Судебная практика по договору страхования предпринимательских рисков

Энциклопедия судебной практики. Страхование. Страхование предпринимательского риска (Ст. 933 ГК)

Энциклопедия судебной практики
Страхование. Страхование предпринимательского риска
(Ст. 933 ГК)

1. Под страхованием предпринимательского риска понимается страхование риска убытков от предпринимательской деятельности из-за нарушения обязанностей контрагентами предпринимателя или изменения условий этой деятельности по независящим от предпринимателя обстоятельствам

По договору имущественного страхования могут быть застрахованы риск убытков от предпринимательской деятельности из-за нарушения своих обязательств контрагентами предпринимателя или изменения условий этой деятельности по независящим от предпринимателя обстоятельствам, в том числе риск неполучения ожидаемых доходов — предпринимательский риск (ст. 933 Гражданского кодекса Российской Федерации).

По договору имущественного страхования могут быть, в частности, застрахованы риск убытков от предпринимательской деятельности из-за нарушения своих обязательств контрагентами предпринимателя или изменения условий этой деятельности по не зависящим от предпринимателя обстоятельствам, в том числе риск неполучения ожидаемых доходов — предпринимательский риск (статья 933).

2. Договор, предусматривающий обязанность страховщика возместить страхователю (подрядчику) убытки, причиненные ему в результате нарушения заказчиком по договору подряда обязанности по оплате работ, квалифицирован судом как договор страхования предпринимательского риска

Между открытым акционерным обществом (страховщик) и открытым акционерным обществом (страхователь) заключен договор страхования, предметом которого является обязанность страховщика возместить страхователю убытки, причиненные ему в результате неисполнения (ненадлежащего исполнения) обществом с ограниченной ответственностью [заказчик] перед открытым акционерным обществом (подрядчик) обязательств по оплате работ, выполненных по первому этапу договора на выполнение проектных работ (пункты 1.2, 3.1 договора страхования).

Ответчик, являясь профессиональным участником рынка страховых услуг и считая себя добросовестным контрагентом, осознавал правовые последствия заключения таких договоров.

Поэтому суд апелляционной инстанции признал спорный договор страхования договором страхования риска убытков от предпринимательской деятельности из-за нарушения своих обязательств контрагентом истца, в том числе риска неполучения ожидаемых доходов, соответствующим закону (статья 933 ГК РФ).

3. Договор, объектом страхования по которому является риск страхователя по возмещению третьим лицам убытков, причиненных деятельностью страхователя, следует квалифицировать как договор страхования ответственности, а не как договор страхования предпринимательского риска

Суд апелляционной инстанции, отменяя решение суда первой инстанции, указал, что с учетом субъектного состава договора страхования (полис), условий Правил страхования и характера предпринимательской деятельности ООО договор следует квалифицировать в качестве договора страхования предпринимательского риска (ст. 933 ГК РФ: по договору страхования предпринимательского риска может быть застрахован предпринимательский риск только самого страхователя и только в его пользу. Договор страхования предпринимательского риска лица, не являющегося страхователем, ничтожен. Договор страхования предпринимательского риска в пользу лица, не являющегося страхователем, считается заключенным в пользу страхователя).

Судом апелляционной инстанции не принято во внимание, что договор страхования риска ответственности за причинение вреда считается заключенным в пользу лиц, которым может быть причинен вред (выгодоприобретателей), даже если договор заключен в пользу страхователя или иного лица, ответственных за причинение вреда, либо в договоре не сказано, в чью пользу он заключен.

Характер осуществления ООО предпринимательской деятельности (экспедиторские услуги) также не свидетельствует, что по договору застрахован предпринимательский риск.

Таким образом, суд кассационной инстанции приходит к выводу, что судом первой инстанции правомерно оценены условия договора страхования как договор страхования ответственности за причинение вреда (ст. 931 ГК РФ).

4. Поскольку заказчик не оплатил принятые работы в договорный срок, суд признал наступившим страховой случай по договору страхования предпринимательского риска подрядчика

Поскольку акт сдачи-приемки работ по договору на выполнение проектных работ подписан сторонами, а в предусмотренный договором срок (пункт 3.3) заказчик (третье лицо) оплату стоимости данных работ не произвел, суд апелляционной инстанции признал факт ненадлежащего исполнения заказчиком (третье лицо) обязательств по оплате работ, выполненных по первому этапу договора.

С учетом установленных обстоятельств и принимая во внимание нормы статьи 933 ГК РФ, суд апелляционной инстанции пришел к правомерному выводу о наступлении страхового случая, предусмотренного договором страхования, являющегося основанием для выплаты страхового возмещения.

5. Условие договора облигаторного непропорционального перестрахования, касающееся его применения ко всем убыткам, происшедшим по договорам страхования, сострахования, факультативного перестрахования и ретроцессии, заключенным дочерними и зависимыми предприятиями перестрахователя, является ничтожным

В соответствии со статьей 933 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору страхования предпринимательского риска может быть застрахован предпринимательский риск только самого страхователя и только в его пользу.

Следовательно, в статье 933 Кодекса установлен прямой запрет страхования предпринимательского риска иного лица, кроме самого страхователя, в связи с чем пункт 2.1 статьи 2 договора облигаторного непропорционального перестрахования является ничтожным в части применения настоящего договора ко всем убыткам, происшедшим по договорам страхования, сострахования, включая договоры факультативного перестрахования и ретроцессии, заключенным дочерними и зависимыми предприятиями перестрахователя.

6. Договор уступки права требования, предусматривающий переход права требования страховой выплаты по договору страхования предпринимательского риска в пользу иного лица, не являющегося страхователем, признается ничтожным

Определением суд первой инстанции повторно отказал ООО в удовлетворении заявления о замене истца.

Суд первой инстанции исходил из невозможности уступки права требования по договору страхования предпринимательского риска в пользу иного лица, не являющегося страхователем (статья 933 Гражданского кодекса Российской Федерации). Сделан вывод о ничтожности договора уступки права требования, по которому право требования страховой выплаты и процентов за несвоевременную уплату страховой выплаты перешло к ООО.

7. Договор страхования гражданской ответственности при осуществлении страхователем частной охранной деятельности следует квалифицировать как договор страхования предпринимательского риска

Доводы кассационной жалобы о том, что договор страхования следует квалифицировать как страхование ответственности по договору (статья 932 Гражданского кодекса Российской Федерации), несостоятельны. В силу пункта 3 названной статьи риск ответственности за нарушение договора считается заключенным в пользу стороны, перед которой по условиям договора страхователь должен нести соответствующую ответственность, — выгодоприобретателя, даже если договор страхования заключен в пользу другого лица либо в нем не сказано, в чью пользу он заключен. Заключенный между сторонами договор страхования [гражданской ответственности при осуществлении частной охранной деятельности] вышеназванному условию не соответствует, поскольку он заключен в пользу самого страхователя. Это позволяет отнести договор к договору страхования предпринимательского риска.

Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

В «Энциклопедии судебной практики. Гражданский кодекс РФ» собраны и систематизированы правовые позиции судов по вопросам применения статей Гражданского кодекса Российской Федерации.

Каждый материал содержит краткую характеристику позиции суда, наиболее значимые фрагменты судебных актов, а также гиперссылки для перехода к полным текстам.

Материал приводится по состоянию на 1 июля 2018 г.

См. информацию об обновлениях Энциклопедии судебной практики

При подготовке «Энциклопедии судебной практики. Гражданский кодекс РФ» использованы авторские материалы, предоставленные творческим коллективом под руководством доктора юридических наук, профессора Ю. В. Романца, а также М. Крымкиной, О. Являнской (Части первая и вторая ГК РФ), Ю. Безверховой, А. Вавиловым, А. Горбуновым, А. Грешновым, Р. Давлетовым, Е. Ефимовой, М. Зацепиной, Н. Иночкиной, А. Исаковой, Н. Королевой, Е. Костиковой, Ю. Красновой, Д. Крымкиным, А. Куликовой, А. Кусмарцевой, А. Кустовой, О. Лаушкиной, И. Лопуховой, А. Мигелем, А. Назаровой, Т. Самсоновой, О. Слюсаревой, Я. Солостовской, Е. Псаревой, Е. Филипповой, Т. Эльгиной (Часть первая ГК РФ), Н. Даниловой, О. Коротиной, В. Куличенко, Е. Хохловой, А.Чернышевой (Часть вторая ГК РФ), Ю. Раченковой (Часть третья ГК РФ), Д. Доротенко (Часть четвертая ГК РФ), а также кандидатом юридических наук С. Хаванским, А. Ефременковым, С. Кошелевым, М. Михайлевской.

Страхование предпринимательского риска

Страхование предпринимательского риска

Впервые в качестве отдельного объекта имущественного страхования в ГК назван предпринимательский риск (п. 2 ст. 929, ст. 933) и, соответственно, в качестве самостоятельного вида имущественного страхования — страхование предпринимательского риска. Согласно п. 2 ст. 929 ГК под предпринимательским риском понимается риск убытков от предпринимательской деятельности из-за нарушения своих обязательств контрагентами предпринимателя или изменения условий этой деятельности по не зависящим от предпринимателя обстоятельствам, в том числе риск неполучения ожидаемых доходов.

Таким образом, объектом страхования выступают имущественные интересы страхователя, связанные с неполучением ожидаемых доходов (выгоды) из-за нарушения контрагентом своих обязательств либо с появлением каких-то внешних обстоятельств, на которые предприниматель не может повлиять (например, изменение законодательства). В этом случае договор страхования может рассматриваться как своеобразный способ обеспечения исполнения обязательства по основному договору, заключенному страхователем.

Предпринимательская деятельность определяется в законодательстве как самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке (ч. 3 п. 1 ст. 2 ГК).

Следовательно, под предпринимательским риском понимается риск убытков, которые могут возникнуть у предпринимателя вследствие нарушения своих обязательств его контрагентами, а также в связи с изменением условий его предпринимательской деятельности по не зависящим от самого предпринимателя обстоятельствам, в том числе риск неполучения им ожидаемых доходов (п. 2 ст. 929 ГК). В литературе дается следующее определение видов страхования предпринимательских рисков:

1. Страхование убытков по сделкам продажи товаров, выполнения работ, оказания услуг, иного имущества предпринимателей.

2. Страхование рисков потерь денежных средств (и доходов от них) в финансово-кредитных организациях, в том числе находящихся в банках на срочных депозитных счетах, на пластиковых кредитных картах, вследствие неликвидности (неплатежеспособности) или банкротства; значительного роста инфляции.

3. Страхование рисков утраты предпринимателем-должником обеспечения им обязательства перед кредитором по кредитному договору, договору займа, ипотеке вследствие обесценивания ценных бумаг, ухудшения платежеспособности или банкротства поручителя, гаранта.

4. Страхование инновационных рисков. Объектами страхования должны быть лишь имущественные интересы, связанные с убытками в виде потерь прибыли и непокрытых затрат в результате остановки производства из-за выявившихся случайных конструктивных, технологических упущений, недоработок в том или ином виде осваиваемой новой сложной техники, технологии либо нового продукта производства, ошибок персонала при использовании новшеств. Затраты на конструкторскую, технологическую доработку новшества собственными силами предпринимателя-страхователя также должны покрываться данным видом страхования.

5. Гибель, повреждение новых видов техники (в результате стихийных бедствий, пожара, аварии и других неблагоприятных событий, не зависящих от этой техники), неисправности, поломки ее при работе с квалифицированным обслуживающим персоналом или брак, полученный при ее использовании вследствие событий, являющихся страховыми, относятся к страхованию технических рисков.

6. Страхование рисков остановки производства (иного вида предпринимательской деятельности) из-за утраты или повреждения его составляющих элементов вследствие событий естественно-природного, техногенного, иного характера. Страхование работоспособности элементов и/или систем производства в целом в действующей зарубежной и отечественной практике страхования именуется обычно как «страхование от перерывов (остановок) производства».

7. Страхование рисков убытков предпринимателя от разглашения служебной или коммерческой тайны.

8. Страхование риска банкротства предпринимателя — юридического лица или индивидуального предпринимателя (за исключением фиктивного банкротства) .

Сюда же можно добавить страхование риска перерыва в производственной и коммерческой деятельности, неплатежей, задержки в доставке товаров, ответственности производителя и продавца по Закону о защите прав потребителей.

Страховая сумма, которая будет выплачена по договору страхования предпринимательского риска, определяется соглашением страхователя со страховщиком в пределах страховой стоимости, которой считаются убытки от предпринимательской деятельности, могущие быть понесенными страхователем при наступлении страхового случая (п. 2 ст. 947 ГК).

Предпринимательский риск может быть застрахован от разных страховых рисков как по одному, так и отдельным договорам страхования, в том числе по договорам с разными страховщиками. В этом случае допускается превышение общей страховой суммы по всем договорам над страховой стоимостью.

Под убытками предпринимателя понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы это право не было нарушено (упущенная выгода). Применительно к коммерческим организациям и индивидуальным предприятиям упущенной выгодой является неполученная прибыль этой организации, Если лицо, нарушившее право, получило вследствие этого доходы, то лицо, право которого нарушено, вправе требовать возмещения наряду с другими убытками упущенной выгоды в размере не меньшем, чем такие доходы.

Как показывает судебная практика, упущенная выгода подлежит возмещению крайне редко. Формулировки отказа судов в исковых требованиях в основном содержат ссылку на отсутствие документально подтвержденных данных размера упущенной выгоды, вероятности ее получения, причинно-следственной связи с нарушением договора.

Страхование предпринимательского риска охватывает широкий круг явлений. Поскольку основной целью предпринимательской деятельности является систематическое извлечение прибыли, главными рисками, от которых производится страхование, выступают неполучение ожидаемого (обычного) дохода (упущенной выгоды) и расходы на восстановление нарушенных прав. Договоры страхования могут заключаться в отношении любой сферы предпринимательской деятельности, обеспечивая страховой защитой операции по многим видам сделок.

По договору страхования предпринимательского риска, исходя из смысла ст. 933 ГК РФ, может быть застрахован риск только самого страхователя и только в его пользу. Следует иметь в виду, что договор страхования предпринимательских рисков, заключенный страхователем в пользу третьего лица — выгодоприобретателя, считается заключенным в пользу страхователя. В данном случае налицо ничтожность только одного условия договора — о выгодоприобретателе. Все остальные условия сохраняют силу в отношении самого страхователя.

Если страхователь в момент заключения договора был предпринимателем, а затем до наступления страхового случая лишился этого статуса, договор прекращается на основании ст. 958 ГК. Договор признается ничтожным в случае его заключения лицом, не являющимся предпринимателем.

Другие публикации:  Расписка при побоях

Страхователями по договору страхования предпринимательских (финансовых) рисков могут быть юридические лица любых организационно-правовых форм и индивидуальные предприниматели, заключившие со страховщиком договор страхования. Договор страхования финансовых рисков особо актуален для лиц, вкладывающих свои средства в финансовые инструменты и прежде всего в ценные бумаги.

Как было отмечено в п. 10 Обзора практики рассмотрения споров, связанных с исполнением договора страхования (приложение к информационному письму Президиума ВАС РФ от 28 ноября 2003 г. N 75), страховщик при страховании риска убытков, причиненных контрагентами страхователя, приобретает права в порядке суброгации, если иное не предусмотрено договором имущественного страхования.

В качестве примера приводится следующее дело.

Страховщик, уплативший страхователю возмещение по договору страхования предпринимательского риска, обратился в арбитражный суд с иском к контрагенту страхователя (подрядчику) как к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования, в порядке суброгации.

Возражая против иска, ответчик указывал, что договор подряда предусматривает необходимость получения его сторонами согласия на уступку прав требования третьим лицам, а он такого согласия не давал.

Суд при вынесении решения руководствовался следующим.

В силу пункта 1 статьи 965 ГК РФ, если договором имущественного страхования не предусмотрено иное, к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь (выгодоприобретатель) имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования.

Указанное положение устанавливает изъятие из общего правила пункта 2 статьи 382 ГК РФ о необходимости согласия должника на переход к другому лицу прав кредитора, когда такое условие предусмотрено договором между должником и кредитором.

Положения гражданского законодательства о страховании позволяют исключить право страховщика по договору имущественного страхования (страхования предпринимательского риска) на суброгацию в случаях, когда это предусмотрено договором страхования. В данном случае в договоре страхования такой запрет отсутствовал.

Поскольку иных возражений должник не заявил, суд удовлетворил исковое требование страховщика.

4.2.2. Страховые услуги

4.2.2. Страховые услуги

В соответствии с Законом РФ от 27.11.1992 г. № 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации», гл. 48 ГК РФ «Страхование» объектами страхования могут быть имущественные интересы, связанные с риском утраты определенного имущества, риском ответственности перед третьими лицами за причинение вреда или нарушение договора, риском причинения вреда жизни или здоровью гражданина, оказанием гражданину медицинских услуг либо с наступлением иных событий в жизни гражданина.

В зависимости от объекта страхования выделяют имущественное и личное страхование, а в составе имущественного страхования: страхование имущества, страхование риска ответственности перед третьими лицами (за причинение вреда или нарушение договора), страхование предпринимательского риска. В соответствии с п. 4 ст. 4 Закона РФ «Об организации страхового дела в РФ» допускается страхование объектов, относящихся к разным видам имущественного страхования и (или) личного страхования (комбинированное страхование). В качестве примера можно указать популярное на практике комплексное ипотечное страхование, при котором заемщик (страхователь) заключает договор страхования по рискам утраты (повреждения) предмета ипотеки, а также наступления смерти или утраты трудоспособности (наступления инвалидности и пр.).

В зависимости от наличия (отсутствия) у страхователя обязанности по заключению договора страхования выделяют обязательное и добровольное страхование. Для обязательного страхования характерно то, что его основные условия императивно определены законом: объект страхования, страховые риски, страховая сумма, срок действия договора и пр.

Наибольшее количество страховых споров с участием граждан связано с заключением и исполнением договоров добровольного личного страхования (жизни и здоровья), договоров добровольного страхования имущества (жилых помещений, транспортных средств) и договоров обязательного страхования гражданской ответственности владельца транспортного средства.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 г. № 17 был положительно решен вопрос о применении законодательства о защите прав потребителей к отношениям из договоров страхования, как личного, так и имущественного. Принимая во внимание, что под имущественным страхованием ГК РФ понимает три вида страхования: страхование имущества (1), страхование риска гражданской ответственности (2) и страхование предпринимательского риска (3), следует прийти к выводу, что законодательство о защите прав потребителя распространяется на первые два вида имущественного страхования. Страхование предпринимательского риска, как следует из его определения в ст. 933 ГК РФ, рассчитано на участие в договоре в качестве страхователя юридического лица либо индивидуального предпринимателя.

В Постановлении Пленума не уточняется, следует ли ограничить применение законодательства о защите прав потребителей только договорами добровольного страхования. При буквальном толковании текста Постановления можно предположить, что в сферу защиты прав потребителей включены и отношения из договоров обязательного страхования, например: из договоров страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств (ОСАГО), из договоров обязательного страхования ответственности туроператора, из договоров обязательного страхования банковских вкладов.

В судебной практике уже имеются примеры применения к спорам между потерпевшим (гражданином) и страховой организацией о выплате страхового возмещения по ОСАГО общих положений Закона РФ «О защите прав потребителей». В частности, при удовлетворении исковых требований гражданина наряду с суммой страхового возмещения в его пользу взыскивается компенсация морального вреда и штраф, независимо от доводов страховщика о том, что гражданин в досудебном порядке с заявлением о страховой выплате не обращался, ссылок на неочевидность обстоятельств ДТП и размера причиненного ущерба, необходимость проведения автотехнической экспертизы и пр.

Л. обратился в суд с иском к 00 °CК «Согласие» о возмещении ущерба, причиненного в результате ДТП. Требования мотивированы тем, что в результате ДТП с участием автомобиля Тойота Тайнайс под управлением М. истцу причинен ущерб. Указанное ДТП произошло по вине М., гражданская ответственность которого застрахована ответчиком. Истец обратился к ответчику за выплатой страхового возмещения, однако ему было отказано со ссылкой на то, что представленные истцом документы не подтверждают вину М. в ДТП.

Решением Центрального районного суда г. Красноярска от 03.10.2012 г. исковые требования Л. удовлетворены, в его пользу с ООО СК «Согласие» взыскано в счет возмещения ущерба 71 045 руб. и штраф в размере 35 522.50 руб.

Судом апелляционной инстанции указанное решение оставлено без изменения, апелляционная жалоба ООО СК «Согласие» — без удовлетворения. Отклоняя доводы ответчика о неправильном применении судом первой инстанции норм материального права и необоснованном взыскании штрафа, суд апелляционной инстанции, со ссылкой на Постановление Пленума Верхового Суда РФ от 28.06.2012 г. № 17, указал, что к отношениям из договора обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств применяются общие положения Закона РФ «О защите прав потребителя», включая правила ч. бет. 13 о взыскании штрафа за неудовлетворение требований потребителя в добровольном порядке. При этом сумма штрафа подлежит взысканию во всех случаях вынесения решения в пользу потребителя. Доводы страховщика о том, что приобретателем услуги по договору ОСАГО является страхователь, который оплачивает страховщику страховую премию, и именно он является потребителем, отклонены как основанные на неправильном толковании закона[146].

Между тем с учетом легального определения потребителя как гражданина, приобретающего (заказывающего) услугу или выражающего намерение приобрести услугу по возмездному договору, имеются определенные сомнения в том, что выгодоприобретателей по договорам обязательного страхования следует рассматривать в качестве потребителей. При заключении вышеуказанных договоров страхователь исполняет предусмотренную законом обязанность по страхованию тех или иных рисков, фигуры страхователя (сторона договора) и выгодоприобретателя (потерпевший), как правило, не совпадают. Исключением является ситуация, при которой потерпевший обращается за выплатой страхового возмещения по договору ОСАГО в свою страховую организацию, то есть в порядке прямого возмещения убытков (ст. 14.1 Федерального закона от 25.04.2002 г. № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств»).

Однако даже в этом последнем случае говорить о том, что отношения между потерпевшим и страховой организацией равносильны отношениям «заказчик — исполнитель», было бы преувеличением. Стороны указанных отношений лишены какой-либо свободы усмотрения в определении предмета и других условий договора. Сами законодательные предписания об обязательном страховании гражданской ответственности направлены на защиту интересов не столько страхователя, сколько имущественных интересов третьих лиц — потенциальных потерпевших. Принимая во внимание предусмотренный Конституцией РФ принцип равенства, включая равную судебную защиту нарушенных прав для граждан и юридических лиц, трудно логически объяснить повышенную защиту имущественных интересов граждан в сравнении с защитой имущественных интересов юридических лиц.

С учетом сделанных выводов, дальнейший анализ будет посвящен договорам добровольного страхования имущества граждан, а также договорам добровольного личного страхования граждан.

Договор добровольного страхования имущества.

В соответствии со ст. 930 ГК РФ имущество может быть застраховано по договору страхования в пользу лица (страхователя или выгодоприобретателя), имеющего основанный на законе, ином правовом акте или договоре интерес в сохранении этого имущества. Договор страхования имущества, заключенный при отсутствии у страхователя или выгодоприобретателя интереса в сохранении застрахованного имущества, недействителен. Обязанность доказать отсутствие законного интереса в сохранности имущества у страхователя (выгодоприобретателя) возлагается на страховщика, отказавшего в выплате страхового возмещения по данному основанию.

О наличии законного интереса в сохранности имущества свидетельствует наличие у страхователя (выгодоприобретателя) того или иного права в отношении имущества. При этом характер имущественного интереса (денежный эквивалент страхового интереса) напрямую зависит от вида прав на имущество. Так, интерес собственника измеряется всей стоимостью застрахованного имущества, интерес залогодержателя — размером неисполненных должником требований, обеспеченных залогом застрахованного имущества, интерес арендатора — стоимостью права пользования застрахованным имуществом в течение оставшегося срока договора аренды, либо расходами по восстановлению поврежденного объекта аренды.

В Обзоре по отдельным вопросам судебной практики, связанным с добровольным страхованием имущества граждан, приводится следующий пример[147].

Ш. обратилась в суд с иском к филиалу ООО «Росгосстрах» в Кировской области о взыскании страхового возмещения, указав, что в результате пожара был уничтожен дом, застрахованный по договору добровольного страхования. Ответчик отказал в выплате страхового возмещения, ссылаясь на то, что у Ш. не было законного интереса в сохранении застрахованного имущества, поскольку ею небыли оформлены документы, подтверждающие право собственности на дом после смерти мужа.

Удовлетворяя исковые требования Ш., суд исходил из того, что она имела интерес в сохранении застрахованного дома, являвшегося ее единственным местом жительства, следовательно, приобрела право на получение страхового возмещения при возникновении страхового случая (пожара) (по материалам судебной практики Кировского областного суда).

С выводом суда о наличии у Ш. законного интереса в сохранении застрахованного дома следует согласиться, с той лишь оговоркой, что при определении размера причитающейся Ш. страховой выплаты имеет значение характер ее прав на имущество (жилой дом). В частности, при наличии иных наследников после смерти страхователя (выгодоприобретателя) и распределения права собственности на застрахованный дом в долях, выплата страхового возмещения должна производится наследникам пропорционально причитающимся им долям в имуществе (кроме случая, когда Ш. указана в договоре страхования дома выгодоприобретателем).

При заключении договора между страхователем и страховщиком должно быть достигнуто соглашение о следующих существенных условиях:

— об определенном имуществе, являющемся объектом страхования;

— о характере событий (обстоятельств), на случай наступления которых осуществляется страхование (страховых рисках);

— о размере страховой суммы;

— о сроке действия договора (ст. 942 ГК РФ).

Вопрос о том, насколько подробным должно быть описание объекта страхования, разрешается судом с учетом конкретных обстоятельств дела. Как представляется, страхователь обязан указать такие индивидуализирующие признаки застрахованного имущества, которые позволяют выделить его из аналогичных предметов (для недвижимою имущества — адрес, для транспортного средства — марка, номер кузова и двигателя, регистрационный номер при его наличии и т. д.).

Решением суда частично удовлетворены исковые требования К. к ЗАО «Страховая группа «Спасские ворота», в пользу истца взыскано страховое возмещение, проценты за нарушение сроков выплаты, судебные расходы.

Возражая против удовлетворения исковых требований К., ответчик указал, что истцом не представлено допустимых доказательств того, что договор страхования был заключен именно в отношении сгоревшего жилого дома, поскольку в заявлении и полисе нет данных о собственнике имущества, не указаны номер и дата выдачи свидетельства о государственной регистрации права, площадь застрахованного строения не соответствует площади строения по свидетельству и техническому паспорту.

Разрешая спор, суд не согласился с приведенными ответчиком доводами и указал, что имеющиеся в материалах дела доказательства подтверждают, что по договору страхования был застрахован именно жилой дом 18, принадлежащий на праве собственности К., о страховании иного объекта стороны не могли договориться в связи с его отсутствием в собственности истца. Процедура заключения договора страхования, достижение сторонами договоренности относительно его условий соответствуют требованиям ст. 942–945, 947 ГК РФ. При этом суд указал, что при рассмотрении заявления К. о страховом событии именно ЗАО «Страховая группа «Спасские ворота» следовало устранить несоответствие нумерации и идентифицирующих объект страхования данных, также с учетом представленных заявителем доказательств страховщик имел возможность рассмотреть заявление истца и принять по нему решение. Поскольку в судебном заседании факт повреждения застрахованного имущества в период действия договора страхования в результате события, признаваемого страховым в соответствии с пунктом 3.2.1 правил страхования, подтвердился, суд взыскал с ЗАО «Страховая группа «Спасские ворота» в пользу истца страховую выплату (извлечение из Обзора Верховного Суда РФ от 30.01.2013 г.).

Забегая вперед, следует отметить, что законодатель предоставляет страховщику право оспорить действительность договора страхования исключительно по причине недостоверности страховой стоимости имущества. При наличии каких-либо расхождений в описании параметров застрахованного имущества (площади, высоты, периметра, объема и пр.), указанных в договоре страхования и правоустанавливающих документах (либо документах технического учета), если это не препятствует идентификации застрахованного имущества, отказ в выплате страхового возмещения или уменьшение размера выплаты недопустимы.

И. обратилась в суд с иском к ОАО «СГ МОК», ссылаясь на то, что на основании договора купли-продажи от 31.05.2007 г. она является собственником жилого дома, расположенного по адресу: ***. 22.12.2009 г. указанный жилой дом с хозяйственными постройками и имущество в жилом доме были застрахованы истцом на 12 месяцев по программе «полный пакет» в ЗАО «СГ «Спасские ворота», правопреемником которого является ОАО «СГ МОК». 01.12.2010 г. наступил страховой случай: в 18 час. неустановленное лицо путем поджога умышленно повредило застрахованный дом истца, что подтверждается материалами уголовного дела. О наступлении страхового случая И. незамедлительно уведомила страховую компанию. Однако в выплате страхового возмещения истцу было отказано.

Другие публикации:  Брестский мирный договор на карте

Ответчик ОАО «СГ МОК» предъявил к И. встречный иск, в котором просил признать договор страхования недействительным на основании положения ст. 178, 930 ГК РФ. В обоснование своего иска ответчик ссылался на то, что на момент заключения договора страхования страховщик был введен в заблуждение относительно объекта страхования, поскольку в договоре страхования указано имущество: жилой дом — 2 этажа по 90 кв. м, мансарда 60 кв. м, имущество в доме и хозяйственная постройка. После наступления страхового случая И. было представлено свидетельство о государственной регистрации права на жилой дом площадью 33,6 кв. м, в связи с чем страховщик при заключении договора страхования был введен в заблуждение относительно объекта страхования.

Решением Тверского районного суда г. Москвы от 28.02.2012 г., оставленным без изменения апелляционным определением

Московского городского суда от 18.06.2012 г. № 11 -9682, исковые требования И. удовлетворены, в ее пользу взыскано страховое возмещение и проценты за пользование чужими денежными средствами. Отклоняя доводы ответчика о недействительности договора страхования, судебная коллегия отметила следующее: до заключения договора страхования по требованию страхового агента истцом в страховую компанию были представлены в числе других документов свидетельство о государственной регистрации права истца на жилой дом, в котором его площадь указана как 33,6 кв. м, а также заявление на имя Главы Коломенского муниципального района с просьбой о разрешении проведения капитального ремонта строения. Кроме того, до заключения договора страхования представитель страховщика произвел осмотр и оценку жилого дома с постройками и имуществом в доме, на основании чего была определена сумма страхового возмещения и страховой премии. При таких обстоятельствах основания для признания договора страхования недействительным по мотивам заблуждения страховщика, а также по мотивам отсутствия у страхователя основанного на законе интереса в сохранении этого имущества, отсутствуют.

Договор страхования имущества должен быть заключен в письменной форме. Несоблюдение письменной формы влечет недействительность договора (п. 1 ст. 940 ГК РФ).

Договор страхования может быть заключен путем составления одного документа либо путем вручения страховщиком страхователю на основании его письменного или устного заявления страхового полиса (квитанции), подписанного страховщиком.

Страховщик при заключении договора страхования вправе применять разработанные им или объединением страховщиков стандартные формы договора (страхового полиса) по отдельным видам страхования (п. 3 ст. 940 ГК РФ).

Кроме того, в силу ст. 943 ГК РФ условия, на которых заключается договор страхования, могут быть определены в стандартных правилах страхования соответствующего вида, принятых, одобренных или утвержденных страховщиком либо объединением страховщиков (правилах страхования). Условия, содержащиеся в правилах страхования и не включенные в текст договора страхования (страхового полиса), обязательны для страхователя (выгодоприобретателя), если в договоре (страховом полисе) прямо указывается на применение таких правил и сами правила изложены в одном документе с договором (страховым полисом) или на его оборотной стороне либо приложены к нему. В последнем случае вручение страхователю при заключении договора правил страхования должно быть удостоверено записью в договоре.

На практике в подавляющем большинстве случаев договоры страхования имущества граждан заключаются путем выдачи страхователю (гражданину) на основании его письменного заявления страхового полиса с приложением Правил страхования соответствующего вида, утвержденных данным страховщиком или ассоциацией страховых организаций.

Указанная особенность заключения договора страхования позволяет рассматривать его в качестве договора присоединения, что в силу ст. 428 ГК РФ дает право присоединившейся стороне (гражданину) в последующем требовать изменения или расторжения договора страхования, содержащего явно обременительные условия.

Кроме того, в случае расхождения условий страхового полиса и положений Правил страхования либо ограничения прав страхователя (выгодоприобретателя) Правилами страхования по сравнению с условиями страхового полиса, Правила страхования применяются при условии, что они были выданы страхователю при заключении договора либо изложены на оборотной стороне страхового полиса.

С.М. обратился в суд с иском к СОАО «ВСК» о взыскании страхового возмещения. В обоснование требований указал, что 17.02.2012 г. между ним и ответчиком заключен договор страхования по риску «расходы, понесенные застрахованным в случае невозможности совершить заранее оплаченную поездку».

13.02.2012 г. его супруга С.Р. заключила с ООО «Бригантина» договор о приобретении тура, срок поездки с 27.02.2012 г. по 11.03.2012 г., оплатила тур в полном объеме. 17.02.2012 г. истец был экстренно госпитализирован, проведена хирургическая операция. Выписан из больницы только 02.03.2012 г. Полагает, что в данном случае наступил страховой случай, однако страховая компания отказала в выплате, поскольку считает, что причиной невыезда было обострение хронического заболевания, что не является страховым случаем.

Решением Советского районного суда г. Томска от 17.05.2012 г., оставленным без изменения апелляционным определением Томского областного суда от 07.08.2012 г. № 33-2003/2012, исковые требования С.М. удовлетворены с указанием на следующие обстоятельства.

В соответствии с п. 1 от. 943 ГК РФ условия, на которых заключается договор страхования, могут быть определены в стандартных правилах страхования соответствующего вида, принятых, одобренных или утвержденных страховщиком либо объединением страховщиков (правилах страхования). Согласно п. 2, 4 от. 943 ГК РФ условия, содержащиеся в правилах страхования и не включенные в текст договора страхования (страхового полиса), обязательны для страхователя (выгодоприобретателя), если в договоре (страховом полисе) прямо указывается на применение таких правил и сами правила изложены в одном документе с договором (страховым полисом) или на его оборотной стороне либо приложены к нему. В последнем случае вручение страхователю при заключении договора правил страхования должно быть удостоверено записью в договоре (страховом полисе).

Отказ страховщика выплатить страховое возмещение мотивирован ссылкой на п. 5.4.1 Правил № 60.8 «Страхование медицинских и иных непредвиденных расходов лиц, выезжающих с места постоянного проживания» СОАО «ВСК», согласно которому события не являются страховыми, если они произошли в результате проявления, обострения и осложнения хронического заболевания.

Между тем из содержания страхового полиса 1277bRE060034 от 17.02.2012 г., выданного истцу С.М., не следует, что он был ознакомлен с Правилами № 60.8., включая п. 5.4.1, устанавливающий исключение из страховых рисков. Копия Правил под роспись истцу не вручалась. Условия, содержащиеся в правилах, в текст договора (страхового полиса) не включены.

В соответствии с полисом страхования страховым признается событие по риску «расходы, понесенные застрахованным в случае невозможности совершить заранее оплаченную поездку» в виде внезапно возникшего заболевания, требующего госпитализации. Такое событие наступило. Условия, изложенные в Правилах страхования, по причине невручения истцу применены к данному спору быть не могут. Следовательно, страховщик обязан был произвести выплату страхового возмещения, исковые требования С.М. подлежат удовлетворению.

Согласно ст. 957 ГК РФ договор страхования, если в нем не предусмотрено иное, вступает в силу в момент уплаты страховой премии или первого ее взноса. При этом предусмотренная договором страховая защита распространяется на страховые случаи, происшедшие после вступления договора страхования в силу, если иное не предусмотрено договором. Таким образом, с точки зрения момента заключения договор страхования является реальным. На практике многие страховщики при заключении договоров добровольного страхования имущества (в частности, транспортных средств) указывают в качестве начальной даты действия страхования день, следующий заднем заключения договора страхования, — в целях предупреждения случаев страхового мошенничества и по иным соображениям. Указанное условие закону не противоречит, обеспечивает защиту законных интересов страховщика и в силу ст. 421, 957 ГК РФ может быть включено в договор страхования.

В случае, если договором страхования предусмотрено внесение страховой премии в рассрочку, договором могут быть определены последствия неуплаты в установленные сроки очередных страховых взносов (п. 3 ст. 954 ГК РФ). В качестве общего последствия просрочки страхователем уплаты страхового взноса закон предусматривает право страховщика при определении размера подлежащего выплате страхового возмещения зачесть сумму просроченного страхового взноса (п. 4 ст. 954 ГК РФ).

В Обзоре Верховного Суда РФ от 30.01.2013 г. отмечается различный подход судов к решению вопроса о последствиях просрочки страхователем уплаты страховых взносов. Часть судов полагают допустимым в силу ст. 309, п. 4 ст. 954 ГК РФ указание в договоре страхования в качестве последствий неуплаты страховых взносов — прекращение действия договора страхования, что влечет отказ в выплате страхового возмещения просрочившему страхователю.

К. обратилась в суд с иском к ответчику ЗАО «Страховая Компания «Авангард-Гарант» о взыскании страхового возмещения и процентов за пользование чужими денежными средствами, указав, что 03.06.2009 г. между ней и АКБ «Авангард» было заключено соглашение о предоставлении кредитной карты под залог транспортного средства «Ниссан Кашкай», а также договор страхования. В настоящее время обязательства по кредитному договору истцом исполнено в полном объеме. 03.06.2009 г. истица заключила с ЗАО «Страховая группа «Авангард-Гарант» договор добровольного страхования транспортного средства, срок действия договора с 03.06.2009 г. по 02.06.2012 г., страховая премия уплачивается в рассрочку: первый взнос — до 03.06.2009 г., второй взнос — до 04.05.2010 г., третий взнос — до 04.05.2011 г.

26.03.2011 г. произошел страховой случай, в результате чего был поврежден автомобиль. При обращении в ЗАО «Страховая группа «Авангард-Гарант» в выплате страхового возмещения было отказано.

Второй страховой случай произошел 09.05.2011 г., однако в страховой выплате истцу также было отказано со ссылкой на расторжение договора по п. 6.5 Правил страхования в связи с просрочкой платежа.

Представитель ответчика иск не признал, указал, что истцу по первому страховому случаю предлагалось произвести ремонт автомобиля, а по второму страховому обращению событие произошло после прекращения срока действия договора.

Решением Мещанского районного суда г. Москвы от 20.06.2012 г. исковые требования К. удовлетворены частично, с ответчика в пользу К. взыскано страховое возмещение по страховому случаю от 26.03.2011 г. и проценты за пользование чужими денежными средствами на сумму страхового возмещения, в остальной части требований отказано.

Апелляционным определением Московского городского суда от 20.11.2012 г. № 11 -27717 указанное решение оставлено без изменения с указанием следующих мотивов.

В силу от. 943 ГК РФ условия, на которых заключается договор страхования, могут быть определены в стандартных правилах страхования соответствующего вида, принятых, одобренных или утвержденных страховщиком либо объединением страховщиков (правилах страхования).

Согласно п. 1.11. Правил страхования ЗАО «Страховая группа «Авангард-Гарант» страховой случай — событие, произошедшее в период действия договора страхования, предусмотренное Правилами, с наступлением которого возникает обязанность страховщика произвести страховую выплату. Последствия неуплаты в установленные сроки очередных страховых взносов определены п. 6.5 Правил — отказ от договора страхования.

Суд первой инстанции обоснованно удовлетворил исковые требования К. о взыскании страхового возмещения по страховому случаю от 28.03.2011 г., поскольку на указанную дату договор страхования действовал, срок для внесения очередного страхового взноса не истек.

Вместе с тем отказ в выплате страхового возмещения по событию, произошедшему 09.05.2011 г., обоснован. Из материалов дела следует, что период действия договора страхования, заключенного между истцом и ответчиком, составлял три года с 03.06.2009 г. по 02.06.2012 г. Выплата страховой премии производилась по договору частями, платеж(третий взнос)должен был быть произведен до 04.05.2011 г. Однако данное обязательство истцом выполнено не было. В связи с неоплатой очередного взноса страховой премии в соответствии со п. 3 от. 954 ГК РФ, п. 6.5 Правил страхования в адрес К. было направлено извещение об отказе в страховой выплате, договор страхования был расторгнут.

Другие суды исходят из того, что просрочка страхователя сама по себе не влечет автоматического прекращения действия договора страхования, однако позволяет страховщику расторгнуть договор страхования путем направления страхователю соответствующего уведомления. При этом страховщик, не воспользовавшийся правом расторгнуть договор страхования, безусловно, сохраняет право вычесть сумму просроченного страхового взноса из суммы страхового возмещения.

Указанная позиция была сформулирована Президиумом ВАС РФ еще в 2003 г. в Обзоре практики рассмотрения споров, связанных с исполнением договоров страхования (п. 16): при уплате страховых взносов в рассрочку условие договора об автоматическом прекращении договора страхования в связи с просрочкой уплаты очередного взноса не освобождает страховщика от исполнения обязательства по выплате страхового возмещения. Президиум ВАС РФ пояснил свою позицию следующим образом. Условие договора страхования о его прекращении в случае просрочки уплаты страхового взноса не противоречит ст. 310 ГК РФ, однако предполагает соблюдение страховщиком определенной процедуры прекращения договора — извещение страхователя о прекращении действия договора. Поскольку страховщик не выразил прямо свою волю на отказ от исполнения договора после просрочки уплаты страхователем очередного страхового взноса, договор не может считаться расторгнутым (прекращенным)[148].

Суды общей юрисдикции, придерживающиеся аналогичной позиции о недопустимости автоматического прекращения действия страхования просто по факту просрочки внесения страхового взноса, используют сходную аргументацию. В некоторых случаях дополнительно указывается на несоответствие условия договора страхования о его автоматическом прекращении императивным положениям ст. 452 ГК РФ.

А.А. обратился в суд с иском к страховой компании о взыскании страхового возмещения, процентов за пользование чужими денежными средствами. В обоснование заявления указывал, что в декабре 2010 г. между сторонами был заключен договор добровольного страхования транспортного средства марки, принадлежащего истцу на праве собственности, страхование осуществлено по рискам ущерб и хищение. После заключения договора наступил страховой случай — застрахованный автомобиль был похищен неустановленным лицом, однако ответчиком в выплате страхового возмещения было отказано по причине неуплаты суммы очередного взноса в установленный договором срок.

Другие публикации:  Как проверить налог на имущество в 1с 82

Решением Петроградского районного суда Санкт-Петербурга от 28.05.2012 г. исковые требования А.А. удовлетворены, с ответчика в его пользу взыскано страховое возмещение.

Апелляционным определением Санкт-Петербургского городского суда от 18.09.2012 г. № 33-12121/2012 указанное решение оставлено без изменения, апелляционная жалоба ответчика отклонена как основанная на неправильном толковании норм материального права. Судебная коллегия отметила следующее.

В соответствии со от. 422 ГК РФ договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом, стороны не вправе заключать договор на условиях, противоречащих закону. Договор страхования не должен содержать условия, ухудшающие положение страхователя по сравнению с требованиями, установленными законом.

В силу от. 310 ГК РФ односторонний отказ от исполнения обязательств допускается в случаях, предусмотренных законом. Односторонний отказа от исполнения обязательства по основаниям, указанным в договоре, допускается в случае, если соответствующее обязательство связано с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности.

Положениями от. 425 ГК РФ определена возможность прекращения обязательства с окончанием срока действия договора, но не возможность прекращения обязательства по истечении срока действия договора.

Обстоятельства досрочного прекращения действия договора страхования установлены специальными положениями от. 958 ГК РФ, которой не предусмотрена возможность досрочного прекращения договора страхования в связи с неуплатой в установленные сроки страховых взносов, а также общими положениями п. 2, 3 от. 450 о расторжении договора.

В соответствии с правилом, установленным п. 3 от. 954 ГК РФ, в случае, если договором страхования предусмотрено внесение страховой премии в рассрочку (по частям), договором могут быть определены последствия неуплаты в установленные сроки очередных страховых взносов. Таким образом, если договором страхования предусмотрена возможность досрочного прекращения (расторжения) договора страхования, то порядок его расторжения также должен соответствовать порядку, определенному гл. 29 ГК РФ.

Следовательно, в случае, если в договоре страхования будет установлено право страховщика на расторжение договора при невнесении или просрочке внесения страхователем очередного платежа, то он (страховщик) в соответствии с п. 2 ст. 452 ГК РФ может обратиться в суд с требованием о расторжении договора после получения отказа страхователя от расторжения договора в срок, указанный в предложении, либо неполучения ответа в этот срок.

Таким образом, содержащееся в договоре страхования условие о прекращении договора при неисполнении страхователем обязанности в определенный срок внести очередной страховой взнос недействительно (ничтожно), поскольку противоречит императивной норме закона, установленной ст. 452 ГК РФ, определяющей порядок расторжения договора при нарушении его условий одной из сторон.

Поскольку в материалах дела отсутствуют данные об извещении страховщиком страхователя о намерении расторгнуть договор, как то предусмотрено положениями ст. 452 ГК РФ, требований о расторжении договора страховщик не заявлял, то договор страхования на момент хищения транспортного средства свое действие не прекратил.

В качестве общей рекомендации при разрешении соответствующих споров эксперты Верховного Суда РФ предлагают исследовать и оценивать следующие обстоятельства: последствия нарушения сроков и порядка уплаты страховых взносов, закрепленные в правилах страхования; факт принятия (непринятия) страховщиком уплаченной после наступления страхового случая просроченной части страховой премии; факт возврата (невозврата) страховщиком уплаченной с просрочкой премии страхователю; факт уведомления (неуведомления) страховщиком страхователя о расторжении договора страхования в связи с просрочкой внесения указанных платежей[149].

При заключении договора страхования страхователь обязан сообщить страховщику известные страхователю обстоятельства, имеющие существенное значение для определения вероятности наступления страхового случая и размера возможных убытков от его наступления (страхового риска), если эти обстоятельства не известны и не должны быть известны страховщику Существенными признаются во всяком случае обстоятельства, определенно оговоренные страховщиком в стандартной форме договора страхования (страховом полисе) или в его письменном запросе.

Если договор страхования заключен при отсутствии ответов страхователя на какие-либо вопросы страховщика, страховщик не может впоследствии требовать расторжения договора либо признания его недействительным на том основании, что соответствующие обстоятельства не были сообщены страхователем.

Если после заключения договора страхования будет установлено, что страхователь сообщил страховщику заведомо ложные сведения об обстоятельствах, имеющих существенное значение для оценки вероятности наступления страхового случая и перечисленных в письменном запросе, страховщик вправе потребовать признания договора недействительным и применения последствий, предусмотренных п. 2 ст. 179 ЕК РФ, кроме случая, когда соответствующие обстоятельства отпали до момента наступления страхового случая (ст. 944 ЕК РФ). Удовлетворение иска страховщика о признании договора страхования недействительным исключает право страхователя на получение страхового возмещения (по уже наступившему страховому случаю).

Согласно ст. 945 ЕК РФ при заключении договора страхования имущества страховщик вправе произвести осмотр страхуемого имущества, а при необходимости назначить экспертизу в целях установления его действительной стоимости. В случае, если страховщик не воспользовался указанным правом, он не вправе в последующем оспаривать стоимость имущества, указанную в договоре страхования, кроме случаев, когда он был умышленно введен в заблуждение страхователем относительно стоимости имущества (ст. 948 ГК РФ).

Резюмируя положения ст. 944, ст. 945 ГК РФ об обязанностях страхователя, можно отметить, что основанием для признания договора страхования недействительным полностью или в части (завышения стоимости застрахованного имущества) могут быть исключительно умышленные действия страхования по сокрытию или искажению информации об объекте страхования и обстоятельствах, имеющих значение для его сохранности.

Основные споры между гражданами и страховыми организациями, вытекающие из договоров добровольного страхования имущества, связаны с недействительностью указанных договоров, отказом страховой организации произвести страховую выплату по тем или иным основаниями, привлечением страховой организации к ответственности за задержку страховой выплаты. Именно эти категории споров были проанализированы экспертами Верховного Суда РФ в Обзоре от 30.01.2013 г.

В качестве оснований для отказа в выплате страхового возмещения наиболее часто используются следующие аргументы:

— о том, что по условиям договора страхования соответствующие обстоятельства (виды ущерба) не являются страховым случаем;

— о том, что страхователь не исполнил свои обязательства по договору, в частности: не уведомил страховщика о наступлении обязательств, увеличивающих вероятность наступления страхового случая; не известил страховщика своевременно о наступлении страхового случая и пр.

В Обзоре Верховного Суда РФ справедливо указывается на то, что многие страховщики, перечисляя в одном пункте Правил страхования, являющихся неотъемлемой частью договора добровольного страхования имущества, конкретные страховые случаи, в другом пункте указывают многочисленные исключения, то есть не относящие к страховым случаям события, произошедшие в связи с какими-либо действиями страхователя, тем самым расширяя перечень оснований освобождения от выплаты страхового возмещения. В результате фактический объем понятия «страховой случай» значительно сужается, что нарушает право страхователя (потребителя) на получение полной информации об оказываемой услуге.

Подобные «исключения» из страховых случаев, по мнению экспертов Верховного Суда РФ, должны быть исследованы на предмет соответствия положениям ст. 961, 963 и 964 ГК РФ об основаниях освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения и требованиям п. 1 ст. 422 ГК РФ, в силу которого договор должен соответствовать императивным нормам закона и иных правовых актов.

В соответствии со ст. 961 ГК РФ на страхователя по договору имущественного страхования возложена обязанность незамедлительно уведомить страховщика о наступлении страхового случая. Если договором предусмотрен срок и (или) способ уведомления, оно должно быть сделано в условленный срок и указанным в договоре способом. В пункте 2 ст. 961 ГК РФ установлены последствия неисполнения указанной обязанности: страховщик вправе отказать в выплате страхового возмещения, если не будет доказано, что он своевременно узнал о наступлении страхового случая либо что отсутствие у страховщика сведений об этом не могло сказаться на его обязанности выплатить страховое возмещение.

Иными словами, договор страхования не может предусматривать безусловного права страховщика отказать страхователю в выплате возмещения в случае несвоевременного уведомления о наступлении страхового случая. За страхователем всегда признается право доказывать, что несвоевременное извещение страховщика не препятствует установлению обстоятельств страхового случая и определению размера причиненных убытков (например, имеются необходимые документы ГИБДД, акт осмотра транспортного средства и т. д.).

В силу п. 1 ст. 963 ГК РФ страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения по договору страхования имущества, если страховой случай наступил вследствие умысла страхователя (выгодоприобретателя). Кроме того, законом могут быть предусмотрены случаи освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения по договорам имущественного страхования при наступлении страхового случая вследствие грубой неосторожности страхователя или выгодоприобретателя (абз. 2 п. 1 ст. 963).

В Обзоре Верховного Суда РФ приводится пример, в котором страховщик обоснованно отказал в выплате страхового возмещения по причине проявленной страхователем грубой неосторожности при эксплуатации морского транспортного средства (судно не прошло техническое освидетельствование), поскольку соответствующее основание освобождения от выплаты страхового возмещения предусмотрено ст. 265, 266 Кодекса торгового мореплавания РФ (КТМ).

Кроме указанной выше нормы КТМ РФ, иные федеральные законы не упоминают грубую неосторожность страхователя (выгодоприобретателя) в качестве основания, освобождающего страховщика от выплаты страхового возмещения.

В этой связи такие популярные в практике страховых компаний (при заключении договоров добровольного страхования транспортного средства КАСКО) основания для освобождения от выплаты страхового возмещения, как: непредоставление страховщику ПТС или комплекта ключей зажигания либо талона техосмотра; управление транспортным средством в момент ДТП лицом, не указанным в страховом полисе; неизвещение страховщика о передаче транспортного средства другому лицу в аренду, — были расценены экспертами в качестве незаконных и нарушающих права страхователей (потребителей).

Дискуссионным стал вопрос о том, может ли быть основанием освобождения от выплаты страхового возмещения факт управления страхователем транспортным средством в состоянии алкогольного (наркотического) опьянения в момент ДТП. Допустимо ли включение соответствующего условия в договор добровольного страхования транспортного средства?

По мнению экспертов Верховного Суда РФ, действия страхователя, который будучи ознакомлен с соответствующим условием договора страхования, управляет транспортным средством в состоянии опьянения, нарушая тем самым абз. 1 п. 2.7 Правил дорожного движения (утв. постановлением Совета Министров — Правительства РФ от 23.10.1993 г. № 1090), что приводит к совершению дорожно-транспортного происшествия, в силу п. 1 ст. 963 ГК РФ являются основанием для освобождения страховщика от исполнения своих обязательств.

Иными словами, подобное поведение страхователя приравнивается к умышленным действиям, вследствие которых наступил страховой случай. Безусловно, управление транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения является грубейшим нарушением Правил дорожного движения. Тем не менее остается не ясным, почему нарушение водителем (страхователем) только данного запрета может рассматриваться с позиции абз. 1 п. 1 ст. 963 ГК РФ об умышленных действиях страхователя. Полагаем, что управление транспортным средством с неисправной тормозной системой либо неисправными световыми приборами (в ночное время суток) представляет не меньшую общественную опасность.

Возвращаясь к исследованным выше недопустимым основаниям освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения, которые не выходят за рамки обычной или грубой неосторожности страхователя, следует указать на имеющийся пробел в законодательстве о добровольном страховании.

Обратимся к ст. 14 Федерального закона от 25.04.2002 г. № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», в которой установлены основания для предъявления страховщиком регрессных требований. Страховщик имеет право предъявить регрессное требование к причинившему вред лицу в размере произведенной страховщиком страховой выплаты, если:

а) вред был причинен указанным лицом при управлении транспортным средством в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического или иного);

б) указанное лицо не имело права на управление транспортным средством, при использовании которого им был причинен вред;

в) указанное лицо не включено в договор обязательного страхования в качестве лица, допущенного к управлению транспортным средством (при заключении договора обязательного страхования с условием использования транспортного средства только указанными в договоре обязательного страхования водителями);

г) на момент наступления страхового случая истек срок действия диагностической карты, содержащей сведения о соответствии транспортного средства обязательным требованиям безопасности транспортных средств.

Подобные действия рассматриваются в качестве нарушений условий договора обязательного страхования гражданской ответственности владельца транспортного средства, влекут за собой соответствующие неблагоприятные последствия для причинителя вреда, в роли которого может оказаться и сам страхователь (пункты а, б, г).

При наличии подобных норм в законодательстве об обязательном страховании, где свобода сторон договора страхования в определении условий договора фактически сведена к нулю, кажется тем более странным, что в договоре добровольного страхования транспортного средства стороны лишены возможности согласовать аналогичные обстоятельства в качестве обстоятельств, освобождающих страховщика от выплаты страхового возмещения полностью или в части.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *