Договор о европейской безопасности 2008

Проект договора о европейской безопасности и «перезагрузка»

29 ноября на президентском официальном сайте был опубликован проект Договора о европейской безопасности, который Россия выносит на международное обсуждение. В Афинах прошла министерская встреча ОБСЕ, в рамках которой российский проект был встречен крайне прохладно.

Проект договора содержит нормы, о которых президент не раз говорил ранее. Сама идея, напомним, была озвучена 5 июня 2008 года и с тех пор, Москва не раз поднимала тему на переговорах и встречах высокого уровня: прежде всего двусторонних. В договоре говорится, что «участники сотрудничают на основе принципов неделимой и равной безопасности, ненанесения ущерба безопасности друг друга». «Любые меры в области безопасности, принимаемые каждым Участником настоящего Договора индивидуально либо совместно с другими Участниками, в том числе в рамках международной организации, военного союза или коалиции, осуществляются с учетом интересов безопасности всех других Участников». Эта норма прямо направлена против расширения НАТО, против возможностей использования силы в одностороннем порядке (например, как это делали США в отношении Ирака), против размещения элементов ПРО в Восточной Европе и реально принуждает США к безусловному учету мнения России в этом вопросе.

Некоторые положения расцениваются экспертным сообществом как утопичные. В договоре, например, говорится, что «участник Договора, являющийся членом военных союзов, коалиций или организаций, добивается того, чтобы такие союзы, коалиции и организации соблюдали принципы, содержащиеся в Уставе ООН, … и чтобы решения, принимаемые в рамках таких союзов, коалиций и организаций, не затрагивали существенным образом безопасность одного или нескольких Участников Договора». В Договоре предусмотрена возможность запроса информации его участниками о решениях, которые готовятся в альянсах или союзах. В таком случае, Россия вправе потребовать сведения о решениях, обсуждаемых в НАТО.

В случае нарушения договоренностей, по мнению одного из участников, Москва предлагает проводить консультации или Конференции. Однако что дальше, неясно. В Договоре также фактически вводится мораторий на военные действия против любого другого участника, кроме случая самообороны. Договор открыт для подписания всеми государствами евроатлантического и евразийского пространства от Ванкувера до Владивостока, а также ЕС, ОБСЕ, ОДКБ, НАТО, СНГ.

После обнародования проекта первую реакцию можно было понять в рамках открывшегося в Афинах заседания Совета глав МИД стран—членов ОБСЕ. На встрече отсутствовали госсекретарь США Хиллари Клинтон и глава британского МИДа Дэвид Милибэнд. Это было расценено прессой как демонстрация прохладного отношения к повестке дня заседания. Те главы МИДов, которые выступали, отнеслись к российской инициативе также более чем прохладно, а то и критично. Как пишет «Коммерсант», когда заседание началось, те, кто еще несколько минут назад ожесточенно критиковал российскую инициативу, вдруг утратили к ней всякий интерес. Большинство глав МИД стран ЕС, которые один за другим выступали на заседании, соглашались с тем, что архитектура европейской безопасности нуждается в совершенствовании. Но при этом старались не упоминать проект договора, разосланный накануне Москвой во все европейские столицы. Те из них, кто все же упоминал о нем, делали это лишь для того, чтобы указать на слабые места инициативы президента Медведева.

Так, глава МИД Франции Бернар Кушнер начал свое выступление с замечания о том, что, несмотря на разговоры об укреплении общей безопасности, конфликт в Грузии до сих пор так и не урегулирован. Более того, он напомнил, что в этом году из этого региона выдворили наблюдателей от ОБСЕ. По мнению французского министра, европейская безопасность немыслима, во-первых, без разработки механизма предотвращения конфликтов, во-вторых, без установления контроля над обычными вооружениями, в-третьих, без соблюдения прав человека и, наконец — без эффективного реагирования на новые угрозы вроде торговли людьми и организованной преступности. Обо всем этом и впрямь не упоминается в российской инициативе, которая в основном сводится к тому, что любая страна всегда должна учитывать интересы другой, особенно в вопросах безопасности.

Но более определенно в комментарии «Коммерсанту» высказался один из дипломатов, отказавшийся назвать свое имя и страну. По его мнению, российская инициатива почти не имеет шансов быть воплощенной в жизнь. «Никто не позволит Москве осуществить ее замысел и так перестроить систему европейской безопасности, чтобы получить право вето при решении ключевых для Европы вопросов. Хватит того, что Россия уже обладает подобным правом в ООН», — отметил дипломат.

В то же время Россия получила пока публичную поддержку со стороны Италии. «Президент Медведев направил мне письмо, и я оценил его высоко. Мы изучаем этот документ. Завтра НАТО начнет изучать. В любом случае, у моего правительства есть хорошая оценка этой инициативы»,— заявил Сильвио Берлускони по итогам переговоров с Медведевым 3 декабря, за день до начала Совета Россия-НАТО. Медведев, в свою очередь, отметил, что российский проект перестает рассматриваться как «антиантовская затея». «Хельсинки было давно. Надо обновлять институты и создавать новые конструкции, которые должны обеспечивать каркас новой безопасности», — подытожил Дмитрий Медведев. Похоже, что Италия хочет подтвердить свои теплые отношения с Россией, но при этом Берлускони вряд ли будет идти на конфликт с большинством европейцев.

На фоне такой холодной встречи совершенно неожиданными для России оказались проблемы в отношениях НАТО. Появилась информация, будто Канада заблокировала принятие документов, подготовленных к заседанию Совета Россия-НАТО. Канада опровергла это, и полпред России в Североатлантическом альянсе Дмитрий Рогозин позднее признал, что ситуация выправляется. Однако по некоторым данным, проблемы на натовском направлении проявились именно как реакция Запада и, прежде всего, США на инициативу Медведева – тем более что по другим вопросам взаимодействия также есть сложности. Так, не удалось подготовить проект нового договора об СНВ к 5 декабря, когда закончился срок действия старого. Хотя после телефонного разговора Медведева и Обамы стороны договорились придать переговорам «дополнительный импульс», а советник американского президента по вопросам национальной безопасности Джеймс Джонс заявил, что подписание договора – вопрос нескольких дней или пары недель (пока президенты договорились действовать в духе договора вплоть до подписания нового).

В то же время само заседание Совета Россия-НАТО прошло достаточно успешно, и все документы, которые удалось согласовать, приняты. Были одобрены три документа. Первый, как пояснил Рогозин, предполагает дать поручение глав МИД послам России и НАТО «провести совместный анализ угроз безопасности, который должен выявить, что Россия и Запад не представляют угрозы друг для друга». По словам постпреда, в этот документ должна войти и проблематика противоракетной обороны. Второй документ содержит рекомендации по приданию эффективности работе Совета и третий – это план сотрудничества на 2010 год. «В НАТО в настоящее время идет борьба с бюрократией, — сказал Рогозин. — Соответственно те рабочие группы, которые нецелесообразны, будут выноситься за скобки, а напротив будут создаваться новые направления, в частности, касающиеся борьбы с пиратством и проблематики Афганистана».

Договор о европейской безопасности на сегодняшний момент является проектом российского президента, призванным продемонстрировать в публичном пространстве способность России выдвигать масштабные инициативы. Поэтому прохладное отношение к нему со стороны большинства европейских лидеров (их не устраивает первоначальная «запросная» позиция российской стороны, сформулированная в документе) не приводит к ухудшению отношений России и Европы. В дальнейшем возможны корректировки этой инициативы с целью достижения компромисса, но сейчас более актуальный характер носят другие проблемы. Впервые после прихода на пост президента Барака Обамы наблюдается некоторое похолодание в отношениях между Россией и США, что связано с пробуксовкой в последние недели переговоров по СНВ. При этом стороны стремятся сохранить диалог и все же выйти до конца года на подписание нового договора по СНВ.

Татьяна Становая – руководитель аналитического департамента Центра политических технологий

Учредитель — ЗАО «Политические технологии»

© Информационный сайт политических комментариев «Политком.RU» 2001-2018

Об инициативе Российской Федерации по заключению Договора о европейской безопасности

Материал к выступлению на конференции «Новые вызовы партнерским отношениям ЕС и России» (12 апреля 2010 г., Брюссель)

Уважаемые организаторы конференции, дамы и господа!

Позвольте поблагодарить руководство Фонда «Единство России» и Фонда «Русский мир» за предоставленную возможность выступить с докладом, чтобы представить российское видение нынешнего состояния системы безопасности в евроатлантическом регионе и возможности выправления имеющихся здесь изъянов.

Мне как Постоянному представителю Российской Федерации при Европейском Союзе по долгу службы предоставляются широкие возможности участия в международных дискуссиях по этой тематике. И я должен констатировать, что эти обсуждения подтвердили общую превалирующую неудовлетворенность — по разным причинам — нынешним состоянием дел с архитектурой евробезопасности. Растет, причем в том числе и на высоком уровне, понимание того, что сложившаяся система отношений в сфере безопасности несовершенна и что ее нынешние механизмы принятия решений нуждаются в реформировании. На евроатлантическом пространстве действует множество организаций, нацеленных на решение задач, связанных с современными вызовами безопасности. Но проблема в том, что отсутствуют как общая стратегия, так и единые международно-правовые стандарты их решения.

Именно поэтому Президент России Д.А.Медведев выступил в июне 2008 г. с инициативой заключения нового системообразующего документа – юридически обязывающего Договора о европейской безопасности (ДЕБ).

Другие публикации:  Проживание в брюсселе

Высокий представитель ЕС К.Эштон, вступая в феврале с.г. на 46-й Международной конференции по безопасности в Мюнхене, подтвердила открытость Евросоюза к обсуждению идей, заложенных в российский проект ДЕБ. Мы также обратили внимание на ее верные оценки о том, что нынешним панъевропейским структурам безопасности недостает легитимности и эффективности.

Именно о легитимности идет речь в российском проекте Договора, в котором предлагается закрепить обязательство о недопустимости укрепления собственной безопасности в ущерб безопасности других, а также зафиксировать механизм реализации принципа неделимости безопасности.

Нам нередко задают вопрос: почему нельзя добиться этого в рамках существующих структур?

Ответ очень прост. Европейский Союз, НАТО, ОДКБ, СНГ – все эти структуры представляют собой организации для обеспечения безопасности исключительно входящих в них стран. Идея же ДЕБ состоит в том, чтобы создать общие рамки безопасности для всех без исключения государств.

Мы сознательно не навязываем партнерам готовые рецепты. Проект Договора, направленный в ноябре 2009 г. главам государств и правительств всех стран евроатлантического региона, а также руководителям организаций, занимающихся вопросами безопасности на евроатлантическом пространстве, – это прежде всего приглашение к предметному диалогу, анализу причин функциональных сбоев нынешней системы. Иными словами, мы открыты к предложениям по конкретным элементам проекта Договора.

Хотел бы в этой связи отметить, что в начале ДЕБ мыслился и разрабатывался как комплексный документ, охватывающий все основные аспекты «жесткой» безопасности. Однако с учетом состоявшихся международных дискуссий и реакции партнеров проект Договора теперь сфокусирован на главной системообразующей теме — принципе неделимости безопасности, предусматривающем, что ни одна страна не должна укреплять свою безопасность за счет безопасности других.

От западных партнеров мы нередко слышим, что главной опорой безопасности в регионе является НАТО. Несомненно, это важная международная организация. Но проблема в том, что возведенный в абсолют натоцентризм или любой другой «центризм» никогда не сможет стать универсальным средством укрепления безопасности. Кроме того, все мы реалисты и понимаем, что немало стран нашего региона все равно останется вне НАТО. И будут задаваться резонным вопросом, как им реализовать свое неотъемлемое право на равную безопасность.

Вопрос стоит принципиально: по-прежнему ли в евроатлантическом сообществе разделяют и поддерживают основополагающий принцип неделимости безопасности? Если ответ, как мы надеемся, «да», то что мешает переподтвердить уже принятые политические обязательства в юридически обязывающей форме?

Мы не собираемся искусственно форсировать процесс – нужно набрать необходимую «критическую массу» политической воли. Но процесс должен быть инклюзивным, включать все международные факторы – как государства, так и организации.

Отсюда логично возникает вопрос – какая площадка могла бы быть оптимальной для дискуссий и переговоров по ДЕБ? Формальный подход говорит в пользу ОБСЕ – она является хранительницей основных принципов и обязательств в области межгосударственных отношений на евроатлантическом пространстве, ее страновой состав покрывает весь регион. ОБСЕ является универсальной организацией, и это никто не подвергает сомнению. Однако в реальности в своем нынешнем состоянии ОБСЕ неспособна решить столь актуальную задачу. Причины очевидны – эгоизм отдельных стран или групп стран в отношении Организации, использование ее ресурса для решения исключительно национальных или блоковых задач. Наконец, ОБСЕ не обладает правоспособностью, и поэтому ее возможности весьма ограничены. Полностью отдавать в таких условиях ДЕБ на откуп ОБСЕ было бы по меньшей мере опрометчиво.

Поэтому считаем важным задействовать для обсуждения проекта ДЕБ все имеющиеся на нашем пространстве многосторонние диалоговые форматы. Оптимально, чтобы Договор согласовывался на независимой площадке с участием государств и международных организаций (Евросоюза, НАТО, ОБСЕ, ОДКБ, СНГ). Хотел бы также подчеркнуть, что российский документ имеет самостоятельное значение по отношению к «корфускому процессу», который развивается в рамках ОБСЕ и нацелен на повышение эффективности этой организации. «Процесс Корфу» появился как реакция на российскую инициативу ДЕБ, и это – пересекающиеся, но не заменяющие друг друга треки.

По обобщении поступающих на российскую инициативу откликов планируем провести с партнерами консультации о дальнейшей организации предметной работы, включая определение оптимальной переговорной площадки с учетом круга участников Договора.

В этом плане весьма полезной была бы встреча руководителей действующих в сфере евроатлантической безопасности международных организаций — Евросоюза, НАТО, ОБСЕ, ОДКБ и СНГ — для сопоставления позиций о путях формирования в евроатлантике неделимого пространства безопасности.

Исходим также из того, что р оссийские предложения могут стать основой для развития системного конструктивного диалога по широкому спектру вопросов безопасности – контроль над вооружениями и меры доверия, налаживание взаимодействия между всеми организациями и факторами, действующими в области евроатлантической безопасности, выработка общих подходов к урегулированию конфликтов, а также к противодействию глобальным угрозам безопасности.

Здесь мы видим немало точек соприкосновения с Евросоюзом, наличие перспективных направлений для совместных усилий.

Сегодня, конечно, рано предопределять окончательный вид будущего Договора о европейской безопасности. На нынешнем этапе главное – это нацеленный на результат переговорный процесс, в ходе которого стороны должны найти общий язык и договориться по самым чувствительным проблемам. Именно это необходимо для оздоровления общей атмосферы и укрепления доверия в регионе.

Владимир ЧИЖОВ,
Постоянный представитель Российской Федерации
при Европейском Союзе

Проект Договора о европейской безопасности

5 июня 2008 года Президент России выступил с инициативой о разработке Договора о европейской безопасности. Её суть – создать в области военно-политической безопасности в Евро-Атлантике единое, неразделённое пространство, чтобы окончательно разделаться с наследием «холодной войны». С этой целью Дмитрий Медведев предложил закрепить в международном праве принцип неделимости безопасности. Речь идёт о юридическом обязательстве, в соответствии с которым ни одно государство и ни одна международная организация в Евро-Атлантике не могут укреплять свою безопасность за счёт безопасности других стран и организаций.

По итогам состоявшихся за последний год обсуждений на различных многосторонних площадках российская сторона подготовила проект договора о евробезопасности. Президент России направил его руководителям соответствующих стран, а также исполнительным главам международных организаций на евро-атлантическом пространстве: НАТО, Евросоюз, ОДКБ, СНГ, ОБСЕ. Д.Медведев подчеркнул, что мы открыты к предложениям по существу нашей инициативы и рассчитываем на позитивный отклик партнёров и начало предметного разговора по конкретным элементам проекта договора, текст которого приводится ниже.

ДОГОВОР О ЕВРОПЕЙСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

Участники настоящего Договора,

стремясь развивать отношения в духе дружбы и сотрудничества в соответствии с международным правом;

руководствуясь принципами, содержащимися в Уставе Организации Объединенных Наций, Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций 1970 г., Хельсинкском Заключительном акте Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 г., а также положениями Манильской декларации о мирном разрешении международных споров 1982 г., Хартии Европейской безопасности 1999 г.;

напоминая о недопустимости в их взаимных, как и в целом в международных отношениях, применения силы или угрозы силой как против территориальной целостности или политической независимости любого государства, так и каким‑либо другим образом, несовместимым с целями и принципами Устава Организации Объединенных Наций;

признавая и поддерживая роль Совета Безопасности Организации Объединенных Наций, на который возложена главная ответственность за поддержание международного мира и безопасности;

признавая необходимость объединения усилий для эффективного реагирования на современные вызовы и угрозы безопасности в глобализированном и взаимозависимом мире;

имея в виду создать действенные и оперативно запускаемые механизмы взаимодействия для урегулирования возникающих вопросов и разногласий, снятия озабоченностей, выработки адекватной реакции на вызовы и угрозы в области безопасности,

договорились о нижеследующем:

В соответствии с настоящим Договором его Участники сотрудничают на основе принципов неделимой и равной безопасности, ненанесения ущерба безопасности друг друга. Любые меры в области безопасности, принимаемые каждым Участником настоящего Договора индивидуально либо совместно с другими Участниками, в том числе в рамках международной организации, военного союза или коалиции, осуществляются с учетом интересов безопасности всех других Участников. В целях реализации этих принципов и укрепления безопасности друг друга Участники действуют в соответствии с настоящим Договором.

1. Участник настоящего Договора не осуществляет действий или мероприятий, существенно затрагивающих безопасность одного или нескольких Участников настоящего Договора, не участвует в них или не поддерживает их.

2. Участник настоящего Договора, являющийся членом военных союзов, коалиций или организаций, добивается того, чтобы такие союзы, коалиции и организации соблюдали принципы, содержащиеся в Уставе Организации Объединенных Наций, Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций, Хельсинкском заключительном акте, Хартии европейской безопасности и других документах по безопасности и сотрудничеству в Европе, принятых в Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе, а также статье 1 настоящего Договора, и чтобы решения, принимаемые в рамках таких союзов, коалиций и организаций, не затрагивали существенным образом безопасность одного или нескольких Участников настоящего Договора.

3. Участник настоящего Договора не допускает использования его территории, а также не использует территорию другого Участника в целях подготовки или осуществления вооруженного нападения против одного или нескольких Участников настоящего Договора, или иных действий, существенно затрагивающих безопасность другого Участника или нескольких Участников настоящего Договора.

Другие публикации:  Пособия для беременных и молодых мам

1. Участник настоящего Договора вправе по дипломатическим каналам или через Депозитария обратиться к другому Участнику с запросом о предоставлении информации относительно принимаемых этим другим Участником существенных мер законодательного, административного или организационного характера, которые, по мнению запрашивающего Участника, затрагивают его безопасность.

2. О запросе, упомянутом в пункте 1 настоящей статьи, и содержании ответа на него Участники информируют Депозитария, который доводит эту информацию до сведения других Участников.

3. Ничто в настоящей статье не препятствует Участникам предпринимать иные действия, обеспечивающие открытость и взаимное доверие в их взаимоотношениях.

Учреждается следующий механизм рассмотрения вопросов, затрагивающих предмет настоящего Договора, а также разногласий и споров, которые могут возникнуть между его Участниками в связи с его толкованием и применением:

а) консультации Участников;

b) Конференция Участников;

c) Чрезвычайная Конференция Участников.

1. Участник настоящего Договора, по мнению которого существует нарушение или угроза нарушения его положений другим Участником или Участниками, либо у которого имеется любой иной вопрос, касающийся предмета настоящего Договора и требующий, по его мнению, рассмотрения его совместно с другим Участником или Участниками, может направить предложение о проведении консультаций Участнику или Участникам, которых он сочтет заинтересованными в рассмотрении вопроса. Информация о таком предложении одновременно доводится его автором до сведения Депозитария, который информирует о нем всех Участников.

2. Такие консультации начинаются как можно ранее, но не позднее (…) дней со дня, когда Участник получит соответствующее предложение, если в нем не будет указан более поздний срок.

3. Любой Участник, который не был приглашен принять участие в консультациях, вправе принять в них участие по собственной инициативе.

1. Любой участник консультаций, указанных в статье 5 настоящего Договора, вправе после их проведения предложить Депозитарию созвать Конференцию Участников с целью рассмотрения вопроса, бывшего предметом упомянутых консультаций.

2. Конференция Участников созывается Депозитарием, если предложение о ее проведении поддерживается не менее чем (двумя) Участниками настоящего Договора, в течение (…) дней после получения соответствующего запроса.

3. Конференция Участников является правомочной, если в ней участвуют не менее двух третей Участников настоящего Договора. Решения Конференции Участников принимаются консенсусом и являются обязательными.

4. Конференция Участников принимает свои правила процедуры.

1. Если произойдет вооруженное нападение на Участника настоящего Договора или возникнет угроза такого нападения, незамедлительно осуществляются действия, предусмотренные пунктом 1 статьи 8 настоящего Договора.

2. Без ущерба для положений статьи 8 настоящего Договора Участник вправе рассматривать вооруженное нападение на другого Участника как вооруженное нападение на него самого. В порядке осуществления права на самооборону в соответствии со статьей 51 Устава Организации Объединенных Наций он вправе предоставить Участнику, на которого совершено вооруженное нападение, с его согласия, необходимую помощь, включая военную, до тех пор, пока Совет Безопасности Организации Объединенных Наций не примет мер, необходимых для поддержания международного мира и безопасности. О мерах, принятых Участниками настоящего Договора при осуществлении права на самооборону, незамедлительно сообщается Совету Безопасности Организации Объединенных Наций.

1. В случаях, предусмотренных статьей 7 настоящего Договора, Участник, на которого совершено вооруженное нападение или в отношении которого существует угроза такого нападения, информирует об этом Депозитария, который незамедлительно созывает Чрезвычайную Конференцию Участников для определения необходимых коллективных мер.

2. В случае отсутствия у Участника, подвергшегося вооруженному нападению, возможности информировать об этом Депозитария, любой другой Участник вправе обратиться к Депозитарию с требованием о созыве Чрезвычайной Конференции Участников, в каковом случае применяется процедура, предусмотренная в пункте 1 настоящей статьи.

3. По решению Чрезвычайной Конференции Участников на нее могут быть приглашены третьи государства и международные организации и иные заинтересованные стороны.

4. Чрезвычайная Конференция Участников является правомочной, если в ней участвуют не менее четырех пятых Участников настоящего Договора. Решения Чрезвычайной Конференции Участников принимаются единогласно и являются обязательными. В случае если вооруженное нападение совершено Участником настоящего Договора либо от него исходит угроза такого нападения, голос этого Участника не включается в общее число голосов Участников при принятии решения.

5. Чрезвычайная Конференция Участников принимает свои правила процедуры.

1. Настоящий Договор не затрагивает и не будет толковаться как затрагивающий главную ответственность Совета Безопасности Организации Объединенных Наций за поддержание международного мира и безопасности, а также права и обязательства Участников, вытекающие из Устава Организации Объединенных Наций.

2. Участники настоящего Договора подтверждают, что их обязательства, вытекающие из других действующих на дату подписания настоящего Договора международных соглашений в области безопасности, не противоречат настоящему Договору.

3. Участники настоящего Договора не принимают международных обязательств, которые не совместимы с настоящим Договором.

4. Настоящий Договор не затрагивает права любого Участника на нейтралитет.

Настоящий Договор открыт для подписания с (…) по (…) в (…) всеми государствами евроатлантического и евразийского пространства от Ванкувера до Владивостока и следующими международными организациями: Европейским союзом, Организацией по безопасности и сотрудничеству в Европе, Организацией Договора о коллективной безопасности, Организацией Североатлантического договора, Содружеством Независимых Государств.

1. Настоящий Договор подлежит ратификации подписавшими его государствами и утверждению или принятию подписавшими его международными организациями. Соответствующие уведомления об этом передаются Депозитарию, которым является Правительство (…).

2. Международная организация в уведомлении о принятии или утверждении настоящего Договора очерчивает сферу своей компетенции в отношении регулируемых Договором вопросов.

Упомянутая международная организация незамедлительно сообщает Депозитарию о любом соответствующем изменении сферы своей компетенции.

3. Государства, указанные в статье 10 настоящего Договора, которые не подписали его в период, указанный в той же статье, могут присоединиться к настоящему Договору путем передачи соответствующего уведомления Депозитарию.

1. Настоящий Договор вступает в силу через (десять) дней с даты сдачи на хранение Депозитарию (двадцать пятого) уведомления в соответствии с его статьей 11.

2. Для каждого государства или международной организации, которые ратифицируют, принимают или утверждают настоящий Договор или присоединяются к нему после сдачи на хранение Депозитарию (двадцать пятого) уведомления о ратификации, принятии, утверждении или присоединении, настоящий Договор вступает в силу на (десятый) день после даты сдачи на хранение Депозитарию таким государством или организацией соответствующего уведомления.

1. К настоящему Договору после его вступления в силу с согласия всех Участников настоящего Договора может присоединиться любое государство и любая международная организация путем передачи соответствующего уведомления Депозитарию.

2. Для присоединяющегося государства или международной организации настоящий Договор вступает в силу через (180) дней с даты сдачи на хранение Депозитарию документа о присоединении при условии, что за указанный период ни один из Участников не направит письменного уведомления Депозитарию о своем возражении против такого присоединения.

Каждый Участник вправе выйти из настоящего Договора, если он решит, что относящиеся к содержанию настоящего Договора исключительные обстоятельства поставили под угрозу его высшие интересы. О намерении выйти из настоящего Договора Участник сообщает Депозитарию не менее чем за (…) дней до предполагаемого выхода. В уведомление, направляемое Депозитарию, Участник включает заявление об исключительных обстоятельствах, которые этот Участник рассматривает как поставившие под угрозу его высшие интересы.

Европейская безопасность Медведева

В конце ноября российский президент представил проект Договора о европейской безопасности. С помощью этого документа Москва хочет участвовать в принятии решений, касающихся политики безопасности в Европе. Однако договор (в том виде, в каком он сейчас есть) больше отвечает интересам Москвы, а не интересам Европы и США.

Американского президента Барака Обаму и российского президента Дмитрия Медведева объединяет, как минимум, одна вещь. Оба они во главу своей внешнеполитической программы поставили очень амбициозные проекты. Президент Обама мечтает попасть в историю международных отношений как пионер всемирного ядерного разоружения. Эту концепцию он представил в этом году во время визита в Прагу, и на первом этапе она заключается в новой позиции по отношению к ядерной программе Ирана, адаптации противоракетной системы и подписании нового российско-американского договора о сокращении стратегических ядерных вооружений. Российский коллега Обамы выступил с менее масштабным, но не менее интересным проектом. Он постарается изменить невыгодное для России положение дел в принятии решений о европейской безопасности с помощью «нового Хельсинского заключительного акта».

После окончания Холодной войны Москва принялась решать проблему утраты влияния на решения по вопросам безопасности на европейском континенте. После распада восточного блока Кремль лишился большинства инструментов, с помощью которых можно было влиять на политику безопасности в Европе, а новых инструментов и способов не появилось. Постепенное вступление бывших членов Варшавского договора в Североатлантический альянс усугубляло положение. Россия сначала считала это личным делом каждого государства. Но поскольку альянс не реформировался, а его роль усиливалась в ущерб ОБСЕ и ООН, отношение Москвы к НАТО становилось все негативнее.

Ничего не изменилось даже с появлением Совета Россия-НАТО. Совет обладает только консультативной функцией и не может ни участвовать в принятии решений альянса, ни влиять на этот процесс. Впрочем, у НАТО тоже нет средств, с помощью которых можно влиять на решения Москвы. Этот стало критическим фактором во время косовского конфликта в 1999 году и во время кавказского конфликта в 2008. Ни у одной из сторон не было действенного механизма, который позволил бы избежать эскалации конфликта. Наоборот, односторонне продвижение собственных интересов привело к охлаждению взаимоотношений.

Другие публикации:  Договор подряда на изготовление окон

Усилить свою роль на европейском континенте России не помогла даже основанная в начале 90-х годов Организация Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), аналогия НАТО на постсоветском пространстве. Изначально сообщество должно было функционировать как военно-политическая организация, объединяющая бывшие республики СССР. Однако в ОДКБ вошли только Россия, Белоруссия, Армения, Казахстан, Киргизия, Таджикистан и Узбекистан. Например, Молдавия отказалась от членства из-за участия России в приднестровском конфликте, Украина решила ограничиться только военно-техническим сотрудничеством. Таким образом, ОДКБ оказалась скорее азиатским, а не европейским образованием. Важен и тот факт, что Северо-Атлантический альянс до сих пор не начал сотрудничать с организацией на официальном уровне.

Чтобы изменить эту неприятную ситуацию, Москва вышла с предложением трансформировать архитектуру европейской безопасности с помощью нового договора. Российский президент впервые представил эту инициативу во время своего официального визита в Германию в июне 2008 года. Текст договора был представлен в конце ноября этого года.

Документ предполагает создание организации коллективной безопасности, в которую войдут «все страны, находящиеся на евроатлантической и евроазиатской территории от Ванкувера до Владивостока», и такие объединения, как Европейский союз, ОБСЕ, ОДКБ, НАТО и СНГ. Цель организации должна заключаться в «регулировании возникающих вопросов и противоречий, снижении недоверия, выработке адекватной реакции на вызовы и угрозы в области безопасности». Достижению этой цели должен способствовать не только исполнительный орган в виде Конференции участников, принимающей на основании консенсуса обязательные для исполнения решения, но и отдельные пункты договора.

Участник договора, например, обязуется проводить такую политику или участвовать только в таких мероприятиях, которые бы существенно не затрагивали безопасность другого участника. Точно так же принимаемые организацией решения не должны оказывать принципиальное влияние на безопасность какого-либо участника. Государство, подписавшее договор, не может предоставлять свою территорию для подготовки или осуществления вооруженного нападения против другого участника договора. Агрессия против одного из участников может быть расценена другими участниками как агрессия против них самих.

Из приведенных выше пунктов становится очевидно, что такая форма коллективной безопасности в первую очередь выгодна России. Если участниками договора станут «все страны от Ванкувера до Владивостока», это поможет Москве решить большинство острых вопросов в области безопасности. Благодаря статье о запрете предоставлять территорию для подготовки или осуществления вооруженного нападения против одного из участников Кремль может избавиться от такой опасности, как размещение американской системы противоракетной обороны в Европе. Благодаря пункту о соблюдении интересов безопасности всех участников при принятии решений в других организациях Москва может потребовать от НАТО завершить процесс расширения, поскольку Кремль считает это угрозой своей безопасности.

В то же время не совсем ясно, что Европа и США получат взамен, и как договор повлияет на архитектуру европейской безопасности. Помимо ОБСЕ возникнет еще одна организация с похожими задачами, причем договор не определяет, какая роль отводится ОБСЕ в будущем. Согласно договору, единственный орган, на который возложена «главная ответственность за поддержание международного мира и безопасности», — это Совет Безопасности ООН. Таким образом, Россия может попытаться ограничить влияние организации, которая часто критикует ее политику.

Очевидно, что договор направлен на ослабление роли НАТО (и США) как исключительного гаранта безопасности в Европе. Ведь, согласно договору, Североатлантический альянс должен подчиняться требованиям русских. Такое впечатление производит пункт договора, на основании которого Москва может потребовать прекратить расширение альянса. Антинатовской можно посчитать и упоминание о коллективной обороне. Основным поводом для вступления в НАТО помимо возможности причислить себя к евроатлантической цивилизации является пятая статья Вашингтонского договора. Если НАТО лишить исключительного права на коллективную оборону, альянс может потерять вес в глазах своих нынешних и будущих членов.

Сейчас идут разговоры о том, а будет ли Москва соблюдать договор, если, например, ее попросят отозвать российскую армию из Приднестровья, Южной Осетии, Абхазии или Крыма? Молдавия, Грузия и Украина традиционно негативно относятся к присутствию российских войск на своей территории (в случае первых двух стран речь идет о территории де-юре). Москва таким образом, наоборот, сохраняет стратегическое влияние в данной области, и неясно, согласится ли она с подобными требованиями. То есть договор может развалиться еще до того, как будет доказана его жизнеспособность.

Проект Договора о Европейской безопасности Медведева в каком-то смысле является шагом в правильном направлении, ведь сегодняшняя архитектура безопасности не отвечает международным отношениям, сложившимся после «холодной» войны. Тем не менее, США и Европа, особенно те страны, которые до сих пор воспринимают Москву как угрозу своей безопасности, не согласятся с предложенным договором, который означает усиление влияния России. Для того чтобы договориться, Кремлю придется предложить своим партнерам определенные гарантии. Как минимум отменить мораторий 2007 года на Договор об обычных вооружениях в Европе или вывести войска из непризнанных республик.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Договор о европейской безопасности: краткий анализ Проекта документа

5 июня 2008 года Президент России выступил с инициативой о разработке Договора о европейской безопасности. Её суть – создать в области военно-политической безопасности в Евро-Атлантике единое, неразделённое пространство, чтобы окончательно разделаться с наследием «холодной войны».

В соответствии с настоящим Договором его Участники сотрудничают на основе принципов неделимой и равной безопасности, ненанесения ущерба безопасности друг друга.

Участник настоящего Договора не допускает использования его территории, а также не использует территорию другого Участника в целях подготовки или осуществления вооруженного нападения против одного или нескольких Участников настоящего Договора. Участник настоящего Договора вправе по дипломатическим каналам или через Депозитария обратиться к другому Участнику с запросом о предоставлении информации относительно принимаемых этим другим Участником существенных мер законодательного, административного или организационного характера, которые, по мнению запрашивающего Участника, затрагивают его безопасность. Учреждается следующий механизм рассмотрения вопросов, затрагивающих предмет настоящего Договора, а также разногласий и споров, которые могут возникнуть между его Участниками в связи с его толкованием и применением:

а) консультации Участников;

b) Конференция Участников;

c) Чрезвычайная Конференция Участников.

Участник вправе рассматривать вооруженное нападение на другого Участника как вооруженное нападение на него самого. Участник, на которого совершено вооруженное нападение или в отношении которого существует угроза такого нападения, информирует об этом Депозитария, который незамедлительно созывает Чрезвычайную Конференцию Участников для определения необходимых коллективных мер.

По решению Чрезвычайной Конференции Участников на нее могут быть приглашены третьи государства и международные организации и иные заинтересованные стороны. Настоящий Договор не затрагивает и не будет толковаться как затрагивающий главную ответственность Совета Безопасности Организации Объединенных Наций за поддержание международного мира и безопасности, а также права и обязательства Участников, вытекающие из Устава Организации Объединенных Наций.

Настоящий Договор открыт для подписания с … по … в…… всеми государствами евроатлантического и евразийского пространства от Ванкувера до Владивостока и следующими международными организациями: Европейским союзом, Организацией по безопасности и сотрудничеству в Европе, Организацией Договора о коллективной безопасности, Организацией Североатлантического договора, Содружеством независимых государств. Настоящий Договор вступает в силу через десять дней с даты сдачи на хранение Депозитарию двадцать пятого уведомления в соответствии с его статьей 11.

Основные положения проекта российского договора сводятся к тому, что ни одно государство не может иметь исключительных прав на поддержание мира в Европе, то есть Москва предлагает закрепить в международном праве принцип неделимости безопасности. Проект требует от его участников взаимного уважения интересов безопасности своих партнеров, а также предусматривает готовность стран, подписавших документ, встать на защиту других участников договора в случае нападения на них третьих стран. Почему против него выступает Вашингтон – понятно. «Большие ребята» из военно-промышленного комплекса США пуще огня боятся, что в один прекрасный день принципиальные вопросы на Европейском континенте начнут решаться без них

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *