Права требования денежных средств

Залог права требования

Подборка наиболее важных документов по запросу Залог права требования (нормативно-правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Нормативные акты: Залог права требования

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Залог права требования

Документ доступен: в коммерческой версии КонсультантПлюс

Документ доступен: в коммерческой версии КонсультантПлюс

Формы документов: Залог права требования

Документ доступен: в коммерческой версии КонсультантПлюс

Документ доступен: в коммерческой версии КонсультантПлюс

Уступка требования

Уступка требования — это передача кредитором принадлежащего ему права требования другому лицу на основании закона. По российскому праву уступка требования недопустима, если требование непосредственно связано с личностью кредитора (напр. право на алименты). Не допускается уступка требования о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина.

Договор уступки требования

Договором уступки требования является любой договор, в той или иной форме передающий другому лицу право на что-либо.Есть множество видов такого рода договоров, например:

  • Договор уступки финансового требования. В таком случае кредитор передает третьему лицу право получить долг в счет каких-либо взаимных расчетов.
  • Договор на право использования товарного знака. Без подобного договора использовать чужой товарный знак — незаконно.
  • Передача авторских прав. Именно на договорах уступки авторских прав сейчас основываются отношения между писателями и издательствами, исполнителями и звукозаписывающими фирмами.

Договор договор уступки права требования (цессии) относится к особым договорам. Договор цессии является возмездным, консенсуальным и двусторонним. Как правило, договор уступки требований используется в том случае, когда стороны заинтересованы в переходе прав. Согласно условиям договора цессии права или требование кредитора, именуемого цедентом, переходят другому участнику договора – цессионарию. Целью заключения данного договора является отказ кредитора от принадлежащих ему в отношении должника прав и их передача другому лицу.

Законодательством не предусмотрено никаких ограничений правового статуса участников договора цессии. Договор уступки требований в качестве своего предмета определяет право требования или обязательственное право. Договор цессии может быть как безвозмездным, так и возмездным формы. Ввиду того, что законодательство не регулирует цену данного договора, оплата уступаемого право требования определяется условиями договора.

В соответствии с требованиями законодательства договор цессии должен быть составлен в письменной форме, при этом он может быть нотариально заверен. Помимо этого, уступка требования, которая выполняется в отношении подлежащей государственной регистрации сделке, должна регистрироваться в установленном законом порядке.

Договор уступки права требования, разновидность договора, по которому покупаются квартиры в строящемся доме. Уступка по ДДУ (договору долевого участия). Уступка по договору инвестирования/соинвестирования.

Финансирование под уступку требования

По договору финансирования под уступку денежного требования (факторинга) одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне клиенту денежные средства в счет денежного требования клиента (кредитора) к третьему лицу (должнику), вытекающего из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьему лицу, а клиент уступает или обязуется уступить финансовому агенту это денежное требование.

Сделки финансирования под уступку денежного требования являются одной из наиболее распространенных в коммерческой практике форм использования имущественных активов в виде не закрепленных в ценной бумаге прав требования.

По таким сделкам одна сторона получает от финансового агента денежные средства, передавая последнему свои денежные права требования в отношении третьих лиц.

Глава 17. ЗАЛОГ ПРАВА ТРЕБОВАНИЯ И ОБЕСПЕЧИТЕЛЬНАЯ ЗАЛОГОВАЯ ЦЕССИЯ

Действующее гражданское законодательство Российской Федерации допускает возможность использования права требования (т.е. обязательственных прав) в качестве предмета залога. Как указывает п. 1 ст.

См.: Закон РФ от 29.05.1992 N 2872-1 «О залоге» // Ведомости РФ. 1992. N 23. Ст. 1239. С 1 января 1995 г. Закон о залоге действует в части, не противоречащей ГК РФ.

Статья 54 Закона о залоге предусматривает, что предметом залога могут быть принадлежащие залогодателю права владения и пользования, в том числе и права арендатора, другие права (требования), вытекающие из обязательств, и иные имущественные права.

Таким образом, предметом залога могут быть не только права из обязательств (права требования), но и иные имущественные права. Однако в рамках данной главы хотелось бы ограничиться рассмотрением проблемных вопросов, возникающих при залоге прав требования, вытекающих из денежных обязательств.

И Закон о залоге, и Гражданский кодекс Российской Федерации не допускают возможности залога требований личного характера, в частности, требований об алиментах, о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью. Не могут быть предметом залога необоротоспособные права, т.е. права, уступка которых другому лицу запрещена законом (п. 1 ст. 336 ГК РФ) .

Вопрос о требованиях, не подлежащих передаче в порядке цессии, а следовательно, и в залог, подробно рассмотрен В.А. Беловым. См.: Белов В.А. Сингулярное правопреемство в обязательстве. С. 140 — 146.

В соответствии с п. 3 ст. 335 ГК РФ залогодателем права может быть лицо, которому принадлежит закладываемое право. В обязательственных отношениях правообладатель — это кредитор. Соответственно залогодателем права требования, вытекающего из денежного обязательства, является кредитор в этом обязательстве.

В настоящее время используются две основные формы залога движимого имущества — с передачей предмета залога залогодержателю и без такой передачи (ст. 338 ГК РФ). Юридически нет никаких препятствий для использования сходных форм и при залоге прав требования, вытекающих из денежных обязательств.

Вместе с тем сама нематериальная природа предмета залога вынуждает к постановке вопроса о способах его выделения и «передачи» залогодержателю.

Определенное право требования может не «передаваться» залогодержателю, а «остаться» у залогодателя-кредитора. Естественно, физически невозможно каким-то образом выделить это имущество, оно определимо лишь юридическим путем — через указание признаков, позволяющих индивидуализировать право или права, являющиеся предметом залога. Для залогодержателя в этом случае контроль за судьбой предмета залога крайне затруднен.

Залог прав без передачи их залогодержателю описан в нормах Закона о залоге, предусматривающих право залогодержателя требовать перевода на себя заложенного права (п. 1 ст. 57) и право требовать от залогодателя передачи полученных им денежных сумм (п. 2 ст. 58).

Институт залога (заклада) прав как «бестелесных вещей» имел широкое распространение еще в римском праве. Объектами закладного права являлись сервитуты, эмфитевтические права, суперфициарные права, требования в отношении третьего лица и само закладное право .

См.: Хвостов В.М. Система римского права. С. 357 — 358.

Заклад прав в отношении третьих лиц (обязательственных прав требования) — заклад долговых требований (pignus nomen) — имеет давнюю историю.

Согласно римским источникам, заклад долговых требований как обычное явление практиковался уже во II столетии Римской империи. Закладу долговых прав как бестелесных вещей исторически предшествовал заклад долговых документов, осуществляемый как обычный заклад материальных вещей.

Г. Дернбург относил возникновение заклада долговых требований приблизительно к концу Римской республики, связывая его с развитием в это время промышленности и спекулятивного духа, вследствие чего долговые требования стали весьма важной частью имущества .

См.: Струкгов В. О закладе долговых требований. СПб., 1890. С. 32.

Дигесты и Кодекс Юстиниана содержат ряд упоминаний о закладе прав требования, описывая эту сделку следующим образом: «Если заключено соглашение, что требование к моему должнику дается тебе в залог, то это соглашение защищается претором, так что защищаешься и ты при взыскании денег, и защищается должник против меня, если я предъявлю к нему иск. Итак, если требование является денежным, то, взыскав деньги, ты производишь зачет (зачет взысканной тобой суммы и твоего требования ко мне); если же по этому требованию взыскивается какой-либо другой предмет, то полученное тобой займет место залога» .

См.: Дигесты Юстиниана. Кн. 13. Титул VII (34).

Исключительно подробному рассмотрению подверглась природа отношений по залогу долговых требований по римскому праву в немецкой цивилистике. Подробный анализ различных воззрений по этому вопросу дан у В.О. Струкгова и А.С. Звоницкого .

См.: Струкгов В. О закладе долговых требований. С. 32.

См.: Звоницкий А.С. О залоге по русскому праву. Киев, 1912.

В российской цивилистике залог прав требования вызывал серьезные дискуссии и относительно его допустимости, и относительно природы подобных сделок. В.И. Синайский писал, что в литературе против залога прав возражают главным образом потому, что залог есть право на вещь, а не на требование. Поэтому одни отрицают вещный характер залога права, признавая объектом залога не вещь, а ценность, другие отрицают залоговый характер залога прав, признавая залог требований в несобственном смысле как цессию или как сингулярное преемство . Сам В.И. Синайский полагал наиболее отвечающим природе залога прав воззрение на него как на абсолютное право получения удовлетворения из меновой ценности.

См.: Синайский В.И. Русское гражданское право. С. 272.

Несмотря на отсутствие прямых указаний в законе, залог требований находил свое применение и в советское время. М.М. Агарков указывал, что к залогу прав требований иногда прибегают в области внешнеторговых сделок при банковом кредитовании.

Реализация этой разновидности залога сводилась по существу к уступке залогодателем заложенного права требования залогодержателю: залогодержатель получает право потребовать от должника исполнения заложенного требования и из уплаченной должником суммы покрыть обеспеченное залогом требование (как и при всяком залоге, преимущественно перед другими кредиторами); возможный остаток передается залогодателю .

См.: Советское гражданское право. Т. 1 / Под ред. Д.М. Генкина. С. 464.

Нормы современного российского законодательства, допуская залог прав требования, содержат весьма противоречивые указания относительно правового режима такого залога. Непосредственно залогу прав требования посвящены ст. ст. 54 — 58 Закона о залоге.

В отношении содержания договора о залоге прав указывается на необходимость указания лица, которое является должником по отношению к залогодателю. Одновременно на залогодателя возлагается обязанность уведомить своего должника о состоявшемся залоге прав.

На залогодателя в силу договора о залоге прав возлагаются обязанности (ст. 56 Закона о залоге):

— совершать действия, которые необходимы для обеспечения действительности заложенного права;

— не совершать уступки заложенного права;

— не совершать действий, влекущих прекращение заложенного права или уменьшения его стоимости;

— принимать меры, необходимые для защиты заложенного права от посягательств со стороны третьих лиц;

— сообщать залогодержателю сведения об изменениях, произошедших в заложенном праве, о его нарушениях третьими лицами и о притязаниях третьих лиц на это право.

Залогодержатель при залоге прав наделен следующими правомочиями (ст. 57 Закона о залоге):

— независимо от наступления срока исполнения обеспеченного залогом обязательства требовать в суде, арбитражном суде перевода на себя заложенного права, если залогодатель не исполнил возложенные на него обязанности;

— вступать в качестве третьего лица в дело, в котором рассматривается иск о заложенном праве;

— в случае неисполнения залогодателем обязанностей, связанных с защитой заложенного права от посягательств третьих лиц, самостоятельно принимать меры, необходимые для защиты заложенного права от нарушений со стороны этих лиц.

Закон о залоге (ст. 58) устанавливает также последствия исполнения должником обязательства перед залогодателем. Если должник залогодателя до исполнения залогодателем обязательства, обеспеченного залогом, исполнит свое обязательство, все полученное при этом залогодателем становится предметом залога, о чем залогодатель обязан немедленно уведомить залогодержателя.

При получении от своего должника в счет исполнения обязательства денежных сумм залогодатель обязан по требованию залогодателя перечислить соответствующие суммы в счет исполнения обязательства, обеспеченного залогом, если иное не установлено договором о залоге.

Прежде всего обращает на себя внимание то, что, в отличие от классической конструкции залога прав требования, по общему правилу закон не наделяет залогодержателя правом самостоятельно заявить требование об исполнении по заложенному обязательству, очевидно, оставляя такое право за залогодателем. Должник продолжает исполнять обязательство своему кредитору-залогодателю — это следует и из приведенных выше положений закона о последствиях исполнения обязательства перед залогодателем.

Не изменяет этого вывода и предоставление залогодержателю права вступать в дело, в котором рассматривается иск о заложенном праве, поскольку речь идет только о его участии в качестве третьего лица. Учитывая приведенные выше нормативные положения, можно говорить лишь о привлечении в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельные требования на предмет спора.

Закон обязывает залогодателя не совершать действий, влекущих прекращение заложенного права или уменьшение его стоимости; но действия по истребованию задолженности по заложенному обязательству к таковым явно не относятся.

Другие публикации:  Транспортный налог с 250

Учитывая, что в силу договора о залоге порядок исполнения обязательства должником не изменяется и права кредитора-залогодателя требовать исполнения обязательства в свою пользу не ограничиваются, теряет всякий смысл возложение на залогодателя обязанности по уведомлению должника о залоге права.

Но неудачное решение вопроса об уведомлении становится практически несущественным при рассмотрении изложенной в Законе конструкции с точки зрения обеспечения интересов сторон в договоре о залоге прав.

Положение залогодержателя таково, что цель обеспечения исполнения обязательства, преследуемая при заключении договора о залоге, не достигается. При нормальном ходе событий должник при наступлении срока по заложенному праву исполняет обязательство первоначальному кредитору — залогодателю. При этом предмет залога утрачивается, заложенное право требования прекращается исполнением. Взамен залогодержателю предоставляется право потребовать перечислить полученные залогодателем суммы в счет исполнения обеспеченного залогом обязательства.

Таким образом, вместо получения непосредственно от должника сумм, которые направляются в счет исполнения по обеспеченному требованию, согласно Закону о залоге залогодержатель получает лишь право требовать выплаты полученных сумм от залогодателя. И это при том, что платежеспособность залогодателя не оценивалась при залоге права в отношении должника и право в отношении залогодателя предметом залога не являлось.

Если предметом по заложенному обязательству являлись не деньги, а иное имущество, то при исполнении обязательства должником залогодателю это имущество становится предметом залога, но находящимся у залогодателя. В классическом варианте залога прав вещь передавалась залогодержателю (которому в силу залога переводилось право требования к должнику). Естественно, залог с оставлением вещи у залогодателя с точки зрения обеспечительного интереса залогодержателя гораздо менее выгоден.

Рассмотрим и другой вариант развития событий. Если основания для обращения взыскания на заложенное право наступили, в силу общих положений об обращении взыскания на заложенное имущество (ст. ст. 349, 350 ГК РФ) права требования как предмет залога будут продаваться с публичных торгов. При этом залогодержатель выручит суммы, несоизмеримо меньшие, чем при истребовании задолженности от должника.

Крайне невыгодны такие последствия и для залогодателя, особенно если он является одновременно должником по обеспеченному обязательству.

Закон о залоге и Гражданский кодекс Российской Федерации не разделяют и не предусматривают специального регулирования случаев реализации заложенных прав требования с наступившим сроком исполнения и прав требования, срок по которым к моменту обращения на них взыскания и реализации не наступил.

Может ли залогодержатель требовать перевода на себя заложенного права в случае неисполнения обеспеченного залогом обязательства? Закон о залоге такой возможности прямо не предусматривает.

В числе нарушений залогодателя, дающих право залогодержателю требовать такого перевода, не содержится и такого, как уклонение залогодателя от истребования предмета по заложенному обязательству от должника.

Таким образом, если залогодатель не предпринимает никаких мер по взысканию задолженности, залогодержатель не может самостоятельно обратиться с требованием к должнику и воздействовать на залогодателя с целью побудить его самостоятельно осуществить такие действия.

Предоставление залогодержателю в случаях нарушения залогодателем возложенных на него обязанностей требовать перевода на себя заложенного права в судебном порядке является весьма слабой гарантией, поскольку в целом ряде случаев такой перевод к моменту рассмотрения спора становится невозможным. Так, в случае осуществления залогодателем действий, влекущих прекращение заложенного права, к моменту обращения в суд заложенное право уже прекратилось (например, путем передачи отступного залогодателю или осуществления зачета), т.е. требование о переводе права не может быть удовлетворено. Кроме того, сам судебный порядок неоперативен и дорог .

Диспозитивный характер норм Закона о залоге, определяющих права залогодателя и залогодержателя, позволяет сторонам в договоре дополнить перечень нарушений со стороны залогодателя, при которых залогодержатель вправе требовать перевода на себя заложенного права, охватив, в частности, случаи уклонения от взыскания. Но в этом случае перевод права залогодержателю должен производиться в судебном порядке (п. 1 ст. 57 Закона). Однако нормы ст. 57 Закона также являются диспозитивными, что, по нашему мнению, позволяет сторонам установить и внесудебный порядок перехода прав к залогодержателю при наступлении соответствующих условий.

Сказанное позволяет охарактеризовать нормы Закона о залоге, устанавливающие правовой режим сделок залога права, как крайне неудачные, противоречивые и в силу этого затрудняющие использование такого имущества, как имущественные права в качестве предмета залога.

Рассматривая конструкцию залога прав, описанную в Законе о залоге, В.А. Белов справедливо отмечает, что «договор о залоге права имеет значение лишь юридической предпосылки, необходимой для последующего перехода заложенного права к залогодателю либо для титулирования (легитимации) последнего в качестве управомоченного на продажу права» .

Белов В.А. Сингулярное правопреемство в обязательстве. С. 174.

Однако урегулирование в Законе конструкции залога права, которую можно условно назвать «залогом права без передачи его залогодателю», не исключает возможности совершения иной сделки — «залога права с передачей его залогодержателю», когда залогодержателю уступается право на осуществление взыскания в отношении должника в целях обеспечения исполнения по другому обязательству.

При такой конструкции договора должник информируется (уведомляется) о передаче права залогодержателю, что препятствует возможности как исполнения обязательства залогодателю, так и осуществлению последним действий по распоряжению заложенным правом. Уплаченные должником залогодержателю денежные средства направляются в погашение обеспеченного обязательства, а если предметом обязательства являются не деньги, а иные вещи, то они становятся предметом залога.

Использование такой конструкции договора о залоге прав требования не противоречит действующему гражданскому законодательству. Ни положения Гражданского кодекса Российской Федерации, ни положения Закона о залоге не запрещают осуществления такого рода сделок.

Наиболее вероятный аргумент, который можно привести, отвергая такой подход, сводится к тому, что уступка права (цессия) залогодателем залогодержателю означает «полный» переход права, в связи с этим к отношениям сторон нельзя применять нормы о залоге, в силу которого на предмет залога создается «ограниченное» право.

Отметим, что сделки цессии долговых прав рассматриваются как самостоятельные. При регулировании последствий цессии в отношении должника и в некоторых случаях в отношении третьих лиц явно прослеживается стремление вынести «за скобки» основания их совершения.

При таком подходе к институту уступки нет противоречий между наличием договора сторон, который ограничивает права «держателя» требования условиями договора о залоге, и совершением в пользу залогодержателя уступки, в силу которой он приобретает право требования в отношении должника. В ряде случаев, характеризуя подобную сделку, говорят о «залоговой уступке», «уступке особого вида», что не опровергает, а подтверждает возможность применения к этим отношениям норм об уступке права требования.

Отношения между цедентом и цессионарием будут определяться договором о залоге, в силу чего права залогодержателя (цессионария) будут ограничены .

Не исключена и возможность заключения договора, по условиям которого право требования будет передано в рамках сделки, аналогичной сделке по обеспечительной передаче права собственности. Право в отношении должника полностью переходит в состав имущества цессионария, но одновременно цессионарий принимает обязательство возвратить право требования цеденту при надлежащем исполнении им обеспечиваемого обязательства. Иной вариант: цедент обязуется полностью уступить право требования при неисполнении обеспеченного обязательства.

В том случае, когда предметом залога являются денежные права требования, вытекающие из предоставления товаров, выполнения работ или оказания услуг третьему лицу, и залогодатель является должником по основному денежному обязательству, к отношениям сторон, по нашему мнению, могут применяться нормы об уступке в рамках договора финансирования под уступку денежного требования .

В соответствии с п. 1 ст. 824 ГК РФ денежное требование может быть уступлено клиентом финансовому агенту также в целях обеспечения исполнения обязательства клиента перед финансовым агентом. Нормы ГК РФ не указывают на характер обеспечительных сделок, в связи с этим напрашивается вывод, что это могут быть как сделки по обеспечительной передаче «полного» права финансовому агенту (цессионарию), так и передача права в качестве залога — «залоговая» уступка права требования.

Правомерность передачи залогодержателю права в отношении должника как при самом заключении договора о залоге, так и при наступлении определенного условия (нарушение договора залогодателем, неисполнение обеспеченного обязательства) нередко подвергается сомнению, поскольку в такой передаче видят нарушение порядка реализации заложенного имущества, предусмотренного п. 1 ст. 350 ГК РФ (продажа с торгов).

Однако никакого нарушения в данном случае не усматривается. Прежде всего, передача предмета залога (в данном случае — права требования) залогодержателю — не реализация заложенного имущества. Право требования находится у залогодержателя на праве залога и при наступлении предусмотренных законом оснований для обращения взыскания на заложенное имущество должно реализовываться в общем порядке — путем продажи.

Вместе с тем передача долгового требования залогодателю при направлении уведомления должнику о такой передаче означает, что стороны (залогодатель и залогодержатель) исходили из возможности реализации прав по заложенному требованию непосредственно залогодержателем в целях погашения основного обязательства или в интересах залогодателя (п. 3 ст. 346 ГК РФ). В этом случае речь идет не о реализации предмета залога, а об особом порядке распоряжения этим предметом в рамках договора о залоге, который направлен на погашение основного обязательства.

Пункт 3 ст. 346 ГК РФ позволяет сделать вывод, что полученное залогодержателем от должника по денежному обязательству засчитывается в погашение обеспечиваемой задолженности.

Передача права в отношении должника залогодержателю, по нашему мнению, наделяет последнего и правом самостоятельно предъявлять иск к должнику об исполнении заложенного права.

В соответствии с Законом о залоге передача права (как предмета залога) залогодержателю приводила к прекращению залога, так как в п. 4 ст. 34 в качестве основания прекращения залога называется «переход прав на предмет залога залогодержателю». Поскольку Гражданский кодекс Российской Федерации не содержит такого основания прекращения залога, данная норма Закона не применяется. Однако сама возможность требовать перевода на себя заложенного права залогодержателем сохраняется, в связи с чем применение норм ст. 57 Закона не может не вызвать серьезных затруднений.

Закон не указывает, на каком праве «владеет» залогодержатель переведенным на него правом. Сохраняются ли залоговые отношения и, следовательно, предусмотренный Гражданским кодексом Российской Федерации порядок реализации заложенного имущества или перевод заложенного права залогодателю прекращает залог? Если залог прекращается, то какое влияние это оказывает на основное обязательство?

Поскольку, как уже указывалось, Гражданский кодекс Российской Федерации не предусматривает такого основания прекращения залога, как переход прав на предмет залога залогодержателю, то отсутствуют основания для признания залоговых правоотношений прекращенными. Права залогодержателя сохраняются, но предмет залога передается ему, вследствие чего залогодержатель приобретает в результате произведенного перевода права возможность получения задолженности непосредственно от должника и право требовать от него исполнения в свою пользу, в том числе и в судебном порядке.

В соответствии с п. 1 ст. 342 ГК РФ, если имущество, находящееся в залоге, становится предметом еще одного залога в обеспечение других требований, требования последующего залогодержателя удовлетворяются из стоимости этого имущества после требований предшествующих залогодержателей. Последующий залог допускается, если он не запрещен предшествующими договорами о залоге.

Закон не предусматривает исключений и для случаев залога долговых прав. При этом, по нашему мнению, не имеет значения конструкция залога права: последующий залог возможен как в случае сохранения права требования в отношении должника у залогодателя, так и в случае передачи права требования залогодержателю.

Основное значение здесь имеет характер сделки между цедентом и цессионарием: если право передавалось в качестве залога, то к отношениям сторон применяются положения, регулирующие соответствующие отношения. Если же стороны преследовали цель полностью передать имущество в виде прав требования цессионарию, то повторная передача этого же права другому лицу не может быть произведена.

На практике последующий залог может иметь место в случаях, когда стоимость заложенного права значительно превышает размер обеспечиваемого первоначальным залогом обязательства.

В случае продажи заложенного права полученные суммы распределяются между залогодержателями, последовательно обременявшими имущество залогами, в соответствии с положениями п. 1 ст. 342 ГК РФ.

Если требование было исполнено должником, перечислившим денежные средства залогодателю, то последующий залогодержатель вправе предъявить к нему требование о выплате суммы на основании ст. 58 Закона о залоге в той части, в какой полученная сумма превышает обеспеченное первоначальным залогом обязательство.

Другие публикации:  Сколько стоит страховка каско на машину в 2019 году в росгосстрах

В случаях уплаты, произведенной должником залогодержателю при «залоговой уступке», расчеты между залогодержателями при последующем залоге должны осуществляться в соответствии с требованиями п. 1 ст. 342 ГК РФ.

Установление залога означает наделение залогодержателя правом получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами лица, которому принадлежит это имущество (залогодержателя), за изъятиями, установленными законом.

Стороны вправе использовать для целей обеспечения и передачу права требования на основании иной (не залоговой) сделки. Право требования может быть передано кредитору не на залоговом, а на «полном» праве, с тем чтобы он использовал полученные от должника суммы для погашения обеспеченного обязательства. Данные сделки аналогичны так называемым сделкам фидуциарной передачи права собственности для целей обеспечения.

Такие сделки в принципе следует считать допустимыми. При определении характера права кредитора (залоговое или полное) в отношении переданного ему права требования следует в первую очередь исходить из намерения сторон .

Подобный подход к обеспечительным сделкам с векселем усматривается у М.М. Агаркова (см.: Агарков М.М. Основы банкового права. Учение о ценных бумагах. М., 1994. С. 116).

Выбор того или иного варианта вызывает различные последствия. Так, при фидуциарной передаче на переданные кредитору права требования не может быть наложен арест и взыскание по долгам лица, передавшего право, они не включаются в состав его конкурсной массы. Требования же, переданные в залог, могут быть арестованы, на них может быть обращено взыскание по долгам залогодателя, они входят в состав его конкурсной массы при несостоятельности. В связи с этим допустимость сделок по фидуциарной передаче в определенных случаях (в преддверии банкротства, ареста имущества и т.д.) может быть подвергнута сомнению (особенно с учетом целей их совершения).

Кредитование под залог прав и уступку денежного требования

Виды обеспечения кредита

Для российского рынка корпоративных и структурированных кредитов характерен достаточно ограниченный набор используемых видов обеспечения: большинство из тех, на основе оценки которых (наряду с анализом финансового положения заемщика, экономики сделки и других факторов) принимается то или иное решение по кредитным заявкам, сводится к залогам тех или иных активов, включая имущественные права, поручительствам и банковским гарантиям. В то же время целый ряд других широко используемых в международной банковской практике видов обеспечения и инструментов структурирования кредитных сделок отсутствует или применяется редко (к ним относятся обеспечительная уступка, залог будущих прав требования и специальные обеспечительные, накопительные или залоговые счета). Соответственно для участников кредитной операции разнятся как собственно возможность, так и правовые последствия наступления залоговых случаев в том или ином правовом поле.

Обеспечиваемое обязательство

Кредитование под залог прав и уступку денежного требования относится к кредитным технологиям, применяемым преимущественно в структурированном торговом и проектном финансировании и получившим широкое развитие в международной банковской практике. Объектами кредитования могут быть как торговые, так и промышленные корпорации, представляющие топливно-энергетический, металлургический, лесопромышленный и другие сектора экономики, в первую очередь экспортно ориентированные, имеющие устойчивые рынки сбыта на выпускаемую продукцию и платежеспособных покупателей. Сроки кредитования могут различаться в зависимости от целей и специфики той или иной операции, состояния бизнеса и кредитоспособности заемщика: это могут быть как краткосрочные (от 6 до 12 мес.) сделки или операции по поддержанию ликвидности заемщика, так и среднесрочное или долгосрочное (до 5–8 лет) инвестиционное кредитование на цели технического перевооружения предприятий.

Отличия от факторинга и форфейтинга

Рассматриваемые кредитные технологии не следует отождествлять с факторинговыми сделками и форфейтингом, в основе которых лежат торгово-комиссионные транзакции, предусматривающие покупку (инкассирование) факторской компанией дебиторской задолженности клиента на условиях немедленной оплаты большей части стоимости отфактурованных товарных поставок и уплаты остальной части с учетом дисконта в строго определенные сроки независимо от поступления выручки от дебиторов. Форфейтинг, также представляющий собой покупку дебиторской задолженности без права регресса (права обратного требования) на продавца, от факторинга отличает лишь то, что, в то время как факторинговая компания обычно приобретает краткосрочные требования к компании-должнику, банк, занимающийся форфейтингом, покупает векселя (часто авалированные банком покупателя), представляющие собой среднесрочные и долгосрочные требования к дебитору.

В отличие от факторинговых сделок и операций форфейтинга при отсутствии случаев невозврата при кредитовании под залог прав и уступку денежного требования, отчуждения прав заемщика на дебиторскую задолженность его контрагентов (по аналогии с покупкой дебиторской задолженности, но в форме обращения взыскания на залог соответствующих прав и их переход к кредитору) не происходит, и по погашении кредита предоставленный залог в соответствии с обычной практикой кредитования высвобождается.

Примеры на российском рынке

Кредитные технологии с применением обеспечительной уступки и залога права денежного требования использовались в соглашении по нефти и газу между Экспортно-импортным банком США (Эксимбанк), Банком России и Минфином России, в рамках которого в 90-х гг. от зарубежных кредитных институтов под гарантии Эксимбанка были привлечены кредитные ресурсы на финансирование инвестиционных программ российского нефтегазового комплекса. Аналогичные технологии применялись при структурировании обеспечения кредитов для лесопромышленной компании «Рослеспром», которая в тот же период подписала с Эксимбанком соглашение (меморандум) о взаимопонимании по финансовой поддержке проектов в российской лесопромышленной отрасли. Обязательным условием этих соглашений, наряду с обеспечительной уступкой и залогом в пользу иностранных кредиторов прав заемщика на получение экспортной выручки от реализации продукции, производимой на модернизируемых предприятиях, являлось открытие заемщиками в иностранных банках специальных обеспечительных счетов, на которые в определенном сторонами порядке и объеме зачислялись экспортные поступления для их последующего обращения на обслуживание долга.

Рассмотрим более подробно механизм кредитования под залог прав и обеспечительную уступку денежного требования на примере организации финансирования коммерческими банками экспортных поставок российской машиностроительной продукции.

Кредитование под залог прав

По договору кредитования под залог прав указанный вид залога обеспечивает обязательства должника по уплате кредитору денежных сумм в том объеме, в котором требование кредитора в рамках заключенного соглашения будет иметь место к моменту его удовлетворения, в частности, по уплате/возмещению суммы:

— комиссий и вознаграждений;

— расходов кредитора по соглашению;

— убытков, причиненных просрочкой исполнения обязательств;

— расходов залогодержателя по взысканию долга;

— расходов по обращению взыскания и реализации прав, составляющих предмет залога.

Более подробно обязательство должника, обеспеченное залогом по договору кредитования под залог прав, включая размер и срок его исполнения, оговаривается в соответствующем соглашении, о содержании которого залогодатель ставится в известность. В обязательные для такого рода документов заверения залогодателя входят как достаточно стандартные для используемых в международной практике, так и специфические для данного вида залога статьи кредитного договора. Так, залогодатель заверяет, что:

— права, составляющие предмет залога, принадлежат ему на законных основаниях, под арестом и в споре не состоят, не обременены каким-либо образом;

— залогодатель не имеет препятствий в осуществлении прав, составляющих предмет залога (в т.ч. и путем обращения в суд, арбитражный суд или иными способами), вызванных действиями (бездействием) третьих лиц или его собственными;

— кредитор является единственным залогодержателем предмета залога;

— в отношении залогодателя не применяются процедуры, предусмотренные законодательством о несостоятельности (банкротстве), не возбуждено производство об их применении, а равно не принимались решения и не совершались иные действия, направленные на прекращение его деятельности;

— залогодатель не совершал никаких действий, направленных на отчуждение предмета залога или передачу каких-либо своих прав на него, кроме как в соответствии с заключаемым договором;

— залогодатель предпринял все корпоративные действия, необходимые для утверждения решения о заключении и выполнении настоящего договора, и все необходимые одобрения и разрешения, связанные с заключением договора, были им надлежащим образом получены;

— договор подписывается уполномоченным лицом залогодателя и это лицо совершило все действия и выполнило все формальности для заключения договора и вступления его в силу.

Предмет залога и права сторон

В обеспечение исполнения обеспечиваемого обязательства должника залогодатель предоставляет залогодержателю по договору кредитования в залог права требования на выручку, поступающую заемщику по соответствующим контрактам и (или) договорам комиссии на установленную сумму (обычно фиксируется ее минимальный размер и дается поконтрактная разбивка). Как правило, залоговая стоимость соответствует сумме закладываемых прав требования на выручку, хотя, так же как и при залогах материальных активов, возможно дисконтирование суммы прав требования с учетом сопутствующих операции коммерческих, финансовых, операционных и иных рисков. Иначе говоря, речь идет о применении того или иного повышающего коэффициента при определении минимально необходимого объема залога прав требования на будущие денежные поступления по заключенным и (или) уже «работающим» коммерческим контрактам.

Права кредитора и залогодателя предусматривают, что кредитор имеет право на пересмотр залоговой стоимости предметов залога по согласованию с залогодателем, предмет залога остается у залогодателя, а все последующие его залоги допускаются только с согласия залогодержателя.

Обязанности залогодателя

— по требованию залогодержателя незамедлительно представлять залогодержателю должным образом заверенные копии документов, подтверждающих существование, действительность, условия осуществления, размер заложенных прав и иные существенные обстоятельства в отношении заложенных прав, а незамедлительно после обращения взыскания на предмет залога — подлинники таких документов;

— совершать действия, которые необходимы для обеспечения действительности прав;

— не отчуждать предмет залога, не передавать его во владение, пользование третьим лицам, не обременять его каким-либо образом и не распоряжаться им без письменного согласия залогодержателя;

— не совершать действий, которые влекут прекращение прав или уменьшение их стоимости;

— принимать меры, необходимые для защиты предмета залога от посягательств со стороны третьих лиц; совершать действия, которые необходимы для обеспечения действительности залога; сообщать залогодержателю о действиях третьих лиц против предмета залога и (или) об их притязаниях на него;

— не изменять без согласия залогодержателя юридические основания, на которых существуют права, в части объема прав, порядка и способа их осуществления, порядка и способа осуществления денежных расчетов;

— в случае возникновения спора с третьими лицами о предмете залога добросовестно выполнять свои процессуальные обязанности, включая представление доказательств, подтверждающих принадлежность предмета залога залогодателю;

— сообщить лицам, обязанным перед залогодателем по правам, о залоге прав;

— сообщать залогодержателю по его требованию сведения об изменениях, связанных с предметом залога, и иную информацию о предмете залога.

Залогодатель не имеет права зачета или удержания в отношении залогодержателя и, как правило, выражает согласие с тем, что договор обеспечивает также требования любого правопреемника кредитора по соглашению, хотя в определенных случаях возможно применение тех или иных согласовательных и (или) уведомительных процедур.

Отдельные права залогодержателя

Залогодержатель имеет право:

— вступать в качестве третьего лица в дело при рассмотрении иска, касающегося предмета залога;

— при нарушении залогодателем условий настоящего договора приостанавливать операции с предметом залога;

— в случае непринятия залогодателем необходимых мер защиты предмета залога от посягательств со стороны третьих лиц самостоятельно принимать меры, необходимые для защиты предмета залога от нарушений со стороны третьих лиц;

— контролировать сохранность предмета залога и выполнение условий настоящего договора, в том числе с привлечением по выбору залогодержателя третьих лиц;

— при исполнении договора кредитования залогодержатель вправе производить все необходимые конверсии из одной валюты в другую по курсу, применяемому залогодержателем для своих клиентов на дату такой операции.

Обращение взыскания

В случае неисполнения должником обязательств по соглашению залогодержатель имеет право обратить взыскание на предмет залога по своему выбору как в судебном, так и во внесудебном порядке. Обращение взыскания на предмет залога во внесудебном порядке производится путем направления залогодержателем залогодателю соответствующего уведомления. С момента получения такого уведомления залогодатель обязан прекратить все операции с предметом залога и проводить их в дальнейшем только по распоряжению залогодержателя.

Реализация предмета залога

Реализация предмета залога, на который обращается взыскание, осуществляется в соответствии с законодательством Российской Федерации. При этом залогодержатель, основываясь на заключенном договоре, вправе самостоятельно реализовывать предмет залога или привлекать для этого третьих лиц. Суммы, полученные от реализации предмета залога, направляются в первую очередь на покрытие задолженности должника по соглашению, во вторую — на покрытие всех расходов, издержек, обязательств и задолженностей, оплаченных, понесенных или представленных к оплате кредитору в связи с осуществлением его прав по договору кредитования, в том числе в связи с обращением взыскания и реализацией предмета залога. Все расходы и сборы, связанные с хранением и реализацией предмета залога, осуществляются за счет залогодателя.

Другие публикации:  Приказ 902 по рекламе

Кредитование под уступку денежного требования

Предмет договора

В соответствии с договором о кредитовании под уступку денежного требования банк-кредитор (или его финансовый агент) обязуется предоставить клиенту кредитную линию с установленным лимитом задолженности и сроком погашения на условиях, оговариваемых сторонами в соответствующем соглашении о предоставлении кредитной линии, а клиент обязуется передать (уступить) банку права требования на получение выручки в оговоренной сумме, причитающейся клиенту в оплату поставляемых инвестиционных товаров (имущества) по контракту (договору), заключенному между клиентом и его контрагентом (должником), как существующие, так и те, которые возникнут в будущем. Права требования передаются (уступаются) банку в целях обеспечения исполнения обязательств клиента по соглашению в соответствии с нормами главы 43 ГК РФ. Допускается дальнейшая беспрепятственная уступка прав требования и иных прав по договору, хотя стороны могут договориться о тех или иных предварительных согласовательных и (или) уведомительных процедурах.

Порядок исполнения договора

Незамедлительно после подписания договора о кредитовании под уступку денежного требования клиент обязан уведомить должников об уступке им прав требования и о том, что в соответствии с заключенным договором платеж, совершенный должником по контракту по требованию банка, будет являться надлежащим, а также предоставить банку копию такого уведомления и доказательства его вручения должнику. Права требования переходят к банку в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения клиентом любого из своих денежных обязательств перед банком по соглашению на тех условиях, которые будут существовать на момент их перехода. При наступлении указанного случая перехода банк уведомляет об этом клиента.

С момента получения клиентом уведомления о наступлении случая перехода прав требования они переходят к банку и клиент не вправе самостоятельно требовать от должника платежей по контракту до момента полного погашения клиентом задолженности по соглашению. Любое такое требование платежей может быть заявлено клиентом только при наличии письменного разрешения со стороны банка, и такие действия будут рассматриваться как совершаемые клиентом в качестве представителя банка в пределах полномочий, предоставленных банком в указанном письменном разрешении.

После наступления случая перехода права требования клиент не вправе без согласия банка распоряжаться денежными средствами, поступающими от должника по контракту на его счета, открытые в этом банке. В случае необходимости получения дополнительных разрешений государственных органов, предусмотренных действующим законодательством РФ, для исполнения договора клиент предоставляет банку право действовать от своего имени для выполнения всех необходимых действий и формальностей (с выдачей банку соответствующей доверенности по его требованию). Наряду с этим клиент безотзывно и безусловно предоставляет банку право в любой момент после наступления случая перехода прав требования без дополнительных распоряжений выполнить за клиента все действия, необходимые для осуществления действующих в период договора о финансировании мер валютного регулирования и контроля в отношении валютной выручки по контракту, поступающей на открытые в банке транзитные валютные счета клиента. При этом банк не несет ответственности перед клиентом за возможные убытки, связанные с осуществлением таких мер валютного регулирования и контроля, если только убытки не вызваны умыслом либо грубой неосторожностью со стороны банковских служащих.

Соотношение уступки прав требования и кредитного соглашения

Существенным является тот факт, что состоявшаяся уступка прав требования сама по себе не влечет за собой каких-либо изменений в правах и обязанностях сторон по кредитному соглашению, в том числе не затрагивает обязанности клиента погасить задолженность по соглашению в порядке и на условиях, в нем предусмотренных. Суммы, полученные банком по контракту, направляются им на погашение задолженности клиента по соглашению. Если таких сумм окажется недостаточно для полного погашения задолженности, то клиент остается ответственным за остаток задолженности. Если такие суммы превысят размер задолженности клиента по соглашению, банк будет обязан вернуть клиенту сумму превышения.

Обязанности клиента

— без предварительного письменного согласия банка не расторгать и не изменять контракт, не отказываться от прав требования, не уступать права требования третьим лицам, не передавать их в доверительное управление и не обременять их каким-либо иным образом;

— незамедлительно после заключения договора и соглашения предоставить банку заверенные копии контракта, документов, свидетельствующих о его исполнении, и иных документов, имеющих значение для осуществления прав требования, а немедленно после наступления случая перехода — подлинники таких документов;

— по требованию банка предоставлять иные документы и информацию, имеющие, по мнению банка, значение для осуществления прав требования.

Нормативно-правовые вопросы и способы их решения

Необходимо иметь в виду, что согласно превалирующей на российском банковском кредитном рынке оценке качества залогов, ранжированных по нисходящей, наиболее часто рассматриваемые в статье имущественные права оказываются на последнем месте, уступая таким видам залогового обеспечения, как ипотека, считающаяся наилучшим и в наибольшей степени обеспечивающим интересы кредитора видом залога. Далее следует любое другое ликвидное имущество (например, оборудование), хотя с его реализацией у банка могут возникнуть проблемы, и даже такой вид залога, который реально выполняет лишь функцию оптимизации резервов банка-кредитора, как товары в обороте. Представляется, что залог имущественных прав в широком смысле (это относится и к другим правам, например инвестиционным) и прав денежного требования в частности имеет недостаточно четкую процедуру обращения взыскания (действительно, как заставить контрагента платить банку, т.е. получить и юридически закрепить за собой эти права и, тем более, выполнив процедуру обращения взыскания, продать их третьему лицу?). Существуют как нормы Закона РФ от 29.05.1992 № 2872-1 «О залоге», регламентирующие порядок внесудебного взыскания, так и положения ГК РФ об уступке прав на основании соответствующего соглашения. Следовательно, закономерен вопрос: залог прав равнозначен уступке прав? Поэтому при отказе заемщика заключить такое соглашение (приравниваемое к соглашению о внесудебном порядке взыскания задолженности) контрагент, который не готов перечислять кредитору деньги или передавать имущество, может использовать эту некую двусмысленность законодательства о залоге и Гражданского кодекса. В этом случае банку придется обращаться в суд и требовать перевода на себя прав, а также совершать прочие длительные юридические процедуры (торги), за время которых являющиеся предметом залога права могут… «исчезнуть».

Тем не менее кредитование под залог прав и уступку денежного требования не противоречит нормам российского права и является нормальной, хотя и редко применяемой банковской практикой. При правильной организации данного вида кредитования поступающая выручка зачисляется на счет заемщика в обслуживающем банке и в безакцептном порядке списывается в погашение кредита. Поэтому чаще всего в качестве кредитного продукта используются кредитные линии.

Использование кредитных технологий, в основе которых лежат не «прописанные» или не имеющие надлежащей нормативно-правовой базы финансовые и другие обеспечительные инструменты, вызывает необходимость стыковки и гармонизации применяемых норм корпоративного права по российскому и зарубежному законодательству. Следует заметить, что понятие «обеспечительная уступка» применимо не только к случаям перехода от заемщика к кредитору прав денежного требования (дебиторской задолженности), но и целого ряда других прав заемщика, равно как и иных участников операции, вытекающих из соответствующих договоров и соглашений (банковские гарантии, поручительства, инжиниринговые, строительные и коммерческие контракты, толлинговые соглашения и др.).

Одной из применяемых на практике кредитных технологий с использованием обеспечительной уступки и залога прав денежного требования в отсутствие адекватной нормативной базы по российскому законодательству является совместная организация кредитования таких операций российскими банками и их партнерами — зарубежными финансовыми учреждениями. За российским банком-резидентом в этом случае закрепляются такие функции, как ведение текущих рублевых и валютных счетов заемщика и контроль за его финансовыми потоками по «работающим» экспортным контрактам, оформление паспортов экспортных сделок, формирование и управление имеющимся обеспечением в виде принадлежащих заемщику на правах собственности имущественных комплексов, оборудования и иных активов, проведение по поручению клиента конверсионных операций и др.

В рамках данной конструкции иностранный кредитный институт по согласованию с экспортером и российским банком-партнером может отвечать за структурирование и реализацию соглашений об обеспечительной уступке и залоге прав денежного требования с подчинением соответствующей договорной документации зарубежному праву, имеющих необходимую базу для регулирования правоотношений сторон по такого рода договорам. При этом на основании соответствующего соглашения между участниками операции являющаяся источником погашения кредита экспортная выручка предоставляемого российскому экспортеру кредита аккумулируется либо на корреспондентском счете «ностро» российского банка в иностранном банке, либо на счете, открываемом в иностранном банке непосредственно экспортером. Как правило, для таких банковских счетов устанавливается особый режим зачисления и списания денежных средств, вытекающий из соответствующей договорной (коммерческой) документации. Что же касается собственно кредитования, то при наличии принципиального одобрения заемщика этот вопрос решается уже на межбанковской основе: банки-партнеры определяются, кто из них и в каком объеме (соотношении) обеспечивает предоставление необходимых кредитных ресурсов. Это может быть и прямой кредит иностранного банка российскому экспортеру, и зарубежное фондирование кредита, предоставляемого заемщику российским банком, и финансирование клиента банками-партнерами на паритетных началах. Здесь важно сформировать четкую межбанковскую договорную базу и обеспечить слаженную работу банков-партнеров, с тем чтобы выдача денежных средств не опережала реальное возникновение и надлежащее юридическое оформление соответствующих видов обеспечения (т.е. использование кредита было бы возможно только при наличии надлежащего основания для оформления залоговых прав). Это особенно актуально, когда в качестве залога рассматриваются будущие права денежного требования, которые в тех или иных ситуациях могут и не возникнуть.

Рассмотренные кредитные технологии, в течение длительного времени успешно применяющиеся в международной банковской практике, представляется целесообразным шире использовать на российском банковском рынке. Такие технологии могут применяться финансовыми учреждениями как в качестве вторичного обеспечения кредита, так и автономно, в том числе при отсутствии какого-либо иного обеспечения кредита, если, тем не менее, по тем или иным причинам заинтересованность в финансировании сделки с данным клиентом у кредиторов имеется, а финансовое положение клиента, организация бизнеса, контрактная база и перспективы развития сотрудничества отвечают банковским требованиям, например, когда клиентами выступают предприятия и компании нефтяной и газовой промышленности. Другой возможностью может быть применение рассмотренных технологий кредитования в «пакете» с традиционными на российском кредитном рынке видами обеспечения, то есть их «встраивание» в качестве компонентов в более сложную и развернутую структуру обеспечения кредита. Такими видами обеспечения, а также финансовыми инструментами, усиливающими позицию кредиторов, могут, наряду с упомянутыми, являться, например, обязательства основных акционеров заемщика по поставкам собственной ликвидной продукции, наступающие ранее их прямых платежных обязательств в рамках договора поручительства, а также резервные кредиты, в течение определенного периода «страхующие» основного кредитора от сбоев в обслуживании задолженности и таким образом предоставляющие выигрыш во времени для урегулирования проблем с погашением кредита в случае их возникновения.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *