Договор займа изменение курса

Финансовый клуб. Договор займа и кредитный договор. Новеллы статьи 807 ГК РФ. Встреча вторая

Описание мероприятия

26 октября 2018 года состоялось третье заседание Финансового клуба, в ходе которого продолжилось обсуждение вопросов регулирования договора займа и кредитного договора, а также соответствующей судебной практики.

Участники:

  • Артем Карапетов, д.ю.н., директор Юридического института «М-Логос», профессор ВШЭ, главный редактор журнала «Вестник экономического правосудия»;
  • Никита Чугунов, заместитель начальника юридического департамента ИНГ БАНК (ЕВРАЗИЯ) АО;
  • Дмитрий Гилеп, начальник управления юридического департамента АО «Газпромбанк»;
  • Анна Сироткина, к. ю. н., доцент ИЦЧП им. С.С. Алексеева при Президенте РФ, государственный советник юстиции 2-го класса, магистр частного права;
  • представители банковского и научного сообщества.

Модератор – Максим Башкатов – Директор по исследованиям в области международного частного права и сравнительного правоведения в АНО «Центр международных и сравнительно-правовых исследований», преподаватель кафедры гражданского права юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, магистр частного права, ответственный редактор журнала «Вестник гражданского права», лектор на курсах повышения квалификации «М-Логос» и Школы права «Статут».

Финансовый клуб – это новый проект, состоящий из серии круглых столов по актуальным вопросам финансовых сделок. В рамках заседаний Финансового клуба проходит обсуждение зарубежного и российского опыта регулирования финансовых сделок в сравнительно-правовой перспективе, тенденций мировой и отечественной судебной практики, а также научных публикаций и проектов нормативно-правовых актов по указанной теме.

Финансовый клуб создан Центром международных и сравнительно-правовых исследований в сотрудничестве с кафедрой гражданского права юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова и Школой права «Статут».

К участию в круглых столах приглашаются студенты, ученые, практикующие юристы, а также все, кто занимается и интересуется проблематикой финансовых сделок.

ВС РФ «возложил» на потребителей услуг кредитных организаций больше ответственности

ВС РФ «возложил» на потребителей услуг кредитных организаций больше ответственности
Обзор судебной практики Верховного Суда РФ № 1 (2017 г.) содержит ряд правовых позиций, которые окажут непосредственное воздействие на формирование правоприменительной практики. В разделах Обзора, которые отражают актуальные обобщения разрешения споров в сфере договорных и обязательственных отношений, интересны две позиции Президиума.

Законодательство о защите прав потребителей не применяется
Верховный Суд РФ исключил из актов, подлежащих применению в спорах об ответственности за нарушение обязательств между банками и вкладчиками, законодательство о защите прав потребителей, указав, что регулирование осуществляется ГК РФ и договором банковского счета. Отметим, что ранее этим судебным органом высказывались иные позиции, позволяющие применять к данной категории отношений нормы о защите прав потребителей. Новый подход к подобным спорам существенно отразится на механизмах защиты прав физических лиц – потребителей услуг кредитных организаций по открытию и ведению счетов: их владельцы лишатся возможности предъявлять требования о взыскании неустойки, штрафа по законодательству о защите прав потребителей. Еще одним негативным последствием является перспектива возложения на владельца счета обязанности по уплате госпошлины по данной категории дел. Кроме того, данный подход может быть применен по аналогии к спорам по договорам банковского вклада.

Риск изменения курса валют лежит на заемщике
Другой раздел Обзора, на который необходимо обратить внимание, отражает точку зрения Верховного Суда РФ по поводу споров о возврате задолженности по договору займа, заключенному в иностранной валюте. Суд в данном случае риск оценки перспектив нестабильного курса валют возложил на заемщика. Президиум Верховного Суда РФ указал на несогласие с позицией нижестоящих судов в части признания изменения курса валют основанием для пересмотра условий кредитного договора: возврат суммы займа должен производиться в той же валюте, которая обозначена в договоре, а риск изменения ее курса лежит на заемщике.

Данная позиция станет основным ориентиром для формирующейся правоприменительной практики по аналогичной категории дел. Доводы о существенном изменении курса валют в будущем не будут признаваться основаниями для пересмотра договора займа в судебном порядке. Как отметил суд, само по себе увеличение выраженных в рублях платежей должника по кредитному договору вследствие повышения курса валюты долга не свидетельствует об изменении установленного договором соотношения имущественных интересов сторон, в связи с чем изменение курса иностранной валюты по отношению к рублю нельзя расценивать как существенное изменение обстоятельств, являющееся основанием для пересмотра условий договора в соответствии со ст. 451 ГК РФ.

Фактически суд указал на то, что заемщикам следует изначально оценивать свои возможности добросовестно исполнить договор займа в иностранной валюте и разумно подходить к заключению подобных договоров при отсутствии источника дохода в такой валюте.

Курс валюты на обязательства не влияет

Согласно материалам, опубликованным в Обзоре судебной практики ВС РФ, гражданка обратилась в суд с иском к банку о внесении изменений в кредитный договор, заключенный между сторонами в 2013 г. в иностранной валюте.

Обосновывая свой иск, гражданка указала, что с момента заключения сделки существенно изменился установленный Банком России курс евро, чего при заключении кредитного договора стороны предвидеть не могли. Кроме того, она является многодетной матерью и в конце 2014 г. лишилась работы. Истица просила признать недействительными договор залога автомобиля и договоры об ипотеке, заключенные с ответчиком в обеспечение исполнения обязательств по кредитному договору, ввиду изменения условий основной сделки просила суд также изменить график погашения суммы долга.

Суд первой инстанции удовлетворил исковые требования, исходя из того, что в период исполнения заемщиком обязательств за короткий срок произошло существенное повышение курса валюты договора по отношению к рублю, выходящее за пределы обычных колебаний курса. При этом суд отметил, что в тот же период истица была уволена с работы и доказательств, свидетельствующих о последующем трудоустройстве, в деле не имеется. Данную позицию поддержал суд апелляционной инстанции.

Однако Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ, рассмотрев в кассационном порядке дело, признала, что выводы судебных инстанций сделаны с нарушением норм действующего законодательства. Так как при заключении договора стороны добровольно договорились о займе в иностранной валюте, возврат суммы займа должен быть произведен исходя из валюты займа, указанной в договоре.

Коллегия подчеркнула, что предположение заемщика о выгодности займа в той или иной иностранной валюте само по себе не означает, что стороны не могли и не должны были предвидеть возможность изменения курса валют. Также колебание курса иностранной валюты нельзя расценивать как существенное изменение обстоятельств, являющееся основанием для корректирования договора в соответствии со ст. 451 ГК РФ. Ссылка суда на то, что истица является многодетной матерью и не состоит в трудовых правоотношениях с июня 2014 г., также, по мнению ВС РФ, не может служить подтверждением существенного изменения обстоятельств.

Партнер Группы правовых компаний «ИНТЕЛЛЕКТ-С» Александр Латыев отметил, что в этом разделе Обзора затронута известная проблема так называемых валютных ипотечников, которые в относительно стабильные годы взяли кредит, номинированный в иностранной валюте, а после резких скачков курсов столкнулись с существенным увеличением долговой нагрузки при пересчете в рубли. «Эта позиция не привносит ничего нового, фиксируя сложившуюся еще в кризисы 1998 и 2008 гг. практику, не признающую такие колебания валютных курсов основанием для пересмотра условий договоров», – указал эксперт.

По его словам, некоторое время ожидались изменения этой практики, предлагались порой экзотичные варианты ее обхода (такие варианты встречались в практике арбитражных судов, например в нашумевшем споре «Вымпелкома» и «Тизприбора»), но это решение ВС РФ похоронило надежды таких заемщиков на изменение условий их договоров.

Как отметил председатель МОКА «Сазонов и партнеры» Всеволод Сазонов, данная правовая позиция ВС РФ станет основным ориентиром для формирующейся правоприменительной практики по аналогичной категории дел, доводы о существенном изменении курса валют в будущем не будут признаваться основаниями для изменения договора займа в судебном порядке.

«Суд указал на то, что заемщикам следует изначально оценивать свои возможности добросовестно исполнить договор займа в иностранной валюте и разумно подходить к заключению подобных договоров в отсутствие источника дохода в аналогичной валюте», – пояснил он.

Другие публикации:  Признание договора дарения недействительным подсудность

Договор займа оформлен в у. е. новый взгляд на суммовые разницы

Е. Л. Ермошина, редактор журнала

Нередко организации, испытывая необходимость в оборотных средствах, привлекают заемные. Зачастую заимодавцами выступают физические лица (в том числе учредители организации). При этом договором может быть предусмотрено, что выдача и возврат займа осуществляются в рублях в сумме, эквивалентной определенной сумме в условных денежных единицах. В этом случае сумма займа определяется по курсу у. е. (как правило, официальному курсу соответствующей валюты) на день получения и возврата займа. Вполне естественно, что при возврате займа курс у. е. может измениться, и, как следствие, образуются суммовые разницы. Если курс вырос (так чаще всего и случается), у заемщика возникает отрицательная суммовая разница. Ее отражение в налоговом учете долгое время вызывало споры 1 .

Минфин на протяжении нескольких лет упорно считал, что такие разницы подлежат отражению в соответствии со ст. 269 НК РФ (то есть подлежат нормированию по аналогии с процентами по заемным средствам). Полагаем, что с появлением Постановления Президиума ВАС РФ от 06.11.2012 № 7423/12 (далее – Постановление Президиума ВАС РФ № 7423/12) ситуация изменится и отрицательные суммовые разницы по долговым обязательствам можно будет отражать во внереализационных расходах. Кроме того, данное постановление ценно и для заимодавцев – физических лиц. Чем – узнаете из статьи.

Согласно п. 1, 2 ст. 317 ГК РФ денежное обязательство должно быть выражено в рублях. В нем может быть предусмотрено, что оно подлежит оплате в рублях в сумме, эквивалентной определенной сумме в иностранной валюте или условных денежных единицах. В соответствии с п. 2 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 04.11.2002 № 70 денежное обязательство может быть выражено в иностранной валюте только тогда, когда в порядке и на условиях, определенных законом, или в установленном законом порядке допускается использование на территории РФ иностранной валюты в качестве средства платежа по денежному обязательству. При этом в случае, когда в договоре денежное обязательство выражено в иностранной валюте без указания на его оплату в рублях, следует рассматривать такое договорное условие как предусмотренное п. 2 ст. 317 ГК РФ, то есть как обязательство, выраженное в условных единицах.

Таким образом, денежное обязательство, выраженное в иностранной валюте, в случае, если оно согласно договору или исходя из существа сделки подлежит оплате в российских рублях, следует рассматривать как обязательство, выраженное в условных единицах. В соответствии со ст. 807 ГК РФ по договору займа одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить заимодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества. Договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей.

Согласно п. 11.1 ст. 250 и пп. 5.1 п. 1 ст. 265 НК РФ для целей налогообложения прибыли организаций в составе внереализационных доходов (расходов) учитывается положительная (отрицательная) суммовая разница, возникающая у налогоплательщика, если сумма возникших обязательств и требований, исчисленная по установленному соглашением сторон курсу условных денежных единиц на дату реализации (оприходования) товаров (работ, услуг), имущественных прав, не соответствует фактически поступившей (уплаченной) сумме в рублях.

Статьей 39 НК РФ предусмотрено, что реализацией товаров, работ или услуг организацией или индивидуальным предпринимателем признается соответственно передача на возмездной основе (в том числе обмен товарами, работами или услугами) права собственности на товары, результатов выполненных работ одним лицом для другого лица, возмездное оказание услуг одним лицом другому лицу, а в случаях, предусмотренных НК РФ, передача права собственности на товары, результатов выполненных работ одним лицом для другого лица, оказание услуг одним лицом другому лицу – на безвозмездной основе.

Подпунктом 1 п. 3 ст. 39 НК РФ предусмотрено, что осуществление операций, связанных с обращением российской или иностранной валюты (за исключением целей нумизматики), не признается реализацией товаров, работ или услуг. На основании вышеизложенных норм Минфин в своих письмах (от 31.05.2011 № 03-03-06/4/57, от 14.10.2009 № 03-03-06/1/662) 2 приходит к выводу, который заключается в следующем. Долговое обязательство может быть выражено в условных единицах и подлежать выдаче/возврату в рублевом эквиваленте.

При получении займа сумма, полученная в рублевом эквиваленте, отличается от суммы, подлежащей возврату в рублевом эквиваленте. При этом возникающая разница сама по себе не признается суммовой, так как не соответствует определению этих разниц. Для возникновения суммовой разницы обязательным условием является факт реализации. Однако при получении/возврате займа факт реализации отсутствует. Следовательно, возникающая разница не будет признаваться суммовой.

Минфин предлагает учитывать эти разницы следующим образом. Если возврату подлежит сумма меньшая, чем была получена в рублевом эквиваленте, возникает положительная разница, которая включается в состав внереализационных доходов заемщика. Отрицательная разница возникает на дату исполнения обязательства по возврату заемных средств, если сумма к возврату больше, чем полученная сумма займа в рублевом эквиваленте.

Отрицательную разницу чиновники предлагают рассматривать как плату за пользование займом и включать в состав внереализационных расходов. Начисляемые проценты являются платой за пользование займом, следовательно, по своей сути и возникшая разница между полученной и возвращенной суммами займа также аналогична процентам, начисляемым за пользование займом. Отрицательная разница включается в состав расходов с учетом предельной величины процентных расходов, установленных абз. 4 п. 1 ст. 269 НК РФ, вместе с самими процентами за пользование займом. Если данная разница по совокупности с суммой процентов, начисленной за пользование займом, не будет превышать установленного норматива, возникшая отрицательная разница может учитываться в составе внереализационных расходов.

Таким образом, разницы, возникающие по долговым обязательствам, выраженным в условных единицах и подлежащим оплате в рублях, включаются в состав расходов или доходов для целей налога на прибыль только на дату погашения этих долговых обязательств, так как до этого момента определить разницу не представляется возможным. Что касается уплаты процентов по договору займа, выраженного условных единицах, возникающие в этом случае суммовые разницы между рублевой оценкой сумм процентов на дату их начисления и рублевой оценкой сумм процентов на дату их оплаты учитываются у заемщика в общеустановленном порядке в составе внереализационных доходов и расходов соответственно.

Аналогичное мнение до недавнего времени можно было встретить и в арбитражной практике. Например, ФАС УО в Постановлении от 30.06.2011 № Ф09-2890/11 3 пришел к выводу, что отрицательная сум мовая разница по договору займа в налоговом учете заемщика призна ется на дату погашения долгового обязательства и включается в состав внереализационных расходов с учетом предельной величины расходов в виде процентов, учитываемых для целей налогообложения прибыли. При этом предельная величина определяется с учетом сумм начислен ных по займу процентов. Полагаем, что с выходом Постановления Президиума ВАС РФ № 7423/12 ситуация изменится в пользу налогоплательщиков. Судите сами.

Высшие арбитры о суммовых разницах, возникающих по договорам займа

Суть дела, которое рассматривал Президиум ВАС, заключается в следующем. Организация подписала договор займа от 17.11.2008 с физическими лицами на общую сумму 200 000 000 руб., что соответствует 7 315 663,56 долл. США. По этому договору заемщик обязуется перечислить полученную сумму займа в долларах США либо в рублях по курсу ЦБ РФ на дату погашения сумы долга, а также уплатить проценты на сумму займа из расчета 8,5% годовых. 03.02.2009 организация возвратила заемные средства физическим лицам с учетом начисленных на них процентов в размере 268 283 844 руб. Разница между суммой заемных и возвращенных денежных средств составила 68 283 844 руб. Данную сумму налогоплательщик включил в состав внереализационных расходов, в том числе 3 627 278 руб. – проценты по договорам займа и 64 656 566 руб. – отрицательная разница.

В 2011 году налогоплательщика проверила налоговая инспекция, которая руководствовалась теми же принципами, что и Минфин в вышеперечисленных письмах: отрицательная разница учитывается в расходах, но в соответствии с положениями ст. 269 НК РФ, то есть подлежит нормированию. Налоговая инспекция произвела пересчет предельного размера процентов, учитываемых в расходах, и пришла к выводу, что сумма, превышающая предельный размер составила 62 886 704 руб. В результате проверки организации доначислили налог на прибыль в размере 12 577 341 руб. плюс соответствующую сумму пеней плюс штраф за неуплату налога на прибыль в соответствии с п. 1 ст. 122 НК РФ в размере 2 517 582 руб. Не согласившись с таким решением инспекции, организация обратилась в суд. И хотя суды трех инстанций признали его недействительным, выводы, которые были сделаны судьями, на наш взгляд, были не совсем верными. Так, судьи ФАС ДВО в Постановлении от 14.02.2012 № Ф037141/2011 (третья инстанция), как и Минфин, посчитали, что разницы по договорам займа в условных единицах (в силу того, что отсутствует реализация) нельзя назвать суммовыми для целей налогообложения. По их мнению, в данном случае возникает курсовая разница. Напомним, что согласно пп. 5 п. 1 ст. 265 НК РФ в состав внереализационных включаются расходы в виде отрицательной курсовой разницы, возникающей от переоценки имущества в виде валютных ценностей и требований (обязательств), стоимость которых выражена в иностранной валюте, проводимой в связи с изменением официального курса иностранной валюты к рублю РФ, установленного ЦБ РФ.

Другие публикации:  Сколько штраф за неявку в суд

Итак, в целях гл. 25 НК РФ отрицательной признается курсовая разница, возникающая при уценке требований, выраженных в иностранной валюте, или при дооценке выраженных в иностранной валюте обязательств. Таким образом, как считают судьи ФАС ДВО, положения гл. 25 НК РФ не содержат запрета на включение в состав внереализационных расходов отрицательной курсовой разницы, возникшей при переоценке обязательств по договорам займа (кредитным договорам), выраженным в иностранной валюте.

Налоговая инспекция, обратилась с жалобой в ВАС. Надо сказать, что и там она не нашла поддержки. Президиум ВАС оставил без изменения судебные акты по данному эпизоду, признавшие незаконным решение инспекции о доначислении налога на прибыль. Однако отметил, что вывод судов (по поводу курсовой разницы) считает ошибочным ввиду следующего. В соответствии с положениями пп. 10 п. 1 ст. 251 и п. 12 ст. 270 НК РФ денежные средства, полученные и возвращенные по договору займа, не учитываются в составе доходов и расходов при определении налоговой базы по налогу на прибыль. Между тем при расчетах по договорам займа, выраженным в иностранной валюте, но подлежащим перечислению в рублях, в результате изменения курса валюты возникает разница между суммой, полученной от заимодавца, и суммой, возвращенной ему.

Поскольку согласно ст. 807 ГК РФ договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей и, соответственно, в той части, в которой такие деньги и вещи переданы (получены), в случае, если заемщик при возврате займа, выраженного в условных единицах, возвращает сумму в рублях в размере большем, чем он фактически получил, возникшую при этом отрицательную разницу надлежит рассматривать как суммовую разницу, подлежащую учету аналогично тому, как учитываются в целях налогообложения суммовые разницы при реализации товаров, работ, услуг и имущественных прав. При этом, по мнению Президиума ВАС, ограничения, установленные ст. 269 НК РФ для учета процентов по долговым обязательствам, не распространяются на возникающие отрицательные суммовые разницы по основному долгу в силу следующего. Указанная статья НК РФ устанавливает особенности отнесения процентов по долговым обязательствам к расходам при исчислении налога на прибыль. При этом в соответствии с п. 3 ст. 43 НК РФ процентами признается любой заранее заявленный (установленный) доход, в том числе в виде дисконта, полученный по долговому обязательству любого вида (независимо от способа его оформления). Процентами признаются, в частности, доходы, полученные по денежным вкладам и долговым обязательствам.

Таким образом, процентами следует считать только заранее заявленный доход по долговому обязательству; соответственно, суммовая разница, возникающая в связи с изменением курса валюты в виде разницы между суммой денежных средств в рублях, полученных и возвращенных по займу, не может быть признана процентами и ограничена в возможности ее отнесения в состав расходов при исчислении налога на прибыль в момент прекращения указанного обязательства. С учетом изложенного общество правомерно отнесло в состав внереализационных расходов разницы по полученным им займам без применения ограничений, установленных ст. 269 НК РФ.

А что с доходами физлиц?

Согласно ст. 210 НК РФ при определении налоговой базы по НДФЛ учитываются все доходы налогоплательщика, которые получены им как в денежной, так и в натуральной форме или право на распоряжение которыми у него возникло. Статья 41 НК РФ определяет доход как экономическую выгоду в денежной или натуральной форме, учитываемую в случае возможности ее оценки и в той мере, в которой ее можно оценить, и определяемую для физических лиц в соответствии с гл. 23 НК РФ.

Таким образом, официальная позиция Минфина по данному вопросу, выраженная в Письме от 26.03.2010 № 03-04-06/6-50, заключается в следующем: в случае возврата заемщиком суммы денежных средств, превышающей полученную им сумму займа, у заимодавца возникает экономическая выгода (доход), подлежащая обложению НДФЛ. Аналогичным образом рассуждала и налоговая инспекция в деле, которое рассматривалось в Постановлении Президиума ВАС РФ № 7423/12. (Отметим, что кроме налога на прибыль был доначислен НДФЛ в размере 8 876 899 руб., пени по НДФЛ – 1 987 572, штраф по ст. 123 НК РФ – 1 775 380 руб.)

Однако судьи придерживались иного мнения: поскольку условиями договора займа предусмотрено, что обязательства выражены в иностранной валюте, а платежи в исполнение договора осуществляются в рублях, в этом случае при возврате заемщиком суммы займа, выраженной в иностранной валюте с пересчетом в рубли на дату возврата, экономической выгоды у заимодавца не возникает, поскольку заемщик фактически возвращает установленную в договоре сумму займа.

С учетом вышеизложенного объекта обложения НДФЛ у заимодавца, получившего от заемщика рублевый эквивалент установленной в договоре суммы займа, выраженной в иностранной валюте, не возникает. При таких обстоятельствах судьи апелляционной и кассационной инстанций 4 признали решение налогового органа в части доначисления НДФЛ на сумму разницы, выплаченной физическим лицам, недействительным. По мнению Президиума ВАС, позиция судов апелляционной и кассационной инстанций соответствует положениям НК РФ.

1 См. статью С. Н. Зайцевой Долгосрочные договоры займа, выраженные в у. е. , № 19, 2012.
2 Аналогичное мнение высказано в письмах Минфина России от 27.05.2009 № 03-03-06/1/348, от 15.05.2009 № 03-03-06/1/325, № 03-03-06/1/324, а также в письмах УФНС по г. Москве от 22.12.2010 № 16-15/134822@, от 03.11.2010 № 16-15/115767@, от 09.02.2010 № 16-15/012759.
3 Определением ВАС РФ от 26.12.2011 № ВАС-13382/11 отказано в передаче данного дела в Президиум ВАС.
4 Суд первой инстанции поддержал налоговиков.

Конференция ЮрКлуба

Изменение валюты в договоре займа

vikavika 28 Авг 2009

Stone 28 Авг 2009

Учитывая, что д.займа реальный, то получается только новация?

а в какое обязательство в таком случае происходит новация? А из какого?

vikavika 28 Авг 2009

vikavika

Учитывая, что д.займа реальный, то получается только новация?

а в какое обязательство в таком случае происходит новация? А из какого?

Самой интересно))это нам так налорг заявляет.

Lbp 28 Авг 2009

vikavika 28 Авг 2009

vikavika
А что, сделка внешнеэкономическая?

Там несколько договоров, есть и между резами, и между резом и нерезом

Zork 28 Авг 2009

vikavika 28 Авг 2009

новации не будет, будет изменение условий исполнения

Для учета и отчетности нужно, чтобы сама сумма займа была в другой валюте, т.е. мы меняем не только положение о возврате, но и саму формулировку о сумме займа. Займ считается заключенным с момента предоставления. Получается, что тогда займ не предоставлен?!

Kuprina 28 Авг 2009

Займ считается заключенным с момента предоставления

укажите, что получили сумму,эквивалентную . по такому то курсу — измените

Stone 28 Авг 2009

Цитата(Zork @ 28.08.2009 — 11:45)
новации не будет, будет изменение условий исполнения

Для учета и отчетности нужно, чтобы сама сумма займа была в другой валюте, т.е. мы меняем не только положение о возврате, но и саму формулировку о сумме займа. Займ считается заключенным с момента предоставления. Получается, что тогда займ не предоставлен?!

имхо, проблема другого характера:
1. Заключен договора займа на 100 рублей
2. Стороны «новируют»: заемщик обязан вернуть сумму в рублях, эквивалентную 50 дол.США (в рублях, ибо валютное законодательство)

получаем: должен был 100 рублей, а вернешь, например, с учетом изменения курса 110. вопрос: что такое разница 10? проценты? Так наверняка проценты в иной форме выражены.
как-то так.
в общем, не знаю

Faust 28 Авг 2009

крупыч 28 Авг 2009

Для учета и отчетности нужно, чтобы сама сумма займа была в другой валюте, т.е. мы меняем не только положение о возврате, но и саму формулировку о сумме займа. Займ считается заключенным с момента предоставления. Получается, что тогда займ не предоставлен?!

Меня умиляют ситуации, когда чинуши препятствуют использованию предусмотренных ГК возможностей, т.к. что-то там не предусмотрено правилами отчетности или не воспринимается ихними программами по учету.

Помнится, когда работал следоватлем в МВД, возникла необходимость выделить в отдельное производство УД в отношении четырех фигурантов, которые скрылись. Так один чижик из контрольного отдела (который заносит в базу сведения о возбужденных делах) требовал на полном серьезе, чтобы я на каждого фигуранта выделял отдельное УД. У него видите ли программа не воспринимает выделение материалов в отношении неспольких лиц. Пытался что-то объяснить — как в бездну. Когда послал — побежал по начальствам плакаться. Панику на весь отдел устроил.

Другие публикации:  Заявление на загранпаспорт мфц

Zork 28 Авг 2009

vikavika
новое денежное обязательство будет выражено в валюте или просто исчисляться исходя из курса доллара?

С реальностью договора займа проблем не возникнет, так как в Вашем случае речь не идет о заключении нового договора, но об изменении существующего обязательства

vikavika 28 Авг 2009

vikavika
новое денежное обязательство будет выражено в валюте или просто исчисляться исходя из курса доллара?

С реальностью договора займа проблем не возникнет, так как в Вашем случае речь не идет о заключении нового договора, но об изменении существующего обязательства

будет исчисляться в валюте. Формулировка примерно следующая для целей учета и отчетности изложить с такого-то числа пп. договора следующим образом: займодавец предоставляет заемщику заем в размере 100 долларов.

ну и далее про возврат и начисление в новой валюте.

Добавлено немного позже:

Займ считается заключенным с момента предоставления

укажите, что получили сумму,эквивалентную . по такому то курсу — измените

А как это проблему решает? В рублях уже давно получили, а в долларах повторно никто перегонять не собирается.

Искра 28 Авг 2009

Статья 414. Прекращение обязательства новацией

1. Обязательство прекращается соглашением сторон о замене первоначального обязательства, существовавшего между ними, другим обязательством между теми же лицами, предусматривающим иной предмет или способ исполнения (новация).

Статья 807. Договор займа

1. По договору займа одна сторона (займодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить займодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества.
Договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей.
2. Иностранная валюта и валютные ценности могут быть предметом договора займа на территории Российской Федерации с соблюдением правил статей 140, 141 и 317 настоящего Кодекса.

Zork 28 Авг 2009

Формулировка примерно следующая для целей учета и отчетности изложить с такого-то числа пп. договора следующим образом: займодавец предоставляет заемщику заем в размере 100 долларов.

Лучше написать: «обязательство заемщика по возврату 3100 рублей, переданных займодавцем по договору займа ______, по соглашению сторон новируется в обязательство по уплате 100 долларов США . » и так далее

kras 02 Дек 2014

Формулировка примерно следующая для целей учета и отчетности изложить с такого-то числа пп. договора следующим образом: займодавец предоставляет заемщику заем в размере 100 долларов.

Лучше написать: «обязательство заемщика по возврату 3100 рублей, переданных займодавцем по договору займа ______, по соглашению сторон новируется в обязательство по уплате 100 долларов США . » и так далее

Подниму темку, уж больно она актуальна.

Кто сталкивался — насколько сейчас успешно может пройти новация валютного займа в рублевый? Насколько мне известно, всегда складывалась двоякая практика судов, одни из которых считали, что реальность договора займа является препятствием для новации (там, правда, речь шла о новации процентов в заемное обязательство, т.н. капитализация процентов). Как сейчас обстоят дела с подобными операциями?

greeny12 02 Дек 2014

насколько сейчас успешно может пройти новация валютного займа в рублевый?

Легко. При новации долга, возникшего из ранее полученного займа в иностранной валюте, новое денежное обязательство в рублях возникает только в момент прекращения обязательства, возникшего из договора займа.

Договор валютного займа оставили без изменений // Почему ВС не признал колебание курса евро существенным обстоятельством

Верховный суд (ВС) в очередной раз подтвердил, что изменение курса евро само по себе не является существенным обстоятельством для изменения кредитного договора в валюте на основании ст. 451 Гражданского кодекса (ГК). В споре между ТЭМБР-банком и заемщицей, возникшем после резкого снижения курса рубля, три инстанции согласились изменить договор, благодаря чему дело приобрело широкий резонанс. Но ВС отправил дело на новое рассмотрение. Вывод ВС следует сложившейся практике, и потому мотивированное определение уже не привлекло к себе такого внимания. Тем не менее в нем ВС сориентировал суды, как применять ст. 451 ГК.

Вероника Иванчикова обратилась в суд, когда ТЭМБР-банк отказался реструктурировать в рубли долг по кредиту, выданному в евро. Лазаревский районный суд в Сочи поддержал заемщицу и указал пересчитать кредит в рубли по курсу, который действовал на момент предоставления ссуды — 8 июля 2013 года (тогда курс евро составлял почти 43 руб.). Это решение поддержали и последующие инстанции, где посчитали, что резкое изменение курса валюты может считаться непредвиденным изменением обстоятельств (см. здесь). ТЭМБР-банк подал жалобу в ВС, но в гражданскую коллегию оно попало только со второй попытки после определения заместителя Председателя ВС Владимира Хомчика.

В определении ВС признал, что изменение курса иностранной валюты по отношению к рублю нельзя считать существенным изменением обстоятельств для изменения договора по ст. 451 ГК. Само по себе увеличение платежей в рублях по кредиту из-за повышения курса валюты не говорит об изменении соотношения имущественных интересов сторон договора, отметил суд.

Пересчет суммы займа в рубли по более низкому курсу, чем текущий, нарушает имущественные права банка, так как долг в итоге возвращается не в полном размере, считает ВС. «Суд фактически заменил договор займа в иностранной валюте договором займа в рублях, но по ставке, предусмотренной для займа в иностранной валюте», — говорится в определении ВС. То, что суды не стали менять ставку кредита, очевидно, связано с формулировкой требований истицы. Остается открытым вопрос, что бы сказал ВС, если бы истица одновременно с изменением валюты договора попросила бы применить к этому долгу ставку, характерную для рублевых кредитов.

Суды переложили на банк не только риск изменения курса валюты, что противоречило содержанию договора, но и риск изменения имущественного положения истицы, отметил ВС. Она ссылалась на то, что долгое время не работает. Однако риск потери работы и связанного с этим ухудшения материального состояния, по логике ВС, должен нести заемщик. Он не является, вероятно, внешним обстоятельством, которое может повлиять на договор.

Проблемы были связаны и с тем, что нижестоящие суды не объясняли свои выводы. Например, из их решений не ясно, почему исполнение договора без изменения условий повлекло бы такой ущерб для Вероники Иванчиковой, что она в значительной степени лишилась бы того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора. К сожалению, из-за молчания судов нельзя узнать, что бы по этому поводу сказал сам ВС. Ему достаточно было констатировать, что суды плохо выполнили свою работу.

ВС отменил все решения судов и отправил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Суду предстоит установить, соответствует ли повышение курса евро всем обязательным условиям в ст. 451 ГК для признания этого обстоятельства существенным в целях изменения договора.

Как правило, суды сохраняют силу договора в спорах о том, является ли падение курса рубля основанием для пересмотра договора. Наиболее яркий пример для арбитражных судов — разбирательство между публичными акционерными обществами «Вымпелком» и «Тизприбор». В конце марта этого года было опубликовано постановление Девятого арбитражного апелляционного суда, согласно которому изменение курса доллара, к которому были привязаны арендные платежи «Вымпелкома», не было непредвиденным. Поэтому суд не увидел оснований для изменения договора (см. здесь). Дело так и не дошло до ВС, так как в кассации стороны заключили мировое соглашение.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *