Криминологическая экспертиза виды

Криминологическая экспертиза виды

По характеру специальных познаний, используемых в них, судебные экспертизы принято подразделять на классы, роды и виды.

Наиболее распространенными являются экспертизы, относящиеся к классу так называемых традиционных криминалистических. Первоначально они базировались главным образом на положениях криминалистической техники и теории криминалистической идентификации. Однако внедрение в экспертную практику современных научно-технических достижений привело к тому, что в настоящее время при производстве этого класса экспертиз используются методы анализа изображений, кибернетические, физико-химические, антропометрические и многие иные методы.

Традиционные криминалистические экспертизы:

• судебно-почерковедческая экспертиза, исследующая почерк как систему движений, проявляющихся в рукописном тексте, подписи, цифровых обозначениях;

• судебно-автороведческая экспертиза, позволяющая по рукописному или печатному тексту установить его автора;

•технико-криминалистическая экспертиза документов, когда устанавливают способы изготовления документов и их подделки, восстанавливают содержание поврежденных документов, исследуют материалы документов (бумагу, красители и пр.);

•судебно-фототехническая экспертиза, в задачи которой входят установление групповой принадлежности фотоматериалов и негативов, условий съемки и изготовления фотоснимков, восстановления испорченных негативов и позитивов, идентификация объектов, изображенных на фотоснимках;

• судебно-трасологическая экспертиза производит исследование следов-отображений (в том числе следов ног и других частей тела человек, одежды и обуви, животных, орудий и инструментов, транспортных средств) с целью отождествления по ним идентифицируемых объектов.

• судебно-портретная экспертиза проводится с целью идентификации личности по фотоснимкам, а также по фотоснимкам и черепу;

• судебно-баллистическая экспертиза занимается исследованием огнестрельного оружия, следов его применения, боеприпасов, устанавливает обстоятельства выстрела и пригодность оружия для использования, дает возможность идентифицировать оружие по следам на пулях и гильзах;

• судебная экспертиза холодного оружия устанавливает, является ли объект исследования холодным оружием и можно ли использовать его, определяет способ изготовления холодного оружия;

• судебно-фоноскопическая экспертиза дает возможность идентифицировать человека по голосу, устанавливать по фонограмме его пол, возраст, анатомические особенности речеобразующего тракта, особенности интеллекта и другие свойства.

Судебно-медицинские экспертизы подразделяются по родам:

• судебно-медицинская экспертиза живых лиц, разрешающая задачи, связанные с определением степени тяжести повреждений, состояния здоровья, возраста человека, беременности, родов, абортов, алкогольного опьянения и др.;

• судебно-медицинская экспертиза трупов позволяет установить причину и время наступления смерти, механизм и обстоятельства причинения телесных повреждений, их характер и др.;

• судебно-медицинская экспертиза вещественных доказательств (крови, волос, выделений человека, костей и тканей) позволяет установить групповую принадлежность этих объектов, а в случае исследования крови и спермы — индивидуальную идентификацию лица, что особенно важно при расследовании убийств, изнасилований, нанесении тяжких телесных повреждений.

Судебно-психиатрические экспертизы назначаются для определения психического состояния лица, если возникают сомнения в его вменяемости.

• судебно-бухгалтерская экспертиза — установление материального ущерба, причин его образования и способствовавших этому условий, выявление недостач товарно-материальных ценностей, нарушений в ведении бухгалтерско учета и отчетности и др.;

• судебная товароведческая экспертиза — проводится для определения качества товаров, их артикулов, способов изготовления, соответствия отраслевым стандартам, причин порчи и убыли, размеров уценки;

• судебная планово-экономическая экспертиза — проводится в целях изучения процесса планирования производственной деятельности предприятий, объединений, организаций и для выявления связанных с этими вопросами злоупотреблений;

• судебная финансово-экономическая экспертиза — назначается для решения задач, касающихся финансовой деятельности предприятий, соблюдения законодательных актов, регулирующих их финансовые отношения с государственным бюджетом, выполнения договорных обязательств, распределения и выплаты дивидендов, операций с ценными бумагами, инвестициями и пр.

Как проводится криминалистическая экспертиза автомобиля 2019 году

Криминалистическая экспертиза автомобиля является обязательной мерой при постановке на учет в ГИБДД. Но данную процедуру можно заказать и в частном порядке, ведь она помогает уберечься от приобретения незаконно оформленного авто. В процессе проверки автомобиль тщательно исследуется экспертами на подлинность номеров, участие в ДТП, залог, кредит, угон.

Когда назначается криминалистическая экспертиза

В первую очередь экспертиза – обязательное условие при первичной или повторной регистрации машины в ГИБДД. Направить на такую процедуру может сотрудник инспекции, если он усомнился в оригинальности номеров кузова, узлов или агрегатов (во время технического осмотра или при остановке на посту).

Иногда автомобиль отправляется на проверку, если обнаружены затертые символы VIN-кода. Необходимо удостовериться, что номер не перебит и не подчищен.

Еще один вариант – проведение экспертизы автомобиля при возбуждении уголовного дела против его владельца. Это может быть ДТП со смертельным исходом, перевозка наркотических препаратов, оружия или контрабанды.

Распространенная причина проверки – работа с потенциально угнанными авто. Например, задержан угонщик, а в его собственности еще несколько автомобилей. Их целесообразно передать экспертам: возможно, машины в розыске.

Проверка бывает не только вынужденной. Криминалистическую экспертизу может заказать любой покупатель, если он сомневается в «чистом» прошлом интересующей его машины.

Что проверяется на экспертизе

Экспертная оценка предполагает проверку VIN-кода авто, номеров кузова, силового агрегата и шасси. При стирании символов номера одновременно подается запрос на подтверждение не криминального изменения маркировки автомобиля.

Это главные объекты проверки.

Помимо них исследуется:

  1. Подлинность документов на машину (паспорт транспортного средства, свидетельство о регистрации). Проверяются подчистки, исправления, фальсификации. Настоящий документ защищен оригинальными водяными знаками и голограммами, эксперт распознает подделку.
  2. Качество лакокрасочного покрытия. Эксперты выясняют, проводилась ли шлифовка и перекраска авто, проверяется наличие сокрытия и обработки сколов, вмятин и других внешних повреждений кузова.
  3. Статус машины в правовом поле. Проверяется база Федеральной таможенной службы, Министерства внутренних дел, Интерпола и списки банковских клиентов – для подтверждения, что автомобиль не находится в кредите или залоге.

Криминалистическая экспертиза на автомобиль осуществляется поэтапно:

  1. Сначала формулируется цель, с которой выполняют проверку (постановка на учёт, прохождение по делу, подозрение в угоне, частная проверка).
  2. Далее стороны заключают договор, если проверка выполняется не после ДТП: клиент вносит предоплату, его записывают на экспертизу.
  3. Затем подбирается эксперт-криминалист или формируется группа специалистов, ответственных за проверку.
  4. После этого следует непосредственно экспертиза: сравнивают номера деталей, изучают конструкцию авто, подают запрос на получение данных об истории машины.
  5. В рамках следующего этапа специалисты обрабатывают и анализируют результаты, после чего выдается заключение эксперта-криминалиста.

После проверки в ЭКУ нужно оформить необходимые заключения, постановления и зарегистрировать их в канцелярии. Порядок оформления описан на сайте http://ssap.ru/crime_exp.html (на примере 5 управления ГУВД Московской области).

Государственная и независимая криминалистическая экспертиза

Действующее законодательство разрешает проводить экспертизу любому лицу, которое обладает соответствующей квалификацией. Таковыми считаются специалисты, окончившие учебное заведение МВД. В ГУВД предусмотрен отдельный штат в экспертно-криминалистическом управлении (ЭКУ).

Выполнять независимую криминалистическую экспертизу для всех номеров агрегатов авто может только квалифицированный эксперт. Он вправе это делать, если обладает достаточным уровнем знаний в данной области.

Обязательный сертификат для экспертной деятельности не нужен после утраты силы законом «О сертификации продукции и услуг» (от 10. 06. 1993).

Лицензия для данного вида деятельности также не требуется. За исключением проверок в рамках уголовных дел, экспертизы ДТП и техосмотра выбор инстанции для проведения экспертизы остается за клиентом.

Для вышеуказанных случаев привлекаются сотрудники ЭКУ, все остальные типы проверок могут проводить как в МВД, так и у независимых экспертов. Какую инстанцию лучше выбрать?

Плюс государственной экспертизы в более тщательном подходе и надежных результатах. К тому же услуги эксперта ЭКУ обойдутся значительно дешевле, а если процедура проводится по инициативе органов, то она бесплатна. Недостаток ЭКУ – вывод по экспертизе нужно дольше ждать.

Частный эксперт отличается оперативностью проверки, но это сказывается и на стоимости услуги. Результат экспертизы бывает менее обширным из-за того, что базы МВД охватывают больше источников. Но степень надежности у частника ненамного ниже; большинство независимых экспертов – высококвалифицированные специалисты, поэтому результаты экспертизы будут качественными.

Еще один плюс большинства частных специалистов – возможность провести проверку на месте, которое укажет клиент. Специалисты с необходимым оборудованием выезжают по заказу для проведения мобильной экспертизы.

О том, можно ли стать независимым экспертом-оценщиком автомобилей и что для этого требуется, читайте в нашей отдельной статье.

Стоимость экспертизы

Цена криминалистической экспертизы автомобиля в отделении ГИБДД варьируется в зависимости от типа автомобиля. Четких ценовых рамок нет. Если инициатор проверки – ГАИ, то процедура бесплатная.

Независимый эксперт за свою работу возьмет от 5000 до 8000 рублей.

Результаты криминалистической экспертизы

После окончания работы эксперта оформляется заключение в письменном виде, в котором указано, чист ли автомобиль перед законом. Если в результате проверки обнаружено любое несоответствие номеров или другие правонарушения, автомобиль будет задержан или даже изъят.

В случае, когда экспертиза устанавливает подлинность всех номеров агрегатов и отсутствие внесения каких-либо изменений, водитель вправе составить судебный иск по отношению к сотруднику ГИБДД.

Обвинение будет сформулировано так: выяснилось, что оснований для направления на экспертизу не было, поэтому принуждение к проверке считается незаконным.

Более того, ошибка экспертов-криминалистов (как в ЭКУ, так и частных), уголовно наказуема по статье 307 УК РФ, которая говорит об ответственности за дачу экспертом заведомо ложных показаний.

Если ожидание результатов экспертизы затягивается, на время её проведения машину может зарегистрировать лично начальник ОВД, подписав письменное распоряжение. В таком случае выдается временная регистрация на срок до 3 месяцев. В течение этого срока водитель вправе эксплуатировать автомобиль без каких-либо ограничений.

Независимая оценка ущерба после ДТП: Видео

Криминологическая экспертиза – помеха на пути беззакония и некачественного правотворчества

Участники одной из экспертных групп Конгресса поднимут проблемы криминологической экспертизы евразийской транспортной системы. Какие разработки предлагают эксперты группы, насколько серьезна обстановка в этой области мы попросили рассказать руководителя группы Ивана Яковлевича Козаченко, заведующего кафедрой уголовного права Уральской государственной юридической академии, доктора юридических наук, профессора, заслуженного деятеля науки РФ.

Иван Яковлевич, прошлая сессия конгресса прошла под лейтмотивом правовых инноваций. Скажите, пожалуйста, что из тех инноваций, в разработке которых Вы принимали участие, получили дальнейшее развитие в течение последнего года?

— Это очень хороший вопрос. И как бы предугадывая, что он будет, я специально с собой взял такую старенькую-старенькую выдержку из журнала «Государство и право» 2002 года. Здесь два известных ученых-юриста, профессора С.В. Бородин и В.В Лунеев опубликовали крик своей души о том, что необходимо принятие федерального закона о криминологической экспертизе законов и иных правовых актов. С 2002 года два проекта федерального закона о криминологической экспертизе нормативных актов не принимаются. И я подозреваю, что здесь, помимо объективных факторов, имеется субъективный фактор. Чиновники бояться, что любая качественная криминологическая экспертиза, которой подвергнется проект закона, выявит не только пробелы, но и коррупционные слагаемые. Поскольку этот закон упорно не принимается, мы заняли не выжидательную, а наступательную позицию. Мы разработали программу, она так и называется – «Криминологическая экспертиза», по которой решили подготовить большую категорию специалистов – студентов, которые по выходу из стен академии могут прекрасно работать на высоком профессиональном уровне, занимаясь криминологическими экспертизами различных нормативных актов.

Что касается проблематики предстоящего летнего конгресса, бесспорно, нас волнует вопрос, прежде всего, безопасности евразийской транспортной системы. Почему именно безопасность? Потому что евразийская транспортная система – это очень многоуровневый, многослойный, очень противоречивый и многофункциональный механизм, который постоянно находится в движении. Чтобы обеспечить ее безопасность, надо проводить постоянно криминологическую экспертизу, то есть оценку всего спектра криминальных рисков и угроз.

Другие публикации:  Возврат товара ненадлежащего качества как оформить

Для нас сейчас вырисовывается 4 блока проблем, связанных с безопасностью. Ну, прежде всего, безопасная работа транспортной системы как таковой. Это новейшие достижения, технологии, которые будут способствовать тому, что евразийская транспортная система будет работать бесперебойно и в безопасных условиях.

Во-вторых, здесь нужно иметь в виду, что евразийская транспортная система будет все время совершенствоваться или, по крайней мере, корректироваться с учетом достижений отдельных государств или целого блока государств, которые будут задействованы в этом регионе или в этом территориальном образовании.

Сейчас идет разговор о том, что постепенно крупные города, в частности Екатеринбург, Москва и Санкт-Петербург, будут вводить систему скоростных перевозок пассажиров. Скоростная проблема или проблема скорости порождает очень много вопросов, без отработки которых говорить о реальном воплощении этого проекта несколько преждевременно. Чем выше скорость продвижения, тем больше проблем, которые связаны с безопасностью не только самого транспортного средства. Здесь нужно брать во внимание такие факторы, как террористические целевые установки. Они ведь как раз бьют по слабо защищенным звеньям. Это детские сады, школы, больницы и скоростные конструкции, которые объединяют людей на какой-то промежуток времени. Люди становятся заложниками. Относительно разработки новейших систем в городе Екатеринбурге, мы готовы сказать свое профессиональное слово.


Можно какой-то пример привести для понимания тем, кто не юрист?

— Пример из другой области, чтобы было понятно. Очень много сейчас споров, и даже ссор, и даже схваток по поводу точечной застройки. Например, ломают ЦУМ. Кто-то говорит: хорошо, кто-то говорит: плохо, кто-то говорит: ради чего, кто-то говорит: ради того то. В чем мы видим нашу беду? Застройка любого здания на какой-либо территории, которая уже заселена, бесспорно, связана со многими вопросами, в том числе не только нравственными, не только моральными, но и правовыми. И есть акты, которыми сотрясают застройщики, говоря, что у них все, с точки зрения закона, разрешено, и документы есть. Противодействующая сторона говорит: у нас есть документы обратного типа.

Мы видим свою задачу в том, чтобы все просчитать и выдать заинтересованным лицам заключение: что в этом районе постройка такого-то дома с заселением, скажем, десятков и сотен человек нецелесообразна. Почему? Потому что это отрицательно повлиять на криминогенную обстановку. Можно производить застройку, но нужно учитывать комплекс проблем. Вы не только дом возводите, а возводите все социокультурные помещения, здания, которые необходимы: детский садик, школа, досуговые, спортивные учреждения и т.д.

У нас в последние годы достаточно часто эксперты говорят о том, что действующий Уголовный кодекс устарел. Ваше мнение как специалиста в этой сфере?

— Это больной вопрос для меня. Уголовный кодекс не устарел. Он изнахрачен так, что там живого места не осталось. Весь кодекс на 90 процентов просто изменился. Ладно бы он изменился в лучшую сторону, стал бы более компактным, более взаимосвязанным, статьи со статьями, разделы с разделами. Но ведь там что творится! Трудно сказать. Иногда в пределах одной статьи противоречия. Наш Уголовный кодекс больной и безнадежный. Он родился ведь досрочно, его не доносили. Канадцы 30 лет писали кодекс. 30 лет! Спокойно. Зато открываешь кодекс, а там записаны такие слова: «Мы собрались (мы – законодатели), чтобы создать кодекс уголовный, который должен стать достоянием народа». Найдете ли вы у нас такие строчки даже в Конституции? Нет. А у них это в кодексе! Потому что бережно сохранили все, что было. Старое, старое, но сегодня работает.

Такие массивные знаковые законы, как кодекс, не применяются ни в одной нормальной стране в неспокойное время, в неустоявшиеся политические, экономические, нравственные устои. Кодекс принимать надо в спокойной стабильной обстановке. Тогда будет все продуманно. И потом надо приглашать специалистов составлять законы.

Сейчас у нас в стране этой экспертизы вообще не существует?

-Она проводится стихийно.

Т.е. от случая к случаю?

— Да, от случая к случаю.

Вы бы хотели, чтобы это все было централизовано, на постоянной основе?

— Конечно. Ведь люди, которые болеют душой за лучшее, за процветание нашей страны, они заинтересованы, в том, чтобы это было. Нам говорят, что это дополнительные затраты. Нет, это дополнительная помеха на пути беззакония и некачественного правотворчества.

Если касаться проблемы транспортной системы. Это настолько обширная сфера. Она втягивает неисчислимую массу населения, людей. И вот это, иногда непредсказуемое, а иногда предсказуемое скопление людей в определенном месте, при определенных обстоятельствах можно использовать как угодно во многих случаях. И в качестве натравливания для решения каких-то политических сиюминутных вопросов.

Во-вторых, когда люди находятся в таком состоянии, они, по сути дела, заложники своего рода. Последствия непредсказуемые. Террористы могут использовать такие скопления: пусть это будет движущийся поезд, самолет, вокзал или еще какое-то сооружение, — это очень уязвимые места. Я думаю, что одна экспертиза криминологическая не может дать ответы: как может повести себя толпа. Она чем опасна? Она непредсказуема в своем поведении. Склонить ее к чему-то очень легко. Люди в таком случае всегда эмоционально напряжены, и любая команда, условно говоря «фас», может их спровоцировать на любой шаг. Это тоже надо просчитывать. Скопления людей, проживающих в одном и том же месте, причем с разных территорий, с разным уровнем жизненного уклада, с различным мировоззрением. Это надо учитывать. Соблюдать нормы. У нас ведь нормы не соблюдаются очень многие: и плотности заселения, и плотности застройки, и плотности движения, и плотности скопления людей на тех же вокзалах, расторопной работы, кассовых аппаратов или кассиров, или пропускной системы. Это все создает дополнительные трудности.

А если речь вести о евразийской, межгосударственной системе, то должен быть механизм настолько отлажен в каждом государстве, участвующем в этом проекте, чтобы не было вот этих переходов. Или должны быть переходные, буферные зоны, которые должны снимать это напряжение. Опасность часто возникает при изменении вида транспортного средства: с воздушного на железнодорожный, с железнодорожного на автомобильный, и наоборот. Потом по территориям различные правовые режимы, пограничные зоны, другое государство, там другие правила, может быть. Поэтому унификация вот этого законодательства, проекты этих законов должны проходить межгосударственную криминологическую экспертизу, бесспорно. И тут уже надо приглашать специалистов из заинтересованных сторон.

Иван Яковлевич, перечислите основные вопросы и направления, которые будут обсуждать эксперты?

Начну вот с чего. Многие командиры и экипажи при посадке жалуются на то, что их ослепляют лазерными лучами. Проблема есть? Есть. Уголовный кодекс молчит. Этой проблемы для него не существует. Надо ее обсуждать? Бесспорно, надо. С активизацией межгосударственных связей эта проблема может вырасти в более серьезную. Это не шалость. Эксперты предлагают внести дополнение в Уголовный кодекс.

Второе. У нас участились случаи в сфере автомобильного транспорта, когда владелец транспортного средства предоставляет управление этим транспортным средством человеку либо находящемуся в состоянии опьянения, либо в силу усталости или недомогания не в состоянии управлять транспортным средством. У нас ответственность такая, знаете. Пальчиком можно погрозить! Надо обсуждать, проблема есть. Необходимо запрещать отдавать средство транспортное при определенных обстоятельствах.

Далее, есть такая статья 270 УК РФ, где речь идет о том, что при катастрофе, когда тонет корабль или иная какая-то катастрофа, вот скажем, такая как была у нас на Волге, капитан судна не оказывает помощь. И за это поплатилась часть капитанов. Но есть ситуация, когда капитана найти невозможно, хотя судно есть, и оно плавающее. Например, транспортное маломерное судно, где на судне один человек. Он и капитан, он и команда, он и матрос, он и шкипер, он и кок, и все, что угодно. Но командиром его назвать нельзя, приравнять к тем, кто имеется в виду в этой статье, потому что он не отвечает требованиям командира судна. Нет команды. Вот эту проблему, я думаю, надо решать, и мы будем обсуждать, что и как надо изменить в статье 270 УК РФ. Есть и другие предложения экспертов по внесению изменений в УК РФ, которые будем обсуждать.

У нас очень много появилось транспортных средств: морские, речные, даже воздушные, которые находятся в личной собственности граждан. А вот правовой режим пока не прописан.

Криминологическая экспертиза может быть не только нормативно-правовых актов, поэтому будем оценивать саму транспортную систему, разные ее элементы. Смотрите, что твориться на железной дороге! Вы проходили центральный вход? Там стоят дуги. Работник милиции спиной стоит к вам. И вы заходите, там все гудит, там все трещит. И хоть бы хны. Для чего, спрашивается, эти миллионы и миллиарды улетели. Так же на автовокзале. Значит надо оценивать принимаемые меры до их внедрения, в момент принятия решений.

Мы работаем в системе учебных заведений и должны заботиться о безопасности учреждений образовательного характера.

Я думаю, что вопросы, которые я обозначил, это только часть айсберга, которая наверху. Под водой еще много проблем.

Чтобы Вы пожелали нашим юристам?

— Когда меня спрашивают: вот все говорят плохо, плохо, житуха такая, и что мы можем в этом плане сделать? Я всегда отвечаю: на своем участке добросовестно выполняйте свои обязанности и больше ничего. И если представить мысленно, что все выполняют добросовестно, рай на земле ведь, рай.

Автор: Татьяна Андреева, пресс-секретарь Европейско-Азиатского правового конгресса

Опубликовано: Правовая газета «Статус» № 5.1 (15) 2012 С. 5

Криминалистические экспертизы

Криминалистические экспертизы представляют собой классические разновидности исследований, направленных на получение доказательной базы. Криминалистические экспертизы являются самыми ранними формами судебных исследований, вследствие чего обладают наиболее разработанной методической базой, включающей как традиционные, так и самые новейшие технологии осуществления анализа. Однако, несмотря на широчайшие возможности исследования, достоверность получаемого экспертного заключения зависит от добросовестности эксперта, его профессионального опыта и квалификации.

Задача криминалистических экспертиз заключается в представлении инициаторам исследования фактических данных относительно какого-либо происшествия, которые позволят сделать вполне определенные выводы о виновности или, наоборот, невиновности подозреваемого. Для производства криминалистических экспертиз эксперту передаются все собранные на месте преступления материалы, соответствующие разновидности производимого анализа. Кроме того, эксперт изучает имеющиеся у следствия или других инициаторов экспертизы документы, которые непосредственно относятся к анализируемому происшествию.

Криминалистические экспертизы могут быть относительно простыми и выполняться одним экспертом. В отдельных случаях для получения необходимой фактической информации в процессе исследования представленных материалов необходимо применение сочетания знаний из разных предметных областей. Если возникает такая потребность, криминалистические экспертизы проводятся комиссией специалистов по установленной для таких исследований процедуре.

Криминалистические экспертизы осуществляются первично и повторно. Повторные исследования необходимы, если уже готовые результаты были каким-либо образом скомпрометированы. Кроме того, в процессе расследования обнаруживаются новые данные и материалы, что также может повлечь за собой пересмотр уже сделанных выводов.

Разновидности криминалистических экспертиз

К данной группе относят так называемые традиционные криминалистические экспертизы, несмотря на то, что большинство из них производится с использованием современных методов и технологий. Выделяют следующие виды криминалистических экспертиз:

  1. Дактилоскопическая экспертиза. Исследование отпечатков пальцев, то есть следов, которые остаются на разнообразных поверхностях после прикосновения к ним рук человека. Это наиболее известный и часто используемый тип криминалистических экспертиз. Исследуются отпечатки пальцев и ладоней. Дактилоскопический анализ осуществляется с целью идентификации лиц, оставивших следы своих рук на предметах, обнаруженных на месте преступления. Современные компьютерные технологии облегчили проведение дактилоскопической экспертизы и повысили достоверность результатов.
  2. Почерковедческая экспертиза. Исследование анализирует подписи, небольшие записи, рукописные тексты, а также особенности почерка. С помощью данного анализа определяется личность человека, написавшего текст, а также устанавливается возраст, пол и даже психическое состояние писавшего. Часто исследование почерка применяется при расследовании самоубийств, если возникают подозрения в добровольном характере ухода человека из жизни.
  3. Портретная экспертиза. Исследует портретные изображения человека (фотографии, видеозаписи) для того, чтобы выявить особые атрибуты внешности и его личности. Экспертиза позволяет идентифицировать личность человека, определить его пол, возраст и другие особенности. Используется при расследовании случаев, связанных с различными уголовными или гражданскими делами (кражи, разбой, хищения, мошенничество и так далее). Иное название данного вида исследования – габитоскопия.
  4. Трасологическая экспертиза. Исследует следы предметов и веществ, оставленные на различных поверхностях, а также способ и обстоятельства их возникновения. Следы могут быть оставлены человеком, животным, механизмом и так далее. Следы могут представлять собой частицы вещества или характерные изменения целостности поверхности предмета, на котором они найдены, – порезы, разрывы, укусы, царапины, изменения цвета, результаты воздействия химических веществ и прочее.
  5. Технико-криминалистическая экспертиза документов. Это исследование восстанавливает условия, в которых создавались те или иные документы. Для этого эксперт анализирует сами документы, находящиеся в них оттиски штампов и печатей, подписи, ремарки и так далее. Кроме того, исследуются средства создания спорных документов – печатные устройства и расходные материалы, пишущие приборы и составы, бумага.
  6. Экспертиза давности создания документа. Применяется для выявления срока существования документа, для чего исследуются особенности бумаги, пишущих составов, чернил печатей и штампов и так далее. Данное исследование позволяет выявлять подложные документы, более позднее внесение исправлений в готовые документы. Часто подобный анализ необходим для разоблачения подлогов и мошенничества.
Другие публикации:  Мучительный спор

Правовая база, обеспечивающая проведение основных видов криминалистических экспертиз

При производстве криминалистических экспертиз специалист опирается на закон, описывающий процедуру осуществления экспертной деятельности в Российской Федерации. Данный закон имеет номер 73-ФЗ и дату публикации 31 мая 2001 года.

Статья 16 данного законодательного акта описывает обязанности эксперта, в том числе недопустимость разглашения полученных экспертом данных в ходе предварительного следствия.

Статья 17 Закона регламентирует права эксперта. В том числе в данной статье указано, что эксперт обладает правами, обеспеченными действующим процессуальным законодательством, но не указанными в данном законе.

Криминалистические экспертизы могут быть осуществлены с привлечением комиссии экспертов, причем в нее могут входить как эксперты одной специальности, так и специалисты из различных областей. Процедуру комиссионного проведения исследования описывают статья 22 (для специалистов одного профиля) и статья 23 (для экспертов нескольких специальностей).

Вопросы, которые могут быть заданы эксперту, который осуществляет производство криминалистических экспертиз

Перед началом производства какой-либо из криминалистических экспертиз инициатор исследования адресует эксперту определенный набор вопросов, ответы на которые будут составлять искомое сочетание фактов, необходимое для формирования выводов относительно расследуемого дела. Состав вопросов определяется разновидностью проводимого исследования, обстоятельствами дела и конечной целью экспертизы. Эксперту могут быть заданы следующие вопросы:

  1. Что можно сказать о личности человека, написавшего исследуемый текст?
  2. Каковы особенности исследованных отпечатков пальцев? Можно ли идентифицировать личность оставившего их человека?
  3. Написан ли данный текст одним человеком? Есть ли признаки того, что исследуемые записи были выполнены двумя (или более) людьми?
  4. Как давно был составлен и напечатан данный документ?
  5. Какой тип бумаги и какое печатающее устройство были использованы для подготовки данного документа?
  6. Каковы особенности пишущего состава, использованного для подписи исследованных документов?
  7. Следы какого химического вещества были обнаружены на представленном носителе?
  8. Каким образом данные следы были нанесены?
  9. Являются ли обнаруженные на конечностях исследуемого следы укусом дикого животного? Какого именно?
  10. Можно ли идентифицировать личность человека, изображенного на представленной видеозаписи?

8.4. Классификация видов криминалистической экспертизы. Проблема новых видов криминалистической экспертизы

сторически и на этой основе традиционно криминалистическую экспертизу подразделяют на судебную экспертизу документов, судебно-баллистическую экспертизу, трасологическую экспертизу и экспертизу по чертам внешности [811] (портретно-криминалистическую экспертизу, или криминалистическое установление личности по чертам внешности).

1) Криминалистическое исследование документов.

¨ Криминалистическая экспертиза почерка (почерковедческая экспертиза).

¨ Технико-криминалистическая экспертиза документов.

2) Трасологическая экспертиза.

¨ Механоскопическая трасологическая экспертиза.

¨ Гомеоскопическая трасологическая экспертиза.

¨ Криминалистическая экспертиза следов животных.

¨ Транспортно-трасологическая экспертиза (криминалистическая экспертиза следов транспорта).

¨ Трасологическая экспертиза с целью идентификации целого по частям.

3) Криминалистическая экспертиза оружия и боеприпасов.

4) Криминалистическое установление личности по внешним признакам [812] .

В современной классификации Е. Р. Россинской в класс традиционных криминалистических экспертиз автором включены следующие роды и виды экспертиз:

1. Почерковедческая экспертиза.

2. Технико-криминалистическая экспертиза документов.

3. Автороведческая экспертиза.

4. Трасологическая экспертиза:

¨ дактилоскопическая экспертиза (экспертиза следов рук);

¨ трасологическая экспертиза следов ног и обуви;

¨ трасологическая экспертиза следов зубов, губ и ногтей;

¨ трасологическая экспертиза следов орудий и инструментов (меха­носкопическая экспертиза)

¨ трасологическая экспертиза запирающих механизмов и сигнальных устройств;

5. Экспертиза восстановления уничтоженных маркировочных обозначений.

6. Фототехническая экспертиза.

7. Портретная экспертиза.

8. Фоноскопическая экспертиза.

9. Баллистическая экспертиза.

10. Экспертиза холодного оружия [813]

Таким образом, в основе детализации классификации видов криминалистической экспертизы лежит дальнейшая дифференциация ее объектов. Эту тенденцию можно проследить и применительно к методикам экспертного исследования: разрабатываются отдельные методики для исследования, например, подписей буквенного, цифрового письма и т. п. Однако эти процессы не затрагивают содержания перечня основных — названных впоследствии традиционными — видов криминалистической экспертизы, которая в последнее время пополнилась таким видами и подвидами, как автороведческая, фототехническая, фоноскопическая экспертизы, исследование денежных знаков и ценных бумаг и др.

Развитие всех видов судебной экспертизы на базе общего прогресса науки, появление новых методов и объектов исследования, процессы ин­теграции и дифференциации научного знания не могли не отразиться на криминалистической экспертизе и ее теоретических основах. На повестку дня был поставлен вопрос о пополнении перечня криминалистических экспертиз новыми видами и, как следствие, о критерии отграничения криминалистической экспертизы от других видов судебной экспертизы.

До известного времени эта задача успешно решалась по линии пред­мета экспертизы. В 1961 г. А. И. Винберг писал по этому поводу: “Для от­граничения сферы криминалистической экспертизы от судебно-медицин­ской, судебно-химической и других видов судебной экспертизы могут быть предложены два критерия — основной и производный. Основной критерий относится к главной задаче экспертизы: индивидуальная идентификация — это сфера криминалистической экспертизы, и родовая идентификация — сфера судебной физики, химии и т. д. Производный критерий относится к вспомогательным задачам экспертизы (к неидентификационным): степень близости к основной науке — криминалистике — в одних случаях, и к физике, химии, биологии и т. п. — в других” [814] .

Однако уже очень скоро под сомнение был поставлен основной критерий разграничения. Была признана правомерность производства некоторых идентификационных исследований судебными медиками с испо­льзованием трасологических методов, высказаны суждения о существовании, наряду с криминалистической и медицинской, автотехнической, агробиологической, товароведческой и иных видов судебной идентификации [815] . Индивидуальная идентификация перестала рассматриваться как сфера только криминалистической экспертизы. Этому предшествова­ло упоминание среди объектов криминалистической экспертизы матери­алов и веществ.

Сейчас трудно сказать, кому принадлежит пальма первенства в провозглашении экспертизы материалов и веществ новым видом именно криминалистической экспертизы. Во всяком случае, уже в 1959 г. В. К. Лисиченко включил этот вид экспертизы в криминалистическую экспертизу, имея в виду исследование волокнистых материалов, красителей, лаков, горюче-смазочных материалов и других веществ [816] .

На первых порах аргументация сторонников расширения перечня видов криминалистической экспертизы за счет отнесения к ней экспертизы материалов веществ была весьма туманной и расплывчатой. Так, В. К. Лисиченко в указанной работе обосновывал это тем, что используемые в криминалистической экспертизе аналитические (биологические, химические) методы являются подчиненными по отношению к сравнительному методу, применение которого составляет содержание криминалистической экспертизы.

Существенным для аргументации сторонников новых видов криминалистических экспертиз было утверждение В. С. Митричева и некоторых других криминалистов о возможности индивидуальной идентификации — хотя бы в принципе — жидких и сыпучих тел. Хотя это утверждение до сих пор остается спорным [817] , оно становится ключевым для решения рассматриваемой проблемы. Система доказательств теперь строится примерно таким образом.

Определяющим признаком криминалистической экспертизы является решение ею задачи индивидуальной идентификации. До настоящего вре­мени идентификация считалась возможной только в отношении твердых тел с устойчивыми пространственными границами и выраженным рель­ефом. Экспериментально доказана возможность идентификации жидких и сыпучих тел, обладающих при определенных условиях выраженной индивидуальностью. Поскольку ни химия, ни физика, ни иные естественные науки не решают задачи установления индивидуального тождества, а жидкие и сыпучие вещества, в рассматриваемом случае исследуются именно в этих целях, такая экспертиза является криминалистической.

А. Р. Шляхов, который, как указывалось, утверждал, что существует идентификация автотехническая (объекты: бензин, керосин, смазочные масла и т. п.), агробиологическая (объекты: стебли, листья, мука, крахмал и т. п.), товароведческая (объекты: ткани и их красители, москательные товары и т. п.) и т. д. [818] и что “тенденция расширить круг объектов криминалистической идентификации, хотя и определена тем, что от­вечает потребностям судебно-следственной практики, отражает, по суще­ству, желание криминалистов объять различные виды судебной идентификации, подменив их так называемой криминалистической идентификацией” [819] , отнес к объектам криминалистической идентификации лишь документы, различного рода следы и фотографические снимки. Однако в более поздних его работах мы не встречаем ни подобной классификации видов судебной идентификации, ни такого перечня объектов криминалистической идентификационной экспертизы. Это и понятно: разделяя взгляды сторонников признания исследования жидких и сыпучих тел кри­миналистической экспертизой, он уже не мог писать, например, об автотехнической, агробиологической, или почвоведческой идентификации [820] .

Помимо основного аргумента — решения экспертизой жидких и сыпучих тел идентификационных задач, — сторонники рассматриваемой концепции подкрепляют свою позицию следующими обоснованиями.

1. Научные основы экспертизы материалов и веществ — это не только соответствующие данные химии, физики, биологии и других естест­венных наук, но и криминалистики, представленной теорией криминалистической идентификации [821] . Более того, теория криминалистической идентификации является методологической основой криминалистического исследования материалов и веществ. “Стремление вести такого рода исследования на основе методологических положений других наук (химии, биологии и т. п.) приводит к выхолащиванию специфически криминалистического их содержания, лишает органы расследования и суды важной информации об обстоятельствах дела” [822] .

2. Судебная аналитическая химия, объектом исследования которой являются почва, горюче-смазочные материалы, лакокрасочные покрытия, волокнистые и другие материалы, яды, наркотики и т. п., “имеет задачи, разрабатывает и использует некоторые методы, которых не знает общая аналитическая химия. Это устраняет, по-видимому, возражения, выдвигавшиеся против включения экспертизы материалов (веществ) в число криминалистических экспертиз” [823] . Иными словами, методы этих экспертиз не разрабатываются в соответствующих естественных науках, и поэтому экспертизы должны считаться криминалистическими.

“При таком положении, — заключает В. С. Митричев, — отрицание принадлежности рассматриваемых видов исследований к числу криминалистических вообще, по нашему мнению, допустимо лишь в случаях, когда авторы соответствующих точек зрения смогут точно указать, в рам­ках какой именно естественной или технической науки, по их мнению, в настоящее время возможно определение специальной групповой принадлежности материалов, веществ и изделий и отождествление образованных этими материалами и веществами индивидуально определенных материальных объектов” [824] .

Другие публикации:  Мск страховой случай

3. На принадлежность к криминалистическим экспертизам рассматри­ваемых видов исследований указывает характер специальных познаний, которыми должен обладать выполняющий их эксперт. В их содержание входят знания о свойствах и признаках объектов; о методах анализа материалов и веществ; содержании и методах сравнительного исследования; о методах и критериях оценки признаков (В. С. Митричев).

Не останавливаясь на ряде менее существенных доводов, попытаемся проанализировать обоснованность приведенных аргументов.

Решение экспертизой идентификационных задач не является исключительным признаком, свидетельствующим о ее криминалистической при­роде. Действительно, во многих случаях криминалистическая экспертиза — экспертиза идентификационная. Но, как известно, кроме отождествле­ния, она решает и классы других задач и остается при этом криминалис­тической экспертизой. Следовательно, характеристики решаемых экспер­тизой задач еще недостаточно для категорического причисления ее к то­му или иному виду судебной экспертизы, для определения ее “родовой принадлежности”. Кроме того, не следует забывать, как уже отмечалось, что возможность индивидуальной идентификации материалов и веществ даже при той трактовке индивидуального объекта, которую предлагают ее сторонники, признана еще далеко не всеми криминалистами и на ранг бесспорного исходного положения претендовать пока не может.

Для отграничения одного вида судебной экспертизы от другого или для причисления экспертизы к тому или иному известному виду экспертиз недостаточно какого-либо отдельного признака. Это неоднократно и совершенно правильно отмечается самими сторонникам криминалистической природы экспертизы материалов и веществ.

Мы с удовольствием присоединяемся к этой правильной точке зрения. Хотелось бы только сказать, что к трем названным признакам, отличающим один вид экспертизы от другого, следует добавить и четвертый — характер специальных познаний, играющих доминирующую роль при решении задач данного вида экспертизы. Если подойти с точки зрения этого критерия к оценке природы экспертизы материалов и веществ, то окажется, что в структуре специальных знаний, которыми должен обладать осуществляющий эту экспертизу специалист, как это будет показано нами далее, вообще отсутствуют специфически криминалистические познания или в лучшем случае они представлены лишь познаниями в области теории криминалистической идентификации.

Так обстоит дело с основным доводом сторонников рассматриваемой концепции.

В качестве одного из дополнительных аргументов утверждается, что методологической основой исследования материалов и веществ явля­ется теория криминалистической идентификация. Это положение представляется неубедительным по следующим основаниям.

Методологические основы любого вида криминалистической экспертизы, даже если это экспертиза чисто идентификационная, не исчерпываются теорией криминалистической идентификации, как не исчерпывается ею и методология криминалистики в целом как науки. К мето­дологическим основам экспертизы относится и ее понятийный аппарат, и система принятых в ней классификаций, и, что самое существенное в данном случае, учение о методах исследования. Но методы этой экспертизы — это методы химии, почвоведения, физики и других естественных и отчасти технических наук.

В этом легко убедиться на примере “криминалистического” исследования почв, в перечне методов которого фигурируют лишь методы естественно-научного характера: микроскопия фракционного состава, определение градиента плотности, геолого-минералогический анализ, опре­деление реакции среды, реакции на карбонаты, соединения железа и меди, на ионы аммония, кальция, хлориды и т. д.; анализы — ферментный, спорово-пыльцевой, органический элементный и т. п. [826] С учетом этого, едва ли можно утверждать, что подобные исследования должны проводиться только на основе методологических положений теории криминалистической идентификации.

Использование одной наукой теоретических концепций другой науки (явление обычное в наше время в условиях НТП) не означает изменения природы этой “воспринимающей” науки. Использование, например, суде­бной медициной положений и методов той же криминалистической идентификации никак не отразилось на медицинской природе и сущности этой науки. То, что в содержание научных основ судебно-медицинской экспертизы на правах их элемента могут войти те или иные положения теории криминалистической идентификации, не превращает эту экспертизу в криминалистическую. Точно так же, по нашему мнению, обстоит дело и с научными основами экспертизы материалов и веществ, включение в содержание которых положений теории криминалистической идентификации вовсе не означает их “окриминализирования”.

Довод о том, что экспертиза материалов и веществ должна считаться криминалистической потому, что ее методы не разрабатываются соответствующими естественными науками, как следует из примера с экспертизой почв, необоснован. Можно согласиться, что в естественных науках действительно, может быть, не разрабатываются некоторые методы, обусловленные известной спецификой задач такой экспертизы, что многие из этих задач, действительно, не решаются этими науками; но отсюда опять-таки совсем не следует, что в силу этих причин экспертизу материалов и веществ следует признать криминалистической. Ее возможности, методы и методики формулируются и разрабатываются не криминалистами, которым это просто не под силу по роду их специальных познаний [827] .

Об этом правильно писал А. Н. Васильев: “Можно, конечно, подучить эксперта-криминалиста, например трасолога, для участия в расследовании автопроисшествий и поджогов, но это не сделает его ученым в области специальных наук, а лишь ремесленником для простых случаев. Ведь для разрешения многих вопросов необходимы прочные теоретические знания и постоянная связь с науками и с изменяющей практикой” [828] . Криминалист, разумеется, может овладеть тем или иным естественнонаучным или техническим методом и использовать его в своей практике (известно, что расширение арсенала таких методов — одна из тенденций развития криминалистической экспертизы), однако от него едва ли правомерно ожидать разработки таких методов, то есть такого решения задачи, которое должно выполняться не на дилетантском, а на профессиональном уровне.

Что же касается риторического вопроса, заданного В. С. Митричевым своим вероятным оппонентам: где, если не в криминалистике, разрабатывать методы и решать задачи экспертизы материалов и веществ? — то следует заметить, что ответ на него давно имеется. О формировании на базе “материнских” наук и судебно-следственной практики специальных экспертных отраслей знания писал А. А. Эйсман [829] . О закономерностях этого процесса и его особенностях в зависимости от ряда условий детально говорится в концепции судебной экспертологии А. И. Винберга и Н. Т. Малаховской. В рамках таких экспертных отраслей знания и следует осуществлять необходимые научные исследования и разработки проблемы экспертизы материалов и веществ [830] .

Фактически так и происходит. На наших глазах формируются новые отрасли экспертных научных знаний, которые организационно, в силу сложившейся традиции, связаны с криминалистической экспертизой, ибо развиваются под одной с ней крышей комплексных экспертных учреждений и нередко по инициативе и при некотором участии отдельных ученых-криминалистов. Прилагательное “криминалистические” в их названии ничего не прибавляет к их существу и возможностям, оно не обос­новывает ни их актуальности, ни их практической важности и перспективности, ни авторитета в глазах практики, которая только дезориентируется этим термином.

Наконец, несколько слов о последнем аргументе сторонников рассматриваемой концепции.

В. С. Митричев, описывающий структуру специальных познаний эксперта, выполняющего исследование материалов и веществ, сам вынужден признать, что специфичными являются лишь знания эксперта в области процессуальных условий его деятельности и оценки результатов исследования [831] . Однако этого совершенно недостаточно, чтобы признать криминалистическими познания экспертов данного профиля. Так что и этот аргумент, как нам кажется, не выдерживает критики.

Что же касается вопроса о том, какой все-таки является экспертиза материалов и веществ, если уж так необходимо добавить к ее названию обозначение рода или класса, то нам представляется, что имеет смысл принять предложение, неоднократно высказывавшееся В. А. Пучковым, считающим эти исследования материаловедческими [832] .

Отрицание правомерности включения экспертизы материалов и веществ в число криминалистических экспертиз отнюдь не означает, что круг криминалистических экспертиз остается неизменным, что не могут возникать новые виды криминалистической экспертизы. Такое утверждение было бы равносильно отрицанию развития криминалистической науки и судебно-следственной практики.

Мы полагаем, что процесс возникновения новых видов криминалистической экспертизы может протекать двояким образом.

Новые виды криминалистических экспертиз могут возникать, как результат дробления традиционных видов в связи с появлением новых объектов данного класса либо новых методов исследования или новых задач. Этот процесс можно наблюдать на примере фототехнической экс­пертизы кинофотодокументов, отпочковывающейся от технического исследования документов и в то же время берущей на вооружение некоторые принципы и методы трасологической экспертизы. В составе технического исследования документов приобретает все более самостоя­тельный характер экспертиза денежных знаков и ценных бумаг; из судебного почерковедения выделилась автороведческая экспертиза и т. п.

Новые виды криминалистических экспертиз могут возникать и другим путем: как следствие поиска инструментальных средств и методов решения традиционных криминалистических задач. Думается, что именно таков путь возникновения таких новых видов криминалистической экспертизы, как фоноскопическая и одорологическая (одорографическая).

Идентификация человека по признакам голоса и речи — традиционная криминалистическая задача, решавшаяся ранее средствами криминалистической тактики: путем предъявления для опознания. Стремление объективизировать результаты опознания по голосу и речи, с одной стороны, и широкое распространение звукозаписывающей аппаратуры, в связи с чем возникла потребность в разработке методики отождествления человека по фонозаписям, — с другой, вызвали к жизни появление фоноскопической экспертизы. Как самостоятельный вид криминалистической экспертизы фоноскопическая экспертиза интенсивно развивается и, возможно, со временем, когда расширятся ее возможности, превратится в криминалистическую акустическую экспертизу [833] .

Столь же традиционной криминалистической задачей является установление человека по запаху. Эта задача решается с помощью служебно-розыскных собак в процессе проведения соответствующего оперативно-розыскного мероприятия. Стремление использовать одорологиче­ские методы в доказывании диктует необходимость развития как органо­лептической, так и одорографической экспертиз, то есть новых средств решения этой традиционной задачи криминалистики.

Вообще следует заметить, что при выделении из существующих или разработке новых видов криминалистических экспертиз и констатации их криминалистической природы весьма важную роль играет именно традиционное представление о видах, объектах и задачах криминалистической экспертизы. Говоря об исторически сложившейся системе специализированных экспертных знаний, А. А. Эйсман совершенно справед­ливо отмечал, что при их разграничении “только сочетание аналитического и исторического подхода к решению подобных вопросов может привести к удовлетворительному ответу. Любые теоретические выводы должны строиться с учетом исторически сложившегося распределения функций между различными учреждениями и распределения знаний между отраслями науки” [834] . При разграничении экспертиз следует руководствоваться комплексным критерием, включающим представления о предмете и целях данного вида экспертизы, ее объекте, методах и характере обосновывающего знания и учитывающим генезис ее развития.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *