещества и продукты питания составляются акты по установленной форме. Первые экземпляры актов выдаются на руки подозреваемому или обвиняемому.

Другие предметы, вещества и продукты питания сдаются для хранения на склад учреждения или подлежат уничтожению. Уничтожение производится в присутствии содержащегося под стражей лица комиссией по мотивированному постановлению начальника следственного изолятора или его заместителя. Об этом составляется соответствующий акт.

Уничтожению подлежат следующие предметы и вещества, изъятые у подозреваемых и обвиняемых: спиртные напитки, изделия на спиртовой основе, продукты для их приготовления; огнеопасные предметы, вещества; медикаменты, признанные по заключению медицинского работника следственного изолятора непригодными к использованию по назначению; игральные карты; порнографические рукописи, печатная и видеопродукция; продукты питания, употребление которых опасно для здоровья подозреваемых и обвиняемых и требующие особых условий хранения, которые невозможно обеспечить в следственных изоляторах; иные предметы, вещества и продукты питания, назначение или свойства которых установить невозможно либо утратившие свои первоначальные потребительские свойства.

Изъятые у подозреваемых и обвиняемых не принадлежащие им вещи после проверки возвращаются собственникам. Если владелец изъятых вещей не установлен, деньги и ценности передаются на хранение в финансовую часть, а остальные предметы — на склад.

Предметы, вещества и продукты питания, которые находятся на хранении в следственном изоляторе, могут быть переданы родственникам подозреваемого или обвиняемого или иным лицам по заявлению подозреваемого или обвиняемого и с согласия лица либо органа, в производстве которого находится уголовное дело.

В случае смерти подозреваемого или обвиняемого ценности, деньги и иные предметы, вещества, находившиеся на хранении, передаются наследникам умершего в порядке, установленном законодательством.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *