Черный мемориал коллекторы

«Кошмарить начали уже школу»: Черные коллекторы нашли способ «выбить» деньги из должника

Учителям одной из московских школ «черные коллекторы» устроили настоящий террор: на их мобильные телефоны со скрытого номера поступают звонки с угрозами. Таким образом коллекторское агентство «Шиллинг» пытается взыскать долг с родителей одного из учащихся. «Кошмарить стали уже школу», — с возмущением пишет депутат Госдумы Сергей Шаргунов.

Учителям одной из московских школ «черные коллекторы» устроили настоящий террор: на их мобильные телефоны со скрытого номера поступают звонки с угрозами. Таким образом коллекторское агентство «Шиллинг» пытается взыскать долг с родителей одного из учащихся. «Кошмарить стали уже школу», — с возмущением пишет депутат Госдумы Сергей Шаргунов.

В московской школе № 1285 наступили тяжелые времена. Телефоны учителей взяты на заметку черными коллекторами: звонки поступают со скрытых номеров в режиме автодозвона. Как оказалось, таким образом сотрудники коллекторского агентства «Шиллинг» пытаются «выбить» долг с родителей одного из учеников.

«Террор» начался еще до Нового года. С тех пор мобильный телефон директора школы и еще нескольких учителей поставлены на автодозвон. С педагогов требуют «вышвырнуть детей из школы», а также уплатить сам долг.

Об этом на своей странице в Facebook написала сама директор школы Ярослава Алпатова. По ее словам, уже были написаны два заявления в полицию, однако никакой реакции со стороны правоохранительных органов не последовало. Лишь спустя довольно длительное время полиция все-таки занялась этой проблемой.

Подключился к ее решению и депутат Сергей Шаргунов, отправивший запрос в Генпрокуратуру.

«Кошмарить начали уже школу. Оказывается, нет никакого предела беспределу структур, которые поддерживают микрофинансовые организации подобным жутким образом. На мой взгляд, это происходит при крышевании правоохранительных органов. В принципе, буквально в ежедневном режиме ко мне поступают подобные зловещие новости со всей страны. Я считаю, нужно действовать масштабнее и серьезнее — вообще запрещать микрофинансовые организации».

Об этом депутат заявил в беседе с журналистами радио Business FM.

О том, что коллекторские агентства активизировались перед Новым годом, рассказывают многие. Причем подобным образом через третьих лиц взыскиваются долги не только микрофинансовые организации, но и банки. И это несмотря на прямой запрет таких действий, установленный Федеральным законом № 230.

Тайна черных коллекторов

Должникам крупных коллекторских агентств поступают СМС с угрозами с номеров, которые не принадлежат сотрудникам компаний. Доходит чуть ли не до угроз убийства. Коллекторы утверждают, что это провокация, направленная на уничтожение деловой репутации компаний. Портал Банки.ру пытался разобраться в том, откуда берутся черные коллекторы.

Должникам от имени крупных коллекторских агентств, являющихся членами Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств (НАПКА), поступают некорректные сообщения с угрозами. Если должник жалуется при этом в ассоциацию, начинается расследование, в результате которого выясняется, что номер, с которого отправлено СМС с угрозой, не имеет никакого отношения к уважаемым на рынке агентствам.

Так, на прошлой неделе крупному агентству «Сентинел Кредит Менеджмент» поступила жалоба от должника, который получил СМС с угрозой убийства в случае, если он не вернет долг, рассказывает заместитель председателя правления агентства Александр Савинов. «В тексте сообщения, наряду с угрозой, в качестве контакта для обратной связи былы указаны наименование нашей компании и номер контактного центра. Для нас это вопиющий случай, потому что такие действия запрещены законом. В настоящее время мы готовим обращение в правоохранительные органы с целью возбуждения уголовного дела. Считаем, это была провокация, которая, возможно, выполнялась с целью навредить деловой репутации «Сентинел Кредит Менеджмент», — говорит Савинов.

С такой же ситуацией столкнулись и в компании «Секвойя Кредит Консолидейшн». «У нас тоже в феврале был инцидент с СМС-сообщениями. Некоторые должники получали не совсем корректные СМС от имени другого коллекторского агентства, но с указанием наших контактов. Сами сообщения рассылались через интернет-интеграторы, и отправителя установить было невозможно, несмотря на наши попытки расследовать данный инцидент. Правда, подобные сообщения были единичны и ущерба компании не наносили. Поэтому и попытки расследования с нашей стороны не были особенно интенсивны», — рассказывает президент агентства Елена Докучаева.

С провокациями, только другого типа, сталкивались и в агентстве M. B. A. Empire, причем несколько раз за это полугодие. «Последний случай произошел где-то три месяца назад. В НАПКА поступают по электронной почте жалобы на то, что на дверях квартир должников, с которыми мы работаем, были краской написаны угрозы, а подпись к этим угрозам – «М. Б. А. Empire». Однако наши специалисты не могли этого сделать хотя бы по той причине, что в тех регионах, откуда поступали жалобы, вовсе нет наших представителей», — рассказывает генеральный директор компании Виктор Воденко.

«Когда мы вели разбирательство по этим делам, сами жалобщики не смогли нам предоставить фотографии испорченного имущества и надписей, о чем мы настоятельно просили, поскольку планировали сами обратиться в правоохранительные органы. С должниками же связаться не удалось. Все это вызвало подозрения, что кому-то выгодно выставить нашу компанию в негативном свете, а в НАПКА они направлялись для того, чтобы испортить репутацию крупного законопослушного коллекторского агентства», — делает свои выводы Виктор Воденко.

Сейчас закона, регулирующего коллекторскую деятельность, нет. Однако полномочия коллекторов прописаны в законе «О потребительском кредитовании», который вступил в силу с 1 июля 2014 года. Согласно этому закону, коллекторы имеют право совершать звонки и отправлять СМС только с 8 утра до 10 вечера в будние дни и с 9 утра до 8 вечера — в выходные. Представители коллекторских агентств должны представиться, назвать должность и Ф. И. О., оставить контакты для связи. Коллекторы не имеют права угрожать жизни, здоровью и имуществу должника или членам его семьи. Согласно статье 137 УК, такие меры могут быть расценены как нарушение неприкосновенности.

Как говорит директор НАПКА Борис Воронин, количество таких «тяжелых» жалоб составляет менее 1%, и пока неясно, какова причина явлений, когда должник жалуется на коллекторскую компанию. Но по факту разбирательств выясняется, что агентство не совершало никаких противоправных действий. По словам Воронина, объяснений может быть несколько. «Во-первых, в среднем на одного российского заемщика сейчас приходится два кредита, а у 10% их четыре и более. Так что распространены ситуации, когда должник имеет несколько задолженностей, с которыми работают разные коллекторские агентства. В результате за незаконные методы работы одного зачастую приходится отвечать другому.

«Можно представить, что и впрямь сотрудники агентств по личной инициативе покупают «симку» и «работают» с должником таким образом. Хотя вероятность такого на порядок меньше именно в профессиональных агентствах, которые очень строго обучают и контролируют своих сотрудников, ведут стопроцентную запись телефонных звонков, проводят по 50 тренингов в год», — добавляет Воронин.

Как рассказал руководитель коммерческого департамента БКБ «РуссколлектоР» Евгений Арсентьев, примерно два года назад была похожая ситуация на рынке. «Однако та компания, в которой я работал, – Столичное коллекторское агентство – особо не пострадала от таких действий. Что касается сегодняшней ситуации, то надо отметить, что многие коллекторы существенно сократили СМС-трафик после того, как на рынке резко возросли тарифы сотовых операторов. Поэтому фальшивые СМС достаточно быстро находятся и у компаний есть возможности на экстренное реагирование», — говорит Арсентьев.

По его словам, в историю о черном PR не верится, поскольку все это делалось бы в интересах какого-то крупного игрока. «А в нашей сфере такие игроки давно научились добиваться превосходства более законными методами», – утверждает коллектор. Остаются две версии: либо кто-то пытается найти оправдание ошибкам в своей работе, либо, что более вероятно, мелкие игроки пытаются воспользоваться более весомым брендом для воздействия на своих должников, заключает Арсентьев.

«Кошмарить начали уже школу»: Черные коллекторы нашли способ «выбить» деньги из должника

Учителям одной из московских школ «черные коллекторы» устроили настоящий террор: на их мобильные телефоны со скрытого номера поступают звонки с угрозами. Таким образом коллекторское агентство «Шиллинг» пытается взыскать долг с родителей одного из учащихся. «Кошмарить стали уже школу», — с возмущением пишет депутат Госдумы Сергей Шаргунов.

Учителям одной из московских школ «черные коллекторы» устроили настоящий террор: на их мобильные телефоны со скрытого номера поступают звонки с угрозами. Таким образом коллекторское агентство «Шиллинг» пытается взыскать долг с родителей одного из учащихся. «Кошмарить стали уже школу», — с возмущением пишет депутат Госдумы Сергей Шаргунов.

В московской школе № 1285 наступили тяжелые времена. Телефоны учителей взяты на заметку черными коллекторами: звонки поступают со скрытых номеров в режиме автодозвона. Как оказалось, таким образом сотрудники коллекторского агентства «Шиллинг» пытаются «выбить» долг с родителей одного из учеников.

«Террор» начался еще до Нового года. С тех пор мобильный телефон директора школы и еще нескольких учителей поставлены на автодозвон. С педагогов требуют «вышвырнуть детей из школы», а также уплатить сам долг.

Об этом на своей странице в Facebook написала сама директор школы Ярослава Алпатова. По ее словам, уже были написаны два заявления в полицию, однако никакой реакции со стороны правоохранительных органов не последовало. Лишь спустя довольно длительное время полиция все-таки занялась этой проблемой.

Подключился к ее решению и депутат Сергей Шаргунов, отправивший запрос в Генпрокуратуру.

«Кошмарить начали уже школу. Оказывается, нет никакого предела беспределу структур, которые поддерживают микрофинансовые организации подобным жутким образом. На мой взгляд, это происходит при крышевании правоохранительных органов. В принципе, буквально в ежедневном режиме ко мне поступают подобные зловещие новости со всей страны. Я считаю, нужно действовать масштабнее и серьезнее — вообще запрещать микрофинансовые организации».

Другие публикации:  Возврат налогов при покупке участка

Об этом депутат заявил в беседе с журналистами радио Business FM.

О том, что коллекторские агентства активизировались перед Новым годом, рассказывают многие. Причем подобным образом через третьих лиц взыскиваются долги не только микрофинансовые организации, но и банки. И это несмотря на прямой запрет таких действий, установленный Федеральным законом № 230.

Коллекторы черные, серые, белые

Коллектор Сергей Рахманин – о гордости за профессию и о тех, кто ее порочит

Обожженный двухлетний ребенок, изнасилованная должница – это лишь самые ужасные из многочисленных историй последнего времени о том, как в России коллекторы выбивают долги.

В результате в Кемеровской области в начале апреля запретили деятельность коллекторских агентств вовсе – до принятия федерального закона, который должен быть рассмотрен Государственной думой в ближайшее время.

На сайте предстоящей на этой неделе «Прямой линии с Владимиром Путиным» среди популярных вопросов значится такой: «Кто и зачем узаконил деятельность коллекторских агентств? Это ведь самые настоящие бандиты! А как их еще называть? Угрожают, избивают, поджигают».

Путин на днях высказался об этом так: «Деятельность квазиколлекторов преступную надо прекратить», заметив при этом, что «работа по долговым обязательствам – ​это нормальный инструмент в рыночных отношениях, и нельзя, конечно, чтобы люди безответственно относились к получению денег и не думали о том, как они будут отдавать».

Президент Ассоциации по развитию коллекторского бизнеса, член «Единой России» и глава коллекторского агентства «РусБизнесАктив» Сергей Рахманин пару лет назад на себе ощутил степень нелюбви к представителям его профессии. Тогда многие сетевые издания со злорадством опубликовали розыгрыш, устроенный известным пранкером Вованом, о том, как коллектор звонит коллектору взыскивать несуществующий долг.

На предложение побыть «адвокатом дьявола» и объяснить жуткую логику, если она только существует, действий криминальных коллекторов, Рахманин решительно от них отмежевался:

– Это вообще не коллекторы. Понимаете, в чем глобальное заблуждение: всех людей, кто пытаются вышибить долг, именно «вышибить» – я подчеркиваю это слово – каким-то криминальным путем, почему-то причисляют к коллекторам. Если какой-то гражданин взял гаечный ключ, молоток, пошел кого-то резать, поджигать, избивать – это не значит, что он коллектор, он вообще не имеет отношения к этому профессиональному сообществу. Но устойчивый стереотип: раз пришли по долгу, значит, это коллекторы. А это вообще не имеет к коллекторской деятельности никакого отношения. Наше последнее внутреннее расследование дало очень простой ответ на эти вопросы: микрофинансовые организации, которых стало много последнее время и у которых достаточно высокая маржинальность, до 1200-1500% в год, – они просто сами нанимают людей для взыскания долга, за 50% от прибыли. И что там эти люди делают, как они делают, откуда эти люди, никто не проверяет. Вот и возникают такие истории, которыми страна гремит уже два месяца.

– Вы это знаете, но больше никто не знает, и все называют этих людей коллекторами. Вы собираетесь как-то исправить эту ситуацию? Или вам придется переименовываться из коллекторов в кого-нибудь еще?

– Я думаю, что нет такой необходимости. Разрабатывается законопроект, вскоре в том или ином виде он будет принят, и это все расставит на свои места. Если будет четкий реестр компаний, которые вправе заниматься коллекторской деятельностью, то при каком-то криминальном, вопиющем случае сразу будет ясно – это профессиональная коллекторская компания сделала или это опять же «самодеятельность», которая сейчас присутствует. На сегодняшний день большинство нарушений со стороны коллекторских компаний, – никто не говорит, что все идеально, и с этим тоже нужно бороться, – классифицируются в основном как грубое, неуважительно отношение к должникам. Чем часто грешат коллекторские компании, это использование автоинформаторов при обзвоне, звонки поздним вечером – это бывает, с этим нужно бороться, это ненормально. Но таких криминальных случаев, о которых говорят по телевизору, – мне не известна ни одна коллекторская компания, которая к ним была причастна. Какая компания, где офис, кто директор? Это делают самозванцы, а валится все на профессиональное сообщество под названием «коллекторы».

– Давайте разберемся в сути процесса. Я коротко опишу ее, а вы поправите, как вы это представляете. Существуют кредитные организации, банки, которые дают ссуды, и есть потребительские микрофинансовые организации, которые, не особенно проверяя людей, выдают ссуды. Часть долгов и банкам, и микрофинансовым организациям не возвращаются, организации сами не в состоянии вернуть себе эти долги, и они передают их – либо за процент от возвращенных денег, либо просто продают – неким коллекторским организациям. Если я правильно вас понимаю, существуют достойные, настоящие коллекторские организации, которые оказывают сначала некое давление, звонят, напоминают, а потом тянут в суд. И есть некие псевдоколлекторские организации, которые начинают применять те самые жуткие методы, о которых в последнее время только и говорят?

– В большинстве случаев именно так. Я дополню только: года полтора назад мы выяснили, что есть компании, так называемые «черные» коллекторские организации, которые осуществляют работу по возврату долгов и делают ее достаточно грязно, очень неуважительно общаясь по телефону с заемщиками, и прикрываются именем и названием добропорядочных коллекторских компаний. Звонки осуществляются, естественно, с неопределенного номера, с IP-телефонии. Для того чтобы в этой области навести порядок, нужен здравый, сбалансированный, продуманный, умный закон.

– Вы сами с этими «черными» коллекторами не боретесь? У вас не пострадал от всего происходящего бизнес, к вам еще обращаются люди, пользуются вашими услугами?

– Больше, чем раньше, в разы. В последние два месяца, как ни парадоксально, в два-три раза больше, – наверное, на фоне этих историй. А что касается борьбы с ними, к сожалению, очень сложно бороться с тем, кого ты не видишь и кого ты не знаешь. Наверное, самым здравым способом такой борьбы сейчас являются попытки разъяснить гражданам, кто есть кто, как себя вести, если у вас есть долг и к вам пришли сотрудники коллекторского агентства. Когда вы общаетесь с настоящей добросовестной коллекторской компанией, они всегда представятся, назовут имя, название организации, телефон – обычно многоканальный рабочий, по которому вы всегда можете узнать состояние вашей кредитной истории, состояние файла с долгом, откуда он взялся, с какими суммами и так далее, и всегда у вас будет нормальное интеллигентное, корректное общение. Если это общение отклоняется от того, что я сказал, более того, если у вас требуют наличные денежные средств передать в подъезде, то естественно, на это нужно реагировать.

– Не обязательно сразу в полицию. Во-первых, надо убедиться, с кем вы общаетесь, можно позвонить, узнать, есть ли такой сотрудник, действительно ли коллекторское агентство работает с данным банком, куда нужно перечислять деньги. Деньги нужно обязательно перечислять только безналичным переводом, не доверять в руки никакому сотруднику, даже представившемуся от коллекторского агентства. Но если происходит какой-то криминал, унижения, угрозы, не дай бог, какое-то физическое воздействие – для этого есть полиция. Часто говорят о вымогательстве. Мне всегда хочется задать вопрос: что есть вымогательство? По закону вымогательство – необоснованное денежное требование с применением угроз физического насилия и так далее, – я смысл говорю, я не помню формулировку статьи. Но, позвольте, если у вас есть официальный долг, кредитный договор, по которому вы должны, о каком вымогательстве идет речь? Если с вами некорректно общаются, угрожают – это одно, с этим нужно бороться и заявлять в полицию. Но это не вымогательство, если с вас требуют ту сумму, которую вы должны по документам, – это всего лишь призыв исполнить свои законные обязательства. Часто, к сожалению, люди этим злоупотребляют, недобросовестных плательщиков тоже очень много. Но не нужно забывать, что когда деньги в банк не возвращаются, то банк вынужден закладывать все риски по обслуживанию будущих кредитов, которые он выдаст другим людям, в проценты. Банк должен как-то компенсировать эти потери: что не возвращается – ложится на плечи нормальных добросовестных граждан, которые хотят получить кредит.

– Надо сказать, что проценты в банках по кредитам растут далеко не только по этому.

– Это одна из причин, не единственная.

– Возьмем ту ситуацию с розыгрышем: вам звонит некий человек и говорит: «У вас есть долг». – «Нет у меня никакого долга». – «Да мне все так говорят – нет долга». И это в принципе кафкианская история, описано в «Процессе» Кафки, человека судят, а он не знает, за что его судят, и спросить не у кого, он не знает, куда пойти, при этом ощущение, что тебя уже на улице подкарауливают. Вот же как картина выглядит.

– Эта картина выглядит так в исполнении гражданина Вована, потому что целью его деятельности является организация так называемой «подставы», извините за фривольное слово. Цель – вывести человека из равновесия, у него нет цели получения долга. Но так отнюдь никто не развлекается, коллекторам есть чем заняться. Если была цель просто довести до кипения на 170-м звонке, то это нормально. Реакция любого нормального человека, как и меня, она всегда будет такой, она не изменится. Нормальный коллектор, пусть даже тот, кто не очень корректно себя ведет, никогда не будет заниматься пустой работой. Если у него есть документ о том, что данный гражданин имеет долг, цель – договориться с этим человеком. Нужно просто не прятать голову в песок, не прятаться, а объяснить, что, к сожалению, на данный момент не могу, но в ближайшее время, вы можете поставить в какой-то график, давайте созвонимся через неделю, через месяц, у меня появятся возможности. Когда идет с обратной стороны нормальное общение, то всегда диалог складывается. Там нет целей кого-то просто довести до кипения.

Другие публикации:  Перечисление в судебные приставы

И практика показывает: в колл-центрах, например, у нас работала из детского садика воспитатель, и там цель не напугать человека, а найти с человеком контакт, пообщаться, объяснить ему негативные последствия невозврата: судебный иск, возможно, запрет на выезд за рубеж, человек не сможет дальше получить кредит, потому что в бюро кредитных историй попадет его негативная информация и так далее. Любой вменяемый заемщик объяснит, почему у него такая ситуация произошла: потеря работы, еще что-то, он опишет перспективы, когда он сможет этот долг возвращать. Делаются пометки специалистом агентства, какой-то график выстраивается следующего созвона. У этих специалистов дисциплинирующая роль, роль консультативная, а не создание какого-то страха. Практика показывает, что некорректное общение, оскорбления, звонки в неположенное время не приводят к хорошему результату, они приводят только к тому, что нормальный человек обозляется и начинает противодействовать. У него нет возможности сегодня закрыть этот долг, он начинает себя агрессивно вести, писать жалобы в разные инстанции и всячески уворачиваться от этого долга. А корректное общение как раз приводит, основная часть взысканий именно так происходит, когда с людьми нормально общаются и договариваются.

– Ошибки бывают? Ошибка в файлах, из банка что-то не то пришло, на самом деле человек все погасил?

– Бывает, к сожалению. Это либо человеческий фактор, либо технический сбой, либо, что чаще, в портфелях задолженностей попадаются мошеннические схемы, например, утерян паспорт был у человека, переклеивают фотографию – это одна из распространенных мошеннических схем, – берут кредиты в точках экспресс-обслуживания, и потом человеку, чей паспорт был утерян, начинаются звонки от обычной добросовестной коллекторской компании с вопросом: вы когда деньги вернете?

– И что тут делать человеку?

– Здесь очень просто. Во-первых, человек нормальный пойдет в полицию, напишет заявление о том, что утерян паспорт – это нужно делать обязательно, чтобы у вас был документ, что вы теряли, чтобы ни один мошенник не воспользовался этим. Если вас все-таки донимают, значит, нужно выйти на контакт, сбросить справку, что у вас на самом деле была утеря документа в этот период, у вас сейчас новый документ. Можете подъехать в офис компании, и вас исключат из обзвона, исключат из документооборота.

– Человек может не очень хорошо представлять, что потребительские кредиты на самом деле очень жесткие, потому что чем легче взять деньги, тем под больший процент они берутся, соответственно, человек может взять небольшую сумму, а она очень быстро растет. Сейчас кризис, люди теряют работу. Человек не может отдать кредит – и он должен квартиры лишиться? Коллекторское агентство забирает квартиру? Вы слезами при этом не обливаетесь?

– Очень часто в работе людей очень жалко, в какую ситуацию они попадают. Чисто по-человечески понимаешь иной раз, что данный человек абсолютно нормальный, не мошенник, просто попал в такую ситуацию. Зачастую попадает из-за своей, так скажем, недальнозоркости, из-за отсутствия финансовой грамотности, когда человек не умеет соотнести свои доходы и расходы. Люди еще невнимательно договоры читают, не умеют умножать проценты или не хотят этого делать, полагаясь на русское авось. Вот это основная проблема неплатежей, – если бы люди умели рассчитывать свои финансовые силы, то меньше было бы неплатежей. Что касается квартиры, конечно, так не происходит. Во-первых, у нас есть закон, в котором точно прописано, что единственное жилье никто не может отнять. А если у человека есть несколько объектов недвижимости, то это делается исключительно через суд и судебное решение. Поэтому опять же нужно донести до наших граждан, что не бывает так, что подписали кому-то что-то в коридоре – и у вас забрали квартиру. Никогда этого нельзя делать, не нужно – это просто приведет к тому, что вас обманут. Все эти процедуры четки и ясны и прописаны в законе.

– Влияние кризиса чувствуется? Вы говорите, что за последние два месяца к вам больше обращаются: это влияние кризиса, людям нечем отдавать долги, они не отдают, и кредитные организации приходят к вам?

– Не настолько впрямую. Граждане же тоже обращаются в коллекторские компании, у них есть договоры займа, взаиморасчеты между юрлицами бывают. Один из факторов, который сыграл эту роль: черный пиар тоже реклама, эффект, видимо, так сработал. А влияние кризиса – есть эта тенденция, конечно. К сожалению, есть цепочка круговая, когда компании разоряются, когда люди теряют работу. Как карточный домик, одно влечет другое: компания разорилась, на ней потерялись средства других компаний. Другая компания, которая дала с отсрочкой, например, услуги или товары, тоже проседает, под высоким риском находится. Приводит это к сокращениям, к увольнениям. Процесс нехороший, но я думаю, что все-таки вскоре он в обратную сторону, вспять пойдет. Не может кризис длиться бесконечно.

– А в принципе коллекторы могут отступиться? Грубо говоря, семья в кризис все потеряла, нечем отдавать, коллекторы отступятся?

– Конечно. Если невозможно взыскание, как приставы в документе пишут: невозможно взыскание. Кладут дело на полку. Опять же я говорю о нормальных, профессиональных коллекторских организациях. Ситуация бывает тупиковая, больше ничего здесь сделать не можете, и не надо говорить ни о каких страшилках. Криминалом занимаются только преступники. Те, кто работает в области взыскания долгов, себе этого на самом деле позволить не может. Я об этом всегда говорю, когда речь идет о криминале в коллекторской сфере. Представьте: вы хозяин коллекторской компании, вы ее учредили, вложили финансовые средства, достаточно серьезные – офис, сотрудники, зарплаты, мебель, техника, программное обеспечение достаточно дорогое. Вы вложили деньги в рекламу, в продвижение своей компании, вы тратитесь на участие в каких-то конференциях, тендерах и так далее. Как вы думаете, хозяин такой компании, вложив такие средства, потратив время, силы, допустит, чтобы в его компании завтра кто-то занимался криминалом, чтобы на следующий день пришла полиция, кого-то посадили, компанию закрыли? Конечно, нет. Он, наоборот, дорожит своей репутацией, боится любых столкновений с законом, его нарушений, потому что этой компании нужно работать и зарабатывать деньги, а чтобы долго работать, нужно работать законно.

– Это звучит разумно, но, с другой стороны, коллекторские компании собирают долги, а люди не хотят отдавать деньги, и коллекторская компания по сути своей является некоей организацией давления, она так или иначе давит на каких-то людей. И эта грань где проходит? Часто пишут, что в коллекторских организациях работают бывшие сотрудники правоохранительных органов, люди с каким-то криминальным прошлым, и они воспринимаются в каком-то смысле как бандитские организации и что только такие люди там работают. Вы же рассказываете, что у вас воспитательница детского сада обзванивает должников.

– Когда я говорил про воспитательницу – это сотрудница колл-центра. Когда вы спрашиваете о том, какие сотрудники вообще работают в коллекторских компаниях, я правдиво скажу: зачастую встречаются бывшие работники системы правоохранительной. По поводу криминала – абсолютно точно нет. Как я уже сказал, нормальным хозяевам не то что невыгодно, а опасно связываться с каким-то неадекватными личностями – это прямая угроза собственному бизнесу. Бывшие сотрудники правоохранительных органов почему здесь уместны, потому что, когда идет выездная работа, соответственно, определенные навыки оперативной работы, определенная какая-то подготовка позволяет не опасаться и профессионально выполнять эту работу. В этой сфере очень много предрассудков, эти предрассудки идут еще из 90-х годов. У нас сейчас автоматически народ считает, что раньше были бандиты, а сейчас их заменили коллекторы – вот ошибочная догма, стереотип, который очень сложно развенчать. Естественно коллекторов, сколько бы законов принято ни было, любить не будут, никто на это даже не надеется. Потому что это дисциплинирующая сила и всегда она ассоциируется с тем, что нужно с кого-то что-то спросить или требовать исполнения обязательств. Никто этому, к сожалению, не радуется, когда ему напоминают о том, что он должен банку, никто не воспылает любовью к человеку, который его об этом спрашивает. Поэтому на такую любовь со стороны общества к коллекторскому профессиональному сообществу никто и не рассчитывает, наверное, во всех странах никто этому радоваться не будет, ни в Австрии, ни в Германии, ни в США. Специалисты этих компаний на это и не надеются.

– Госдума должна рассматривать законопроект о коллекторской деятельности, вы рассчитываете, что законопроект примут и ситуация разрешится?

– Я думаю, что, во-первых, у этого законопроекта много аспектов. Большой вопрос, каким он будет. Потому что проект могут сделать таким, что ни вздохнуть, ни влево, ни вправо отойти коллекторская компания не сможет. Я для примера скажу: была такая статья в одной из версий законопроекта о том, что можно созвониться только один раз с человеком. Вы себе сами представляете, как один раз можно созвониться? Ни одна компания не сможет в таких условиях работать, она разорится. Это приведет к тому, что клиенты коллекторских компаний, – их очень много, это и любые кредитные организации, торговые организации, – сделают вывод, что обращаться в коллекторскую компанию абсолютно бессмысленно. К чему это приведет? К уходу в теневую сферу. Я приведу пример один, известный всем абсолютно из другой сферы: оборот алкоголя, сухой закон. К чему сухой закон привел в США? К расцвету мафии. К чему сухой закон при Горбачеве привел? К тому, что из каждой машины, из «Газели», из «Волги», у таксистов торговали липовым отравленным алкоголем. Если закон будет пережат для коллекторских компаний, к ним просто никто обращаться не будет, а долги у всех так и останутся.

Другие публикации:  Подоходный налог за оплату обучения

– То есть вы слегка пугаете, все коллекторы станут черными, соответственно, с этими же методами. А вот сейчас в Кемерове запретили всех коллекторов. Зачем нужны коллекторы, почему без них нельзя обойтись? Банк не получил кредит назад и отправляет дело в суд.

– А зачем они нужны во всем мире? Нужны они для того, чтобы гораздо более эффективно возвращать денежные средства в экономику. По результатам 2014 года коллекторскими организациями собрано 125 миллиардов рублей. В 2015 году эта цифра в полтора раза больше стала. Возврат денег в экономику – это уже экономический вопрос, бюджет страны. А почему именно коллекторские организации здесь эффективнее работают? Ответ банальный: если вы будете отсуживать долги, то с учетом загрузки нашей судебной системы и ее особенностей на это уходит очень много времени, на это уходит много денег, это обслуживание юридическое, это уплата госпошлин. И за все это время, к сожалению, получив исполнительный лист по какому-то долгу, можно столкнуться с тем, что будет службой судебных приставов вынесен лист, акт о невозможности взыскания, потому что за это время должник все активы переведет на каких-то родственников, я говорю о недобросовестном должнике. Вот вам, почему это происходит. То есть идти по пути судебной системы – это дорого, долго и, к сожалению, не всегда эффективно. Поэтому организации, которые ускоряют денежный оборот и делают это законно, нужны. Я горжусь тем, что занимаюсь взысканием долгов. На сегодняшний день в бизнес-среде, к сожалению, очень распространены неплатежи, мошенничества и различные серые схемы ухода от обязательств. Чтобы эта среда была чище и привлекательной для инвесторов, зарубежных и внутренних, мы занимаемся работой, которая нужна и экономике, и обществу. Я этим горжусь.

Черный день «серых» коллекторов

С января 2017 года в России начинает действовать закон, устанавливающий правила общения между должниками и коллекторами – так называются частные предприниматели и организации, которые за вознаграждение берутся вернуть чужие долги. Новый закон значительно ограничивает известные методы работы коллекторов. Крупный штраф, в частности, может быть наложен за назойливые звонки, письма, в том числе электронные, угрозы и психологическое давление.

В последние два года спрос на услуги коллекторов рос вместе с «плохими» долгами. К концу 2016 года задолженность россиян с просрочкой платежей по кредитам более трех месяцев перевалила за 1,23 триллиона рублей. Вернуть эти деньги практически невозможно, а банкам нужно очищать свои портфели, что они и делают, в том числе, продавая плохие долги коллекторам.

По данным коллекторских агентств и их отраслевых объединений, истребованием долгов до недавнего времени в России занималось около тысячи структур. Их деятельность, по сути, ничем не регламентировалась, а методы работы некоторых взыскателей часто сравнивали с теми, что применяли рэкетиры в начале 1990-х. В январе 2016 года МВД России, например, заявляло о десятках тысяч поступивших к ним жалоб граждан на деятельность коллекторских агентств. А после инцидента в Ульяновске, когда один из коллекторов бросил в окно должника бутылку с зажигательной смесью, из-за чего пострадал двухлетний ребенок, председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко предложила и вовсе приостановить деятельность коллекторских агентств. Во всяком случае, до принятия специального закона.

Такой закон Дума приняла еще летом, и, хотя чаще всего его называют «законом о коллекторах», на самом деле документ носит название – Закон «О защите прав и законных интересов физических лиц при осуществлении деятельности по возврату долгов». Этот документ вводит в правовой оборот понятие «профессиональное взыскание», предусматривает обязательный учет коллекторских агентств и, что, пожалуй, особенно важно для задолжавших банкам граждан, жестко регламентирует коммуникации профессиональных взыскателей с должниками.

С 1 января 2017 года коллекторы не вправе звонить должникам чаще восьми раз в месяц, двух раз в неделю и одного раз в сутки. Запрещены ночные звонки – с 22 до 8 часов в рабочие дни и с 20 до 9 в выходные. Личные встречи взыскателя с должником также ограничены одним разом в неделю. Категорически запрещено звонить и встречаться с должниками, если они признаны банкротами, недееспособными или являются инвалидами 1-й группы, несовершеннолетними или находятся на лечении.

Кроме того, закон предусматривает для заемщика возможность вообще отказаться от взаимодействия с коллектором. По истечению 4 месяцев с даты возникновения просроченной задолженности и спустя 2 месяца с даты вынесения судебного решения о взыскании, должник может направить соответствующее заявление. С момента его получения коллекторам запрещено беспокоить должника и взыскать долг можно только с помощью судебных приставов.

Заниматься профессиональным взысканием долгов и контактировать с должниками теперь смогут только состоящие в едином государственном реестре организации. Для этого чистые активы агентства по взысканию должны составлять по меньшей мере 10 миллионов рублей, и на эту же сумму взыскатель обязан застраховать ответственность перед должниками. Полная информация о компаниях, занимающихся коллекторской деятельностью, должна находиться в открытом доступе.

По мнению руководителя Контрольного комитета Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств (НАПКА) Евгения Коровина, это приведет к тому, что мелкие игроки уйдут с рынка.

– С появлением реестра каждое коллекторское агентство будет дорожить своей репутацией, чтобы не быть исключенным из реестра, потому что банки будут сотрудничать только с теми, кто находится в его составе. Закон вводит ответственность кредитора. Соответственно, банк, передавая долги в работу коллекторскому агентству, также несет ответственность за то, кому он его передал. И в результате банки будут работать только с профессионалами. Профессионалы также будут дорожить своей репутацией. Потому что при более чем двух случаях нарушения закона они будут лишаться статуса профессионального взыскателя и исключаться из реестра. Коллекторы будут больше заинтересованы в качестве проведения переговоров, чем в попытках любой ценой повысить эффективность взыскания.

– Известны жалобы должников на то, что коллекторы звонят не только им с требованием возвращения долга, но и их родственникам, соседям, на работу, еще каким-то знакомым. Теперь, когда закон вступает в силу, эта практика прекратится?

– Эта практика может продолжаться, во-первых, потому что это могут быть поручители заемщика. Соответственно, они также подписывают договор, в рамках которого разрешают передачу своих персональных данных кредитору и профессиональным взыскателям. Но опять же закон, защищая интересы заемщиков, предусматривает возможность их отказа от взаимодействия с взыскателями, и ею, мы прогнозируем, будут активно пользоваться. Во-вторых, заемщики очень часто при получении кредитов, особенно нерадивые заемщики, указывают посторонние контакты. И не всегда банк может проверить, кому они принадлежат. Соответственно, коллектор, позвонив и узнав, что это не должник, будет удалять эти данные из базы. Очень часто еще, помимо всего прочего, должники меняют номера телефонов. А операторы сотовой связи их через 3 месяца продают вновь. Соответственно, такие случаи останутся. Звонки будут посторонним лицам, но они будут удаляться сразу же из базы.

– А какие-то санкции для нарушителей предусмотрены законом?

– Штрафы предусмотрены. Но, как я уже сказал, при двукратном нарушении фирмы будут исключаться из реестра, что гораздо тяжелее для коллекторского агентства. Это фактически признание его банкротом. Оно не сможет больше осуществлять свою деятельность. В любом случае, закон пойдет на пользу как заемщикам, так и профессиональным взыскателям. Скажем так, уйдут с рынков случаи некорректного общения, надписей в подъездах и т. д. Профессиональные взыскатели этого не применяют в работе уже сейчас. В нашей ассоциации 43 коллекторских профессиональных агентства, которые придерживаются отраслевого кодекса этики. Он был создан на основе европейских стандартов и полностью отражает требования закона, а в некоторых местах даже более, скажем так, жесток. Соответственно, мы в контрольном комитете контролируем процесс взыскания не только на соответствие законодательству, но и на соответствие еще более строгому кодексу этики. Законом довольны только профессиональные агентства. Во-первых, потому что должен снизиться негативный фон, создаваемый недобросовестными или «серыми» коллекторами. Коллекторский рынок будет чуть более ограничен, чем до этого. Соответственно, эффективность взыскания по некоторым показателям, скорее всего, снизится, но в любом случае, это большой шаг к цивилизованному и правильному финансовому рынку в части взыскания просроченной задолженности, – полагает Евгений Коровин.

За нарушения коллекторами требований, указанных в Законе «О защите прав и законных интересов физических лиц при осуществлении деятельности по возврату долгов», введены штрафы в размере от 50 тысяч до 500 тысяч рублей. А штраф за незаконную деятельность по возврату проблемной задолженности компанией, не включенной в единый реестр коллекторских агентств, может составить 2 миллиона рублей.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *